Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Понедельник, 06.12.2021, 14:23
1

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Мукосьены » *Без названия* (почеркушки по фф)
*Без названия*
MucosienaДата: Суббота, 05.01.2013, 20:22 | Сообщение # 1
Уч-к Советов. Фотошопер, писатель, калякер-малякер
Группа: Участники Советов
Сообщений: 67
Здесь хранятся мои основные почеркушки по фанфику, который я хочу написать. Фэндом - КВ со своими персонажами. Но КВ не обычные, а с примесью магии и гениев-ученых.
ГГ будет двое - Саманта, искусственно выведенная экстра-кошка, и Орленок, уроженец племени Теней, физически отсталая личность, получившая дар видеть будущее во сне по своему желанию, а не случаянным образом.
Саманту выводят ученые, подсадив эмбрион более раннему объекту. У родившейся кошки очень сильно развит мозг, ученые считают, что она сможет за кратчайшие сроки выучить людской язык. Но во внешности Саманты появились деффекты - ее глаза пугающе-белого цвета, хотя и неплохо видят, а когти чрезмерно длинные, и растут с угрожающей быстротой, и у нее есть один очень значимый и болезненный факт жизни, о котором я пока не расскажу с: Самантой кошку назвал один из ученых, другие называют ее "Объектом-64". Узнав правду про себя, обозленная на весь мир Саманта убегает в лес, и натыкается на племя Теней. Предводитель принимает кошку к себе, впечатленный длиной ее когтей. P.S. - то время было диким, Тени принимали к себе одну одиночку за другой, дабы стать самым сильным племенем.
Дальше я еще не придумала, но точно знаю, что хочу устроить племенам извержение вулкана с:
Скоро вывалю характеры персонажей, и попробую написать первую главу.
З.Ы. - МС не допущу. Саманту и Орленка буду пичкать недостатками.

[cut noguest=Внешность Саманты. Уже выложенный арт.][/cut]


Добавлено (02.12.2012, 15:29)
---------------------------------------------
Десятая часть первой главы. Рождение Саманты.

[cut noguest=-]Такая маленькая, такая хрупкая, такая ценная. Речь идет о жизни. Не важно, чьей – человека, котенка или флегматичной улитки. Каждая крупинка в песчаном океане существований бесценна. И люди в болезненно белых халатах даже не задумывались о том, какую судьбу принесет рождение объекта № 63 для мира котов-воителей.
Невероятно, как искусственно подсаженный в тело живого существа эмбрион может что-то чувствовать, мыслить, жить. Она не понимает всех тонкостей мира, Она не слышит мучительные стоны своей матери, Она не видит жуткой белоснежной комнаты, отделанной холодной серой плиткой, но Она существует. Еще слишком рано для того, чтобы Она начала отвечать за свои поступки, еще слишком рано, для того, чтобы Она поймала свою первую голубку. Слишком рано для спасения мира. Но время придет – и Ей придется приложить все усилия, чтобы стать самой собой. Она распахнет огромные молочные глаза и сделает первый глоток воздуха, вместе с ним вдохнув в себя жизнь.
Сначала все было хорошо. Она дремала в чреве матери, наслаждаясь окружавшим ее покоем и умиротворением. Тепло. Уютно. Неприятностей не случалось, Она была полностью защищена от всех внешних напастей, и не требовала ничего иного. Спокойный малыш – счастье для родителей. В этом случае молодой тощей кошке нравилось носить в себе живое существо, но ее пугало невероятное спокойствие своего чада. Ненормально? Возможно.
Но всему хорошему наступает конец. Она не успела ничего сообразить, как воздух вокруг нее начал сжиматься, выталкивая малышку наружу. С каждой секундой становилось все теснее и жарче, все страшнее и больнее. Если бы Она могла плакать, стонать, звать на помощь, то ее легкие содрогнулись бы от страшных звуков, идущих от кончиков нервов.
Трепет заполонил собой все Ее существо. Ей было не столько больно, сколько страшно. Липкое, мерзкое чувство. Ей не хотелось больше ничего ощущать, хотелось снова забыться, и вновь пуститься в бесконечное плавание по молочным рекам, где она безмятежно плыла всего несколько минут назад. Стены сжимались, сдавливая Ее настолько, насколько это возможно. Куда ее несет? Зачем ей отсюда уходить? Можно же не выходить из состояния умиротворения, можно остаться здесь, чтобы существовать в незнании и дальше. Она не хочет уходить. Не хочет! Единственным Ее желанием была мысль о возвращении в сонное состояние эмбриона. Может быть, Она умрет? Может быть, там, в конце этого темного коридора, Ее поджидает смерть?
Она толком не знала, что такое смерть. Она даже не знала, что такое жизнь. Она ничего не знала о земном существовании. Потом. Все потом. Ей предстоит многое понять. Узнать, выучить, запомнить. Ей предстоит выяснить о жестокости мира, в котором Она живет. Ей предстоит узнать, как это – видеть собственными глазами ненужную смерть. Ей предстоит помочь недоразвитому котенку открыть в себе фантастические таланты. Ей предстоит убедиться, что даже сказочно прекрасный мир бывает невероятно жесток. Ей предстоит испытать на себе немало жизненных уроков. Но только предстоит. Пока что можно и забыться.
Страх быстро перерос в настоящую панику. Она не могла сделать вдох. Неприятная пленка сковывала движения, и мешала притоку кислорода. Отчаянно вертясь, малышке удалось разорвать ее. Легкие наполнились воздухом. Все. Все хорошо. Она жива.
Открыв пасть и сладко зевнув, она слепо завертелась, пытаясь найти мать. Ее головка коснулась теплого бока, и новорожденная запищала от удовольствия. Ей снова тепло, снова хорошо. Счастье вернулось. Нет больше этих ужасных сжиманий, нет больше боли, нет страха. Мама с ней – и это главное.
- Объект номершестьдесят три появился на свет, - услышала она чей-то резкий и острый голос, полоснувший ее слух, словно нож, наточенный до предела. Она не понимала значения этих слов. Что за объект? И что значит «появился на свет»? Ничего, над этим она подумает позже.
- Уноси номер пятьдесят четыре.
Внезапно материнское тепло исчезло. Где ее мама? Где она? Малышка в панике завертелась, пытаясь найти то существо, которое дало ей жизнь, которое она полюбила с первого прикосновения, которое согревало ее те несколько счастливых мгновений. Крошечная лапка чиркнула по гладкой ледяной поверхности, рот открылся в жалобном писке. Она осталась одна. Шестое чувство подсказывало ей, что никто в этой комнате не желает ей добра. Она нужна им для какой-то определенной цели, и они без колебаний причинят ей боль, если потребуется. Страх вернулся, кошечка затрепетала сильнее, воздух вокруг сотрясался от ее плача.
Неожиданно ее кожи коснулась что-то мерзкое, липкое и холодное, и малышка, закричав еще громче, забилась, пытаясь уйти от непонятной угрозы. Что это? Что оно хочет с ней сделать? Вдохнув в себя воздух, она сморщилась от резкого запаха. Одним нюхом тут не обойтись. Ей необходимо прозреть. Необходимо. И она сделает это.
Веки поднялись сами собой, и все встало на ноги. Резкий яркий свет ударил по глазам, и кошечка сжалась, изо всех сил стараясь держать их открытыми. Тем временем неизвестный враг поспешил убраться, словно чего-то испугавшись. Этот факт принес малышке мрачное удовлетворение. Она перестала биться, и расслабилась, тем более, что ненавистное светило исчезло, и кошечка могла спокойно оглядеть пространство.
Похоже, уже тогда в душе малышки начала развиваться клаустрофобия. Небольшая, абсолютно белая, квадратная комнатушка, украшенные плиткой болезненно бледные стены, словно сжимающиеся и стягивающие разум так же, как стенки утробы, где кошечка безмятежно плавала около получаса назад. Единственным источником света была огромная белоснежная лампа, испускавшая аналогичного цвета резкоесвечение. Вокруг стен разместились многочисленные шкафчики со склянками, ножиками и книгами, в центре комнаты находился низкий столик, на котором сейчас барахталась новорожденная. Повернув крошечную головку, она содрогнулась – на стеклянной тумбочке рядом лежали неприятного вида инструменты – скальпель, ножницы и прочие предметы, от одного взгляда на которые можно было в ужасесодрогнуться.
Кроме новорожденной в комнате находились два странных человека, облаченных в белые халаты. Один пониже, с темно-каштановыми вьющимися волосами, неряшливо выступавшими из-под квадратной шапочки, с загорелой кожей и узкими карими глазами, от одного взгляда в которые кошечка сразу расслабилась, и почувствовала невероятное умиротворение. Тихий голосок внутри подсказывал ей, что этот человек не сделает ней ничего плохого, и малышка верила ему. Однако второй ученый совершенно не вызывал доверия. Высокий и тощий, с болезненно бледной кожей, лицом, испещренным морщинами, длинными, как у паука, пальцами и резким взглядом серых глаз, он отнюдь не пробуждал симпатии.
- Почему у нее белые глаза? – нервным голосом прошептал темноволосый паренек, с сомнением поглядывая на новорожденную, которая тем временем с интересом его разглядывала, совсем забыв о том, что сильно хотела есть. – И почему она так быстро их открыла?
Второй ученый одарил первого неприятным взглядом.
- Она – первый существенный плод наших трудов, - отчеканил тот, стягивая с рук перчатки цвета слоновой кости. Так вот, что это был за непонятный враг… - Ее мозг находится практически на уровне человеческого. Кроме того, ей свойственно невероятно быстрое развитие. Думаю, где-то через неделю она постигнет все, что знает трехмесячный котенок, и, возможно, примерно через двадцать пять дней она даже научится человеческой речи.
- Как попугай, что ли? – прыснул темноволосый.
- Тебе все шуточки, Джош, - покачал головой старший. – Что касается глаз, то это обратная сторона всех преимуществ, которые ей достались. И, к сожалению, таких «обратных сторон» будет немало, я в этом уверен. Так что объект шестьдесят три пока не совершенен, и нам предстоит много другой работы. А пока нужно просто понаблюдать за ним.
Голова кошечки шла кругом. Кажется, они говорят… о ней? Она выучит речь людей? Она умнее других котов? Что вообще творится с ней?
- Унеси объект в капсулу.
Младший ученый, которого звали Джош, тут же кивнул, приблизился к малышке, и, аккуратно обхватив ее руками, ласково погладил по голове.
- Спокойно, Саманта, все хорошо, - тихо прошептал он, почесывая кошечку за ухом. Та тем временем уже успела обсохнуть, и ее мягкая шерстка топорщилась во все стороны, как иголки у ежа.
- Саманта? – поднял брови старший, надевая на нос полукруглые очки.
- Да. Вам что-то не нравится, мистер Девил?
Суровый ученый хмыкнул и направился к дальней двери.
- Называй ее, как хочешь, но официально ее имя – объект шестьдесят три. Не забывай об этом.
Джош скривился, когда мистер Девил удалился в кабинет. Закончив поглаживать по голове новоиспеченную Саманту, он тоже вышел и куда-то заспешил. Кошечка мирно дремала у него на руках, не занимаясь созерцанием длинных пустых коридоров, которые своим мрачным видом могли здорово напугать ее. Она открыла глаза,лишь когда ее лапки коснулись твердой поверхности.[/cut]


аватар чудо-йогурта.
- Жизнь – это всего лишь игра. Сегодня мне придётся у тебя выиграть. © Kai


Сообщение отредактировал Mucosiena - Суббота, 05.01.2013, 20:23
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Мукосьены » *Без названия* (почеркушки по фф)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2021
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz