Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Воскресенье, 05.12.2021, 23:18
0

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера чешской графини » |вьюга жизни| (фанфик. в теме прошу ничего не писать!)
|вьюга жизни|
Снежный_ВетерДата: Четверг, 07.08.2014, 10:11 | Сообщение # 1
Снежный инквизитор
Группа: Учaстники Совета
Сообщений: 6416

Название ф-нф: Вьюга Жизни. Биография Снежной Глашатаи Теней.
Автор ф-нф: Снежный Ветер aka Метелица.
Комментарий автора: самая «душевная» работа, которая отпечатана в душе. Не самая масштабная (хотя кто знает), но самая близкая сердцу. Планируется макси-размер, если не устану. Пока что на ФБ поставлен миди.
Жанры: джен, немного гета есть, даркфик, чуть-чуть насилия.


ПРОЛОГ


Хвойные шапки елей, сосен, пихт угрожающе сдвинулись пред хмурящим брови-тучи небом – очевидно, скоро на землю прольется снежный дождь, ещё более холодный и гибельный, чем обычно, и весь бор замер в ожидании беды. Где-то вдалеке стонал скрипун-ветер: в звенящей тишине леса этот гул звучал угнетающе, внушая страх и долю почтения бьющимся с ужасом перед силой стихии сердцам. Влажную, чёрную землю покрывали мягкие и удобные для ходьбы ковры из хвойных игл. Многие бы назвали его жалящим лапы, однако не воители племени Теней – лишь они населяли бесприютный край вязких и жутких болот и умирающих лесов. Сумрачные воины по праву гордились землей, на которой родились, они были единственные, кто искренне ценил эти места, умели даже в чахлом кустике морошки видеть что-то полезное и до бесконечности родное. Кто первым назвал этих котов самыми чёрствыми и злыми существами леса, никому не неизвестно. Но сомнений нет, что этот воин никогда не знал и не хотел знать о той любви, что испытывают коты племени Теней, любви самой бескорыстной, самой чистой и самой почитаемой: любви к своей родной земле и к своему дому, каким бы он ни был, и что бы с ним не происходило.
Внезапно между стволами сонных деревьев мелькнул чей-то силуэт – гибкий, как лицемерие, и грациозный, как страсть. Кто-то крался, незаметно, как сама тень, в гуще бора. Хищники могли только позавидовать тому, как та передвигается... Тень – назовём её так, она ведь заслуживает это звание, не так ли? –лишь усмехнулась и посмотрела сверкавшими во тьме двумя зелёными огоньками глаз куда-то, где буран уже взметнул полы своего плаща, подняв бурю храбрых снежный войск, и бросив их в атаку на земли котов-воителей. Изгибаясь в причудливых позах, шагала вперёд, уверенно и властно, будто это была её – и только её – территория. Или это всё игра, танец таких же теней, как и эта... да, кошка!..Тишина ночного леса порою завораживает. Были когда-либо вы в ельнике зимней ночью? Чувствовали ли, как снег хрустит под лапами, как еловые иглы так и норовят прилипнут к шерсти, если неосторожно потереться о пушистые ветви хвойного дерева?.. Тень, скользящая меж кустов и сосен, горько вздохнула, словно грустя о былых днях, когда она была хозяйкой этого места, такой же, как храбрые воины Тени. Но это давно. Сейчас – лишь пейзаж вокруг да метелица, которая вот-вот снежной волной обрушится на лес. Кошка оглядывается. В её лапы как будто вложили свою силу не сотни – тысячи Звёздных воинов. Как ещё объяснить то, что слабая, хилая на вид, она прошла такой путь - и тем более сейчас, в грозную зимнюю пору? Выдохнув, она идёт дальше, с опаской глядя на небеса. В её глазах немая мольба и вопрос. Успеет ли? Не заметёт ли раньше, чем положено? Звёзды, спасите и сохраните верную вам и законам вашим!..
Вот и знакомые места. Тень движется быстрее, дыхание сбивается, она падает, но не прекращает пути, глядя на скупые, задёрнутые пеленой облакой, небеса с мольбой в глазах. Выбившийся из-за туч лунный луч осветил её шерсть – и та заискрилась в этом серебристом сиянии, а глаза – два ярких изумруда в обрамлении серебра морды – блеснули торжествующе и загадочно. Добралась, всё-таки добралась!
Знакомая ограда. Знакомые запахи. Тень встаёт, и к её лапам падает комок шерсти, в котором с трудом можно узнать котёнка. Последний раз лизнув своё чадо, Тень со вздохом шагает обратно, в свою обитель - тьму. Она оглядывалась и улыбалась своему ребёнку, хотя на её морде прозрачно блестели, будто бы капли дождя, слёзы. Почти растворившаяся в сумраке кошка шепнула – голосом, что был полон горечи и непередаваемой печали – следующие слова:
– Удачи. И да хранят тебя Звёзды, моя милая, – Тень отвернулась и, сделав один прыжок, растаяла в море оскалившейся хвои. Котёнок тревожно запищал, почуяв беду: в следующий миг небо над ребёнком разверзлось, и она утонула в водовороте снега. Плач пронзил тишину бора. Вместе с ним раздался страшный, воинственный клич вьюги, набросившей наконец свои несметные снежные войска на земли храбрых воинов Теней.

***


На страже лагеря племени Теней стоял старший воин Крестовик. Сразу видно, что этот кот успел побывать не в одной битве – его шерсть была с проплешинами, кое-где находились нанесенные кем-то в бою беспорядочно разбросанные по мощному телу бойца шрамы. Воитель внимательно смотрел вдаль своими круглыми глазами – один из них был синий, как небеса в безоблачные дни лета, другой глаз – зелёный, словно листвяное платье в щедрой кроне дерева.
– Крестовик, всё спокойно? – окликнул старшину молодой котик лун семи. Этот малец ещё не успел вкусить азарт битвы, почувствовать её дух – такой вывод можно было сделать из внешности кота. Недавно вступивший в веху ученичества, он, с юности отличавшийся спокойным и тихим нравом, предпочитал борьбе с друзьями, вечным шалостям и проделкам свой любимый угол у малинового куста, где котик мог власть помечтать о несбыточном.
Именно поэтому его рыжая, беличьего цвета шерсть не была усеяна шрамами, даже теми, что получали не в бою, а из-за разных ситуаций, что, как кажется, случаются со всеми: наступил на колючку, получил в шутливой борьбе с другом, выпустившим в пылу драке коготки, по уху, запутался в колючих ветвях шиповника... Всякое бывает. Но не с этим осторожным оруженосцем. Порою у всех создавалось впечатление, как будто этот малец всегда начеку, что он не допустит, чтобы что-либо произошло вне его воли, отчего с ним и вправду ничего не случается.
– Спокойно, не волнуйся. Уж я, знай, не пропущу в лагерь посторонних. Да ведь разве найдётся такой храбрец, что ступит на нашу территорию и не почувствует желания как можно быстрее убраться восвояси? – усмехнулся кот, глядя прямо в отливающие золотом умные глаза Жука – так звали оруженосца. Тот с улыбкой кивнул и пошёл к себе в палатку, на прощанье махнув хвостом старшине – завтра у него трудный день, почему бы и не отдохнуть?
«Всё так спокойно, что становится скучновато», – усмешка проворной змеей скользнула по сухим губам старшины, и он облизнулся. Очень хотелось пить, но кот не мог покинуть вверенный ему пост, а попросить кого-нибудь принести ему воды во мхе считал ниже своего достоинства. Однако жажда брала своё, и Крестовик не выдержал. Всё равно никто в своём уме не нападёт на их лагерь в такую метель – так что сидеть, морозиться и умирать от жажды?..
Воровато оглянувшись, кот встал с насиженного места, которое сразу замело снегом, и направился к ограде. Там ещё несколько дней назад была большая лужа. Сейчас она замерзла, покрывшись крепкой ледяной коркой, но разве это помешает воину выбить лапой небольшое отверстие и напиться? Нет, можно было и снег полизать, но такое, как правило, вело к болезням – а Крестовик не был настроен заболевать в такой сложный для племени период.
Кот покинул свой укромный уголок под сводом ограды, и сразу же попал в холодные объятия метели. Старшина зарычал, наклонив голову, и начал прорываться к месту у ограды, где находилась лужа: там была низкорослая сосна, её ветви широкими лапами укрыли бы его от хаоса, что творился вокруг. Крестовик сам не заметил, когда успел оказаться в безопасности. О да, метель разыгралась не на шутку сегодня!
– С метелицей шутки плохи. Неженкам лучше сегодня не покидать свои укрытия, – не удержался от замечания кот. Он часто вёл дисскусии сам с собою, считая, что больше в их племени нет достойных спорщиков. К тому же – он в этом редко признавался, но всё же это было так – у кота не было близких друзей. Вся родня погибла, находить же общий язык со своими сверстниками Крестовик (тогда ещё Паучок) не умел и не хотел. – Ух, морозно же сегодня для домашних! Все, почитай, по норкам, как мыши, попрятались, – со смехом произнёс старший воин, ища глазами заветную лужу-родничок.
Отыскав её, Крестовик ловким ударом вышиб ледяную корку и стал жадно пить. Вода была холодная, обжигала горло, но воитель не оторвался от неё, пока окончательно не утолил жажду. Облизнув усы, кот хотел было возвращаться на свой пост, но что-то его остановило. Какой-то... звук?
«Кажется, будто котёнок хнычет... Да какая мать своё дитя заведёт в такую погоду в лес? Или это метель воет так надрывно? – недоумевал белоснежный кот. Он прислушался - снова этот звук: «мя-оооу-уррр», «мя-оооу-уррр». Так что же это, вьюга или кот?
– Схожу к предводителю, он решит, отправляться ли туда или переждать до утра. Хотя я и так знаю, что он решит, наш Звёздный Ящер, - вдруг фыркнул воин, и в его глазах мелькнула открытая неприязнь...

***


– Все в порядке, Звёздный Ящер. Нарушений нигде не обнаружено, – заверил воин полосатого кота. «Всё из-за моей мнительности, и не более», – чуть было не добавил воин, но прикусил язык. Кто знает, вдруг это не так, и там, в глубине ограды, действительно кто-то есть? – Только вот... – Крестовик не думал, что на этом месте он вдруг, сам не зная причины, замнётся, и, уподобившись пристыженнему оруженосцу, уставится на выпачканные в снегу лапы.
Предводитель встал. Глаза цвета восходящего солнца тревожно блеснули во тьме. Крестовик подумал, что кот слишком ждёт нападения от остальных племён, потому и реагирует столь бурно. Ведь не может быть иных причин, верно? «Да он трусишка, это же сразу видно! Как его в глашатаи выбрали? Как этот мягкотелый «воитель» занял место предводителя?»
– Что «только вот»? Говори яснее, – отрывисто бросил полосатый, стараясь быть спокойнее, но – несмотря на все старания – в его голосе отчетливо были слышны нотки страха – предпосылки истерики, в которую этот кот, еще в бытность обычным рядовым, впадал нередко.
Однако теперь, ставши не глашатаем – лицом своего племени, предводителем, он не смел устраивать сцены и изо всех сил старался быть не таким трусливым, но ему было сложно. Без лишних слов Звёздный Ящер рыкнул, стараясь, чтобы его голос звучал твёрдо:
– Итак? Что на этот раз у нас плохого? – пессимистически пробурчал предводитель, не глядя на старшину. Коротко кивнув, Крестовик объяснил цель своего визита.
– Дело в том, что, сторожа выход, я услышал какой-то странный звук, – начал он, с демоническим, злорадным удовлетворением глядя на мгновенно прижавшего уши Звёздного Ящера, – Сначала я не понял, в чём дело, но разобрался – это был явно звук, издаваемый котом... ну или кошкой, скорее первое, ибо звук слабый, немного писк напоминает. Не зная, как поступить – идти ли на разведку или взять с собою подкрепление – что если там много больше одной кошки? – я пришёл к вам.
Предводитель, успевший уже заметно расслабиться, вновь напрягся. Крестовик с презрением глянул на него, и в этот момент янтарные глаза полосатого воззрились на него. Старшина смутился – судя по тому, как тотчас же посуровел взгляд кота, он с легкостью прочёл его мысли. Но извиняться не хотел.
– Скажи Росянке, чтобы она и Зеркальница проверили то место, где ты услышал эти подозрительные звуки. Не медля, сейчас. Отведёшь их, куда надо. Шагай!
Звёздный Ящер отвернулся к стене, и на Крестовика вновь нахлынула волна не то злобы, не то жалости. Он и гневался на кота за его трусливый нрав, и жалел его. Кто знает, может он вправду старается стать как все? Не прощаясь, воитель покинул палатку и направился прямо к обители глашатаи Теней, храброй Росянки – то есть, к кусту можжевельника.
Мороз снова охладил воина своим ледяным дыханием, а вьюга, шипя, как королева, у которой отнимают котёнка, едва не сбила Крестовика с лап, но воин упорно шагал вперёд, невзирая на все попытки метели остановить его, заморозить, заковать в латы холода и смерти.
– Росянка? Ты на месте? – не сумев пролезть в узкий ход в палатку, могучий воин мог лишь громко звать Теневую глашатаю снаружи. Кошка с сердитым видом вылезла из своей обители. Её льдистые глаза блестели. Чуя, что его ждёт хорошая трёпка, воин поспешил объясниться: – Ты только не злись! Меня сюда предводитель отправил.
– Что, струсил сам подойти, да? – фыркнула глашатая, не скрывая пренебрежения. Её пятнистую шёрстку покрыла снежная шаль, и Росянка, ощетинившись от холода, стряхнула её с ворчанием. – Что стряслось-то, дорогуша?
Кедровник объяснил кошке, причём на редкость кратко, что было несвойственно: обычно старшина говорил долго, стараясь не упустить ни одной детали. Сейчас же он был встревожен судьбой котёнка, который, возможно, действительно находился в лесу близ ограды. Раз так, им следовало бы немного поторопиться – довольно сомнительно, что малыш в такой мороз выживет.
Росянка соображала быстро: в отличии от Звёздного Ящера, она смекнула, что Кедровник беспокоится, что там, у входа, кто-то есть, и этот кто-то не сможет сам справиться с лютым холодом. Деятельная глашатая не любила ждать, тем более, если суть дела была уже ясна. Пятнистая размышлениям всегда предпочитала действия, считая, что от них толку куда больше, нежели от порою пустых и ненужных слов и объяснений. Поэтому она, не дав договорить, прервала его на полуслове:
– Ясно. Чего стоишь, милый, хочешь, чтобы котёнок там погиб? А ну шагом марш за мной! Зеркальницу брать с собой не будем, без неё мы прекрасно справимся, - уже направляясь к выходу, прокричала Росянка. Нет, это была решительная особа, не чета робкому Звёздному Ящеру. Кедровник подумал, что он потому и выбрал её себе в помощь, чтобы хоть как-то компенсировать свои недостатки. Дополняющие друг друга предводитель и глашатай – что может быть лучше для племени?..
Спеша за глашатаей, воин невольно залюбовался ею. Золотистая шерсть, чёрные пятна, напоминающие по форме жуков, голубые глаза, твёрдый нрав – ну разве не волшебное сочетание?
Росянка, бежавшая впереди, довольно улыбнулась: она почувствовала взгляд воина, и это не могло не польстить молодой красавице. Кошка сощурила небесные глаза и весело проворчала:
– Дыру во мне прожжешь, дорогуша! - Крестовик сразу смутился и отвел взгляд.
Дойдя до ограды, глашатая ловко нырнула в лаз. Воин поспешил за ней: чуть не застряв в проходе, что с ним нередко случалось, белый кот смущённо отвернулся от лицезревшей это действо Росянки. Кошка насмешливо глянула на старшину и без лишних слов рысцой пошла вдоль ограды. Крестовик отправился за ней: он как мог напрягал уши, но не слышал знакомых звуков. При мысли, что всё окажется не более, чем его мнительностью, Сумрачный воин поежился: такой позор, да ещё перед Росянкой, он не выдержит.
Эти подозрения усилились, когда они с глашатаей уже трижды обошли лагерь, но ничего не обнаружили. Его глашатая подняла взор. Кот вздрогнул: казалось, будто вокруг стало ещё холоднее от льда, блестевшего в двух озёрах бездонных глаз. Она злобно процедила:
– Мало того, что ты мне не дал отдохнуть, так ещё и на мороз выта... - она не успела договорить, так как старшина полу-удивлённым, полу-радостным взглядом смотрел прямо ей за спину. Глашатая обернулась.
В сугробе виднелась чья-то серая шерстка. Маленькие лапки были разбросаны по снегу, а худенькое тельце не шевелилось. Снег падал на котёнка, но тот не обращал внимания: глаза его были закрыты, а дыхания не было слышно.
Росянка метнулась к бедняге. Схватив несчастного в зубы, она неясно прошамкала что-то, но Крестовик понял, что глашатая просит его пойти с ней к целителю. Старшина бросился в лагерь. Метель, казалось, загудела сильнее, но кот не обратил внимания на это. Он мчался к пещере, где обитал их лекарь, его звали Крепколоб. Раньше, поколение за поколением, целители жили в кусте можжевельника, вместе с глашатаями (которые, кстати, были не очень рады этому соседству), но после ужасной грозы, во время которой молния пробила в скале узкую пещерку, они переселились туда, так как в расщелинах было удобно хранить запасы целебных трав и цветов.
– Крепколоб! Крепколоб! – позвал лекаря воитель, не без осторожности ступая на холодные камни, которыми была усыпана пещера: там можно было и подушечку проколоть, если не знаешь, где что находится. – Нужна помощь, Крепколоб!
В темноте двумя зелёными огнями зажглись глаза кота. Крепколоб был мускулистым серым котом, его хвост был сломан почти посередине, а шкура испещрена шрамами. Несмотря на своё звание, он был котом, любившим своё племя всем сердцем, порою забывающим обет помогать всем воинам, и мчавшимся в бой, если это потребуется. Своё имя целитель получил из-за одного случая. Будучи ещё учеником, он попал под камнепад. Один камень ему угодил прямо в лоб: лекарь истекал кровью, но чудом и стараниями его наставника сумел выжить. Потому он и получил такое странное, но грозное имя.
– Кто-то неможет? – басом спросил Крепколоб, выходя из пещеры. Этот кот всегда отличался спокойствием, не любил панику. И сейчас он смотрел на Крестовика не без сердитой нотки, считая, что его, как это обычно бывает, разбудили зря.
Но целитель ошибся.
Росянка подбежала к ним с котёнком в зубах. Он, будто мёртвая дичь, мотался у неё в зубах, совсем не подавая признаков жизни. Целитель коротко кивнул и, приняв малыша из пасти глашатаи, скрылся в глубине пещеры. Крестовик выдохнул. Всё что мог, он уже сделал. Теперь дело за лекарем. Зная же Крепколоба, старшина мог с уверенностью сказать, что котёнок должен выжить. Не может иначе быть.
Тем временем остальные члены племени Теней давно покинули свои палатки и, забыв про сон, толпились у пещеры, пытаясь понять, что же здесь произошло...

***


– Ты смотри, какая прыткая девчонка! – чёрная, словно покрытая сажей шерсть воительницы племени Теней отчётливо виднелась на белом снегу. Синие глаза – бездонные, как два озера – блестели от удовольствия, а их обладательница, смеясь, наблюдала за серо-голубой кошечкой, которая играла с веткой. Оскалив клычки и воинственно подняв гриву, малышка шипела, прыгала вокруг «врага», после чего, издав боевой клич, кинулась на него: тонкая палка тотчас же хрустула и переломилась надвое, а кошка, сверкая глазами-изумрудами, не без радости победно закричала, бросившись в другую сторону лагеря.
– Конечно, Зеркальница! А я, признаться, сначала думал, что мы нашли кота, а это оказалась кошечка, мда! – Крестовик хохотнул. – Не думал, что когда-либо не смогу отличить кошку от кота, но, видимо, старею.
Зеркальница улыбнулась и встала, поспешив за новой соплеменницей – вот уже три дня, как малышку нашли и выходили, а родителей так и не обнаружилось. Значит, племя Теней имеет полное право удочерить бедняжку, что оно и сделало.
«Вот такие бывают кошки и коты: они звания «отец» и «мать» не заслуживают! Где это видано, родную дочь на морозе оставить? – гневно думала чёрная воительница. Но теперь всё было позади – кошечку уже приняло в свою дружную семью племя Теней, и ей не грозит больше смерть. Но она по-прежнему была без имени – все попытки узнать его у малышки были безуспешны. Серо-голубая удивлённо смотрела на них и отвечала: «Нет... Не знаю, у меня нет его, наверное».
Нет, так получит! Должна получить!.. Зеркальница злобно рыкнула, полоснув по земле когтями. Одной слабостью обладала эта волевая и незаурядная кошка – она обожала детей, не могла прожить дня без того, чтобы навестить ясли племени и поиграть с их котятами. Поэтому факт отсутствия имени у бедной кошечки эту воительницу возмущал до глубины души.
– Зеркальница? – кошка сама не заметила, как она переступила порог пещеры предводителя. Рыжий с чёрными полосами кот молча смотрел на неё, его янтарные глаза странно поблескивали. «Похож на тигра... Внешностью, но уж никак не духом. Как порою странно поступает судьба», – заметила про себя Сумрачная, удерживая себя от того, чтобы прямо сейчас не разразиться гневной тирадой, однако в её синих глазах показался такой шквал эмоций, что Звёздный Ящер покачал головой. – Давай, говори, за чем пришла. У тебя шкура от ярости сейчас по швам разойдётся, – с усмешкой добавил он. Да, не зря говорили, что полосатый предводитель умеет читать взгляд. Кошка вспыхнула.
– Зачем пришла? Из-за той кошки, что Крестовик нашёл у ограды!
– Что с ней не так? – буркнул предводитель, отступив от чёрной воительницы на два шага. Вдохновившись этим, та перешла в наступление и воинственно взвизгнула.
– Всё не так! Когда она перестанет быть просто «кошкой» и получит имя? – в гневе выкрикнула чёрная воительница, шипя, словно змея перед прыжком. Она не могла остановить ураган, бушующий в душе, в самом сердце. Когда дело касалось детей, она всегда становилась такой...
Пугающей.
Безумной.
Желающей помочь.
– Многие одиночки не имеют имени, и живут себе припеваючи.
– Но она теперь наша! Наша, понимаешь ты это, предводитель?
– Ещё нет. Мы даже церемоний с нею не проводили.
Предводитель старался выглядеть твёрдым, но уши кота странно дрожали. Его противница, увидев это, сразу ещё больше надавила на полосатого главу:
– Проведёшь? Слышишь, проведёшь? Или хочешь, чтобы я тебя когтями как следует причесала? Так за чем же дело стала, Клока Кометы мы в отцы? – со старшими было не положено так общаться, но Зеркальница была слишком разгневана этой вопиющей несправедливостью, чтобы думать о приличиях, и мрачно смотрела на предводителя, прицеливаясь в его ухо.
Звёздный Ящер молчал очень долго, так, что между предводителем и кошкой начал потрескивать воздух от напряжения. Наконец, он прикрыл глаза и выдохнул:
– Завтра я проведу торжество ритуала. Она получит имя. Но выберу его я сам, – с неожиданной твёрдостью произнёс кот, открывая глаза. Зеркальница удовлетворённо кивнула. Она получила, что хотела. А дальнейшее дело идёт за предводителем. Фыркнув, она развернулась и тихо съязвила:
– Трус. – Но Звёздный Ящер этого уже не слышал.




Сообщение отредактировал Снежный_Ветер - Понедельник, 05.01.2015, 08:13
 
Снежный_ВетерДата: Пятница, 08.08.2014, 05:07 | Сообщение # 2
Снежный инквизитор
Группа: Учaстники Совета
Сообщений: 6416
ГЛАВА I


Плоский солнечный диск тихо и бесшумно катился по небу, воздушные волны которого неторопливо бороздили облака-пароходы. Лес племени Теней покрыло снежное одеяло, но это не радовало его обитателей: коты сердито фыркали, всё время проваливаясь в глубокие сугробы. К тому же, по их мнению, солнце мешало охоте, и что лучше бы небо полностью укрыли в объятиях тучи. Неудивительно – эти воины всегда предпочитали ночное время дневному, мягкий свет луны нравился им гораздо больше, чем полное бессмысленной радости солнечное тепло, и именно во тьме они всегда разворачивали бурную деятельность. Только мыши и сурки, казалось, были довольны, что теперь им не грозит смерть от когтей хищников. По крайней мере, до ближайшей оттепели.
В лагере было тихо: почти все коты отдыхали, лежа на свободных от снега местах и недовольно прищуриваясь на солнце. Однако тишина вскоре была бесцеремонно нарушена: из-за кустов с громкими воплями вдруг выпрыгнули два котёнка. Один из них был серый, маленький и въерошенный, с голубыми глазами. Вторая – серо-голубая. Они гоняли друг друга по лагерю, крича что-то, а когда им наскучила эта игра, затеяли потасовку.
Серо-голубая кошка весело прыгала вокруг серого кота, задорно рыча. Котёнок был тоже не прочь развлечься: встав в боевую стойку, он зашипел и бросился в бой. Малыши с писком покатились по земле, хватая друг друга за шерсть и покусывая за холку.
– Но-но, драчуны, не очень-то увлекайтесь! Ещё убьёте друг друга, бравые воители, – крикнула им Голубика. Это была очень милая кошка, её глаза – замечательные глаза цвета сирени – нередко всех завораживали.
Королева, урча, потёрлась носами о носы котят, сразу прекративших бой, и пошла дальше.
– Ух, тебе повезло! Если бы не Голубика, то я так тебе навалял бы! – сказал серый котик. Его звали Воробушек. Таких котов называли «душа компании», и правильно – где бывал Воробушек, там царило веселье и радость.
– Как же! Это я бы тебе так наваляла бы, что ого-го! – дружелюбно оскалилась в ответ серо-голубая кошка. Это была та самая сирота, которую нашли у лагеря не далее, как три дня назад. У неё были изумрудные глаза, серебристая шёрстка и как снег белый кончик хвоста.
– Нет, я.
– Не хвастай, пока не сделал!
– Погоди, сделаю!
– Посмотрим, выйдет ли.
– Увидишь.
Фыркнув, серый котик вдруг подпрыгнул на месте, будто вспомнил о чём-то важном.
– Тьфу, меня же Крепколоб ждёт, я ему обещал помочь травы перебрать! Увидимся!
И серый котёнок умчался.
Серо-голубая вздохнула: вот, снова она одна. Кошка уже хотела последовать за ним и предложить свою помощь, но, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, обернулась.
Красивая песчаная кошка с чёрными ушками, бежевым хвостом и кончиками лап, с белой мордочкой и глазами цвета спелой вишни сидела у детской и смотрела прямо на неё. Взгляд был холоден, но исполнен любопытства и Снежка решила, что у кошки её прекрасная наружность причудливо сочетается с ледяным сердцем. Кошка поежилась, считая, что уж лучше бы всё было наоборот. Незнакомка же уже приближалась к ней с ехидным выражением на ярко-белой – как выпавший девственно-чистый снег – мордочке.
– Ты и есть та брошенка, да? – проигнорировав «привет» серо-голубой, спросила она. Хвостик угрожающе качался из стороны в сторону. – Мда, до чего племя докатилось – уже жалкой кровью бродяг и домашних подпитываемся! И что скажут соседи?
– Соседи? – моргнула кошка.
– А, так ты ещё и не знаешь ничего! – осклабилась она с чувством превосходства. – С другими котами наше племя граничит, ясно? Есть племя Ветра – жалкие создания, у них силёнок не хватает; есть Речное племя – они лопают рыбу и думают, что от этого самые умные; Грозовые так вообще считают, что герои, только потому, что когда-то в их племени жил какой-то котик, спасший от мертвых весь лес вместе со своими внуками. Впрочем, может, это придумали, чтобы себя восхвалить! Быть не может, чтобы домашний кот стал героем.
– Домашний? – Снежка и не знала, что кроме неё есть и были домашние коты в лесу!
Песчаная сразу оскалилась. Хотя кошка была всего лишь на луну старше серо-голубой, и на мышиный хвост выше, она вела себя так, будто она предводительница.
– Да домашний, домашний! Говорю же, это легенда и не больше. Кстати, меня зовут Орхидея, – и она уставилась на кошку так ехидно, что та сразу поняла: Орхидея уже знает, что у серо-голубой ни имени нет, ни родителей, и хочет больнее кольнуть её. Сирота почувствовала такую обиду, что даже её шерсть заходила ходуном, а ушки непроизвольно прижались. Разве она виновата, что без роду, без племени нашлась у ограды лагеря? Звёзды, уж лучше бы ей было умереть, если все будут вести себя с ней так, как вела Орхидея!
Красавица же победоносно усмехнулась, решив, видимо, что волнение серо-голубой – признак её слабости. Кошка, почувствовав это, вскинула голову, не желая дать этой выскочке повод для радости.
– У меня. Не было имени, – сделав внушительную паузу, произнесла она. – Не успели им наградить.
Бежевый хвост заметался ещё быстрее: очевидно, его хозяйка не ожидала такого «грубого» ответа и думала, что бы ответить ехидного.
– Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся на собрание племени! – провозгласил знакомый со вчерашнего дня голос. Серо-голубая узнала Звёздного Ящера, предводителя Теней. По какой-то причине лидер племени внушал ей доверие, однако, если бы её спросили, откуда подобные чувства, то она не смогла бы объяснить это. Просто доверяет - и всё. Возможно, всё это из-за того, что полосатый кот казался ей самым осмотрительным и спокойным среди суровых, закалённых в боях, трудных буднях и патрулях воинов. А вот глашатая Росянка ей не понравилась. В действиях этой кошки чувствовалась непонятная суета, она как будто бы постоянно куда-то спешит, боится, что чего-то не успеет... И в итоге воины, попавшие под её начало, не могут даже и дух перевести, получая новые «срочные» задания.
«Способные охотиться... А мне надо идти? Охотиться я не умею, но эти котята, по видимому, тоже. Или у них есть привилегии?» – гадала сирота, наблюдая за стайкой малышей, которые с важным видом уселись на поляне. В конце-концов, ей тоже интересно! Решив не обращать внимания на эту зазнайку Орхидею, которая демонстративно отошла от неё, она поднялась на лапы, с удовольствием глядя на шестёрки пальцев на них. Серо-голубая, заметив, что ни у кого в племени не было столько пальцев, гордилась своим отличием: хоть в чём-то она превосходила этих мудрых и опытных воинов, трудящихся на благо Теней.
Подойдя к огромной пихте, сломанной ударом молнии пополам, на которой сейчас восседал Звёздный Ящер, серо-голубая присела рядом с Воробушком – щуплым котом серого цвета и маленького роста. Котёнок дружелюбно сощурился на неё, после чего заявил:
– А я знаю, зачем собрание созвали! Мне Зеркальница рассказала. С тобой связано, кстати, – серый таинственно кивнул и замолк, несмотря на просьбу объяснить свои намёки. – Сейчас увидишь!
Полосатый предводитель обвёл всех гордым взглядом. Если бы не дрожащий хвост, его можно было бы принять за действительно храброго воителя племени Теней, как посчитала сирота. Однако все остальные коты думали иначе: как ещё объяснить их презрительное фырканье и переглядывание? Кто-то сердито зашипел прямо над ухом серо-голубой: «Позор ведь это, а не предводитель Тени! Как другие племена ещё нас не осмеяли, с таким-то руководством? Я бы даже их не осудил!» Обернувшись, кошечка увидела чёрного котищу с жёлтыми глазами, которые впивались прямо в сердце. Стоящая рядом с котищей Росянка шепнула: «Тише, Лютый. Я согласна с тобою, но не стоит в такое трудное время устраивать скандалы».
Передёрнув плечом, кошка осмотрелась: вокруг неё уже собралось всё племя. Рядом с ней зевала Зеркальница и сопел Воробушек; дальше сидел могучий Крепколоб, который даже сейчас не мог оставить свои обязанности: принеся с собою охапку трав, он перебирал их, то и дело что-то бурча. Орхидея сидела рядом с Угольком, оруженосцем Росянки, и что-то шипела ему в ухо. Кот не слушал её: это было видно по отсутствующему взгляду и мечтательной улыбке на морде. Тихий Жук задумчиво царапал когтями снег; это же делал Крестовик, мудрый воин, который был немного неразговорчив, но всё-таки очень уважаем. Королева племени, Голубика, весёлая кошка с чувством юмора и мать Орхидеи и Воробушка, щурила светло-лиловые глаза, напевая что-то под нос. Старейшины решили не выходить из палатки, так что их не было видно, лишь чьи-то глаза сверкали там, в полумраке куста.
Сирота выпрямила спину и заурчала: она знала уже всех воинов, сидящих здесь, кроме Лютого – но, судя по его мрачного виду, можно было только радоваться, что она избежала неприятного знакомства – старейшин племени Теней и двух котов, находящихся у самой ели. Один из них был крупный, с испещрённой шрамами шерстью дымчатого цвета и синими глазами. Кошка напрягла память и вспомнила, что, кажется, этого воина зовут Дымоцвет и он – отец Жука и друг Зеркальницы. Второй воин был ей неизвестен. Когда он обернулся, серо-голубая как следует присмотрелась, после чего сконфуженно икнула. Это была кошка! Но рассмотреть её как следует кошечка не успела: Звёздный Ящер продолжил речь, и незнакомка мгновенно повернулась к предводителю, обратившись в слух. Серо-голубая тотчас последовала её примеру и уставилась на полосатого «тигра» своими круглыми глазёнками.
– Сегодня у нас счастливый день, – обводя всех воинов довольным взглядом, начал предводитель. – Мы с вами принимаем в наше племя, в свою семью, новую кошку. Прошу новенькую выйти вперёд!
Серо-голубая сирота сразу осмотрелась, но так и не обнаружила никаких новых котов. Озадаченно моргнув, она удивлённо посмотрела на Зеркальницу.
– О ком он говорит? – как можно тише спросила она, но её всё равно услышали. Воины с любопытством уставилась на неё. Кое-где послышались добродушные смешки.
– О тебе, дурочка! – ласково укорила чёрная кошка. – Ну, иди, не стой на месте!
«Меня?»
Не веря своим ушам, кошка шагнула вперёд. Потом ещё. И ещё. В голове звенело, ей хотелось закричать, убежать, лишь бы не видеть столько пристальных глаз на себе – серо-голубая не привыкла к такому вниманию к своей персоне и не смогла это всё спокойно вынести.
– Теперь ты одна из нас. Ты будешь учиться с нашими учениками, сражаться за нашу честь, охотиться с нашими воинами... Скажи, согласна ли ты на это?
Сирота оцепенела. Ей – ей, безымянной и слабой кошке, предлагают такую честь?
– Конечно! Конечно же я согласна! – звенящим от счастья голосом крикнула серо-голубая.
– Тогда отныне ты будешь зваться, – Звёздный Ящер прищурил янтарный глаз и, подумав мгновение, уверенно сказал, – Снежкой! Приветствуйте свою новую соплеменницу, коты племени Теней!
Толпа загудела. Особенно за Снежку радовалась, конечно, Зеркальница; Крепколоб не оставал тоже, он уже успел полюбить эту серо-голубую кошку; Росянка приветливо кивнула Снежке и крикнула её имя; сам Звёздный Ящер не отставал от воинов... Но некоторые мрачно молчали. Орхидея, шипя, отвернулась; Лютый, чёрный кот с плохой репутацией, сердито бурчал; но, в общем, поздравляли Снежку довольно тепло, и та замурчала от удовольствия. Как хорошо, что не все коты здесь плохо к ней отнеслись из-за «нечистой» крови!
– Ну как, отпразднуем парой жирных мышек? – Воробушек неожиданно оказался рядом, хлопнув коротким хвостом Снежку по спине. У серого непоседы был счастливый вид: очевидно, кот сильно радовался за новую подругу. Да и сама серо-голубая была преисполнена чувств. Она благодушно посмотрела на друга и проворчала:
– Наперегонки, да? Тогда на счёт три: раз, два... вперёд!

***


Вечером в лагере племени всегда царит оживление: не могут воители самих Теней спать в такое время. «Ночь – это чудесная пора. Кажется, она создана специально для нас: другие же брезгуют ею, спят, как сурки, вместо того, чтобы отдаться королевству, где правим мы, Тени, так как мы – единственные, готовые познать все тайны ночи», – так заявил Крепколоб, когда рассказывал о жизни в Тени. Снежка довольно заурчала, вспомнив его рассказ. Новая жительница племени сидела под роскошной сосной, там, где обычно проводят будни главы племени, о чем едко напомнила Орхидея. Снежка поморщилась, когда кошка в своей брезгливой манере процедила, глядя на неё:
– Ты что здесь делаешь? Ты вообще понимаешь, что тут место для Звёздного Ящера и Росянки? Или ты себя уже в предводительницы успела занести? Что-то я не помню,как наши Звёздные предки проводили это посвящение!
– Я всегда знала, что у тебя не только очень склочный характер, но и память ни к Звездолому! – огрызнулась Снежка, уже почерпнувшая кое-что из уроков целителя. Крепколоб рассказал кошке историю племени Теней, и серо-голубую заинтриговал период правления тирана-Хвостолома. К сожаление, у целителя не было времени, чтобы подробно объяснить всё, но кошка решила, что узнает остальное у стариков. Когда же Снежка сказала о своих неладах с Теневыми сверстниками, тот буркнул: «Не бери в голову. И лучше будет, если ты начнёшь им отвечать – быстрее уважать начнут. А будешь боятся да заискивать, они лишь пуще раззадорятся, и будут даже в этом правы». И серо-голубая твёрдо решила не давать им спуску, стоять чуждо, однако гордо, наточив свой язычок, уверенно держаться своих позиций, что кошка сейчас и делала.
Песчаная кошка зашипела: её чёрные уши прижались к голове, хвост заметался туда-сюда, а глаза цвета спелой вишни опасно сузились.
– Ты не имеешь права так разговаривать со мной, ты же даже не воительница, в тебе течёт кровь жалких и презираемых домашних! – по-змеиному зашипела она, злорадно усмехаясь. – Ты наследница котов, которые предали свободный образ жизни и своих собратьев, опозорили кошачий род, уйдя в услужение Двуногим, они стали рабами желаний этих странных существ. Они продали дикую сущность за миску, наполненную дрянью, которую и едой назвать-то нельзя. Они не кошки, они не наши, они – наш позор, недокоты и предатели. И ты, ты принадлежишь к ним, их кровь, кровь предателей и лжецов, течёт в твоих жилах, ты тоже всех предашь при первой же возможности!
Снежка почувствовала, как в её тело будто вселяется чей-то дух: воинственный, очень жестокий, не знающий, что такое пощада. Ей захотелось порвать в клочья эту кошку, которая посмела утвержать, что она предаст племя. Да, у неё нет родичей. Да, она его знает лишь несколько дней. Но она успела всем сердцем полюбить его, стать частью чего-то ещё не очень ясного ей, чего-то, что никак нельзя назвать семьей: это больше, гораздо больше семьи. Она никогда не предаст котов, у которых провела несколько своих самых лучших дней, и от которых получила первое, крайне подходящее ей имя, да и не только! Здесь кошка обрела свою сущность, она это чувствовала, и она в это верила. А Орхидея говорит, что она – предательница, и лишь потому, что у к8ошки кровь предателей? А вдруг она права, и Снежка никак не сможет отойти от этого наследия, что она обречена быть отродьем предателей, лжецов и лицемеров?..
– Цыц! – вдруг крикнул чей-то голос, и, обернувшись, с радостным воплем Орхидея бросилась к Росянке – кошка шла к спорщицам, и вид её был крайне суровым. – Так, не стоит, Орхидея, слышала я ваш разговор. Ябедничать нехорошо, ты это знаешь? – иронично обратилась она к уже открывшей рот кошечке: она гневно нахмурилась, но не посмела спорить с самой глашатаей. – Ты не можешь оскорблять соплеменницу, и тебе должно быть стыдно. И что с того, что Снежка была найдена у ограды? Отныне у неё нет другой семьи, кроме племени Теней, и я уверена, что она не предаст тех, кто спас ей жизнь. Глупо думать, что не принадлежащие нам по крови, отличаются от нас и по духу. Лично я вижу, что у неё есть задатки Теневой воительницы, их надо лишь развить.
– Но она же не наша!
– Откуда ты знаешь? Быть может, она дочка бродяги или одиночки, не киски из Гнезда Двуногих?
– Ещё лучше! Дочь жалких бесприютных котов, тоже не знающих, что такое честь и отвага настоящего воина!
Глашатая нахмурилась. Её глаза будто вмиг покрылись корочкой льда – и Снежка поежилась, чувствуя, что та теряет терпение. Странно, но кошка не чувствовала ни торжества, ни радости от того, что её соперницу так грубо ставили на место. Уже слишком сильно вьелись в сердце слова Орхидеи, уже жестоко отравлена была их ядом душа. Серо-голубая не хотела думать о том, что у неё в крови предательство и лицемерие. В то же время ей казалось, что у неё нет возможности вылечиться от этого скверного недуга, ибо его сущность находится у кошки глубоко внутри. Ведь не вспарывать же ей живот, чтобы из неё вышла вся эта гниль предков?
«Звёзды, если бы я знала, что это поможет, я бы ни на секунду не задумалась и не испугалась бы сделать это с собою».
– Значит, все коты, которые не являются воителями, для тебя ничтожества? А знаешь ли ты, дорогуша, что шесть-десять лун назад в племя из-за вспышки Зелёного Кашля приняли шестерых бродяг, в том числе и твою мать? – да, вот это удар. Кошка замерла: Снежка физически ощутила, что по её песчаной шерсти прокатилась волна страха и неверия. Исподлобья глянув на глашатаю – в её взгляде, полном бессильной злобы, ясно отразилось пожелание долгой и очень болезненной кончины – фырча, Орхидея ушла прочь. Лишь то и дело дергающиеся чёрные ушки показывали, как кошка была разгневана.
– Ушла, красавица!.. Теперь ты, Снежка. Орхидея была права, когда сказала тебе, что это – наше место. Итак, почему ты не ушла? Впредь будь добра, соблюдай наши правила, они всех касаются. А пока можешь посидеть со мной, если хочешь.
Кивнув, Снежка улеглась на землю, покрытую иголками от сосны. Те больно кололи серо-голубую шерсть, тогда кошка поглубже зарылась в мягкий снег – колючие иглы тотчас перестали досаждать ей. Кошка заметила, что не чувствует холода – видимо, за то время, что пробыла в сугробе, она уже привыкла. Пристроившаяся рядом с ней Росянка выбрала место, свободное от снега – шипя от холода, пятнистая кошка подвернула под себя лапы, пытаясь согреться.
– Холодно. Вся дичь небось попряталась. Говорила же, что надо запасаться, так нет же, наш мирный Звёздный Ящер говорит, что это будет лишним, – непонятно было, к чему глашатая употребила слово «мирный», но в устах кошки это звучало не иначе как придирка. Серо-голубая озадаченно склонила набок голову и повела ушами. Нет, быть не может!
– Росянка, почему ты так о нём говоришь? – удивилась Снежка. – Предводитель же такой мягкий и добрый, как он может кому-то чем-то не угодить? Разве кот, который не держит ни на кого зла, по своей сути миротворец, кот, старающийся обойтись без драк и ссор, может кому-то испортить настроение? И да, ещё кое-что: почему воины других племён говорят, что мы – злодеи и используем нечестные приёмы? – вдруг, неожиданно даже для себя, произнесла она, вспомнив о разговоре с целителем, что никак не выходил у кошки из головы. Эти слова очень встревожили Снежку: она не хотела верить, что коты, так хорошо обошедшиеся с нею, могли быть злодеями. Здесь что-то не то. – Росяночка, ну ответь, пожалуйста!
Глашатая дернула плечом. В ледяном плену голубых глаз застыло презрение – нет, не к задающей вопросы кошке, скорее, к предводителю и к чужим воинам, которые всё время распускают обидные и глупые слухи о Тенях.
– Обо всём по порядку, ага? В чём-то ты, может, и права, малышка. Но подумай вот о чём: предводитель отвечает за племя головой. Он – отец воинов, он – наше лицо. Так неужели тебе будет приятно знать, что Сумрачное племя представляет трус? Что о нас подумают соседи? Верхушки племени – самые достойные коты, не считая некоторых – досадных, как наш Звёздный Ящер – исключений. Что же получается, трусливый котик является достойным воином племени Теней? Соседушки, будь уверена, не преминут о такой досаде упоминать при каждом удобном случае. Это будет злить наших котов, и рано или поздно они всё же сорвутся – быть заварушке! Это легко вычислить! Наши будут измотаны издёвками этих крысиных помётов, что создаст неблагоприятные условия в начале боевых выступлений: можешь даже не сомневаться, эта падаль, особенно рыбомордые, не упустят шанса развязать с Тенями крупномасштабную войну. Вторым шагом будет привлечение союзников в виде остальных племён: мол, Сумрачные уже не те – они слабаки, мясо, которое надо изгнать из леса, так как они недостойны звания воинов. Против трёх племён Теням, увы, не потянуть. А в итоге, чтобы не разгневать Звёзды окончательно, Ракушечница и Планета Тины, строя из себя миротворцев, позволят остаткам племени жить на кусочке болота, постоянно контролируя наши действия и не позволяя нам вновь обрести независимость – ну, этакую колонию сделают. А третий шаг... Им будет идея о том, что некоторые коты стоят выше других. Хозяева и рабы. В общем, племени Теней не будет, останется лишь горстка котов, которые обязаны ловить дичь для рыбомордых победителей и восхвалять их. Вот тебе и миротворец! Порою лучше иметь предводителей, что имеют коготь на пройдох из других племен, чем жалких, глупых и недальновидных. Имеется и второй вариант событий, когда чужие коты нападают на нас, думая, что мы слабы, как предводитель. Однако исход тот же – крах и развал. Если племя может ударить соседа, оно сделает это. Правда, жил когда-то в Грозовом племени один кот, Огнезвёзд, кажется. Вот это воплощение благородства. Впрочем, точные сведения покрыты пылью веков, так что утверждать что-либо я не берусь. Конечно, воины племени Теней могут кого угодно в клочья порвать, но недооценивать соседей не стоит. Если бы те же коты племени Ветра придумали свою, оригинальную, новую тактику боя, учитывающую их телосложение, минусы и плюсы, думаю, эти воины не считались слабаками. Вот мы же сражаемся всегда во тьме – не потому, что трусы, а потому, что это невыгодно для противников, а в бою все средства хороши, что бы не говорили злопыхатели. И ведь сами используют свои фирменные хитрости, те же Грозовые коты, как белки, с одного дерева на другое то и дело скачут; Речные то и дело в воде кого-либо топят, и им с лап сходит. Соседям нужно создать этакий культ зла, мнимую опасность, для того чтобы оправдать свои не самые лучшие деяния борьбой с этим «злом». Вот и вся разгадка, так что ты не бери в голову, учись лучше у старших и набирайся как следует разума, тогда сама до всего дойдёшь, поверь. – Выдохшись после длинной тирады, Росянка положила голову на пятнистые лапы и, вытянув короткий хвостик, что-то тихо замурлыкала.
Снежка удивлённо моргнула. За несколько дней, что она в племени, серо-голубая сразу решила: Росянка – это кошка, не склонная к рассуждениям, которая готова действовать, действовать и действовать, не особо думая, что за этим последует. Как видимо, она оказалась не права. Хотя её не стоит в этом винить – она не успела даже разобраться с причудливыми законами и церемониями этих котов, не говоря уже об их характерах. Снежка решила, что впредь не будет принимать таких опрометчивых решений о своих товарищах, и хотела задать новый вопрос, но не тут-то было.
– Эй, Росянка! Ну Росянка же!
– Звездолом тебя подери, да иду я, не надо крыситься, – с недовольной мордой кошка встала и потрусила к Угольку, непоседе-оруженосцу. Котик был приземист, широкоплеч, и его любимым делом было раздражать свою глашатаю и наставницу буквально до белого каления. Сейчас этот тёмно-серый ученик наглым образом прокричал Росянке, что уйдёт на охоту без неё, если кошка не поторопится. Жёлтые глаза поблескивали: очевидно, кот задумал ещё одну шалость и собирается её провернуть на охоте. Ну, пятнистая глашатая за ним присмотрит. Кошка любила, конечно же, шутки, но когда речь шла о делах, никому не давала спуску, включая даже своих друзей – именно из-за этой беспристрасности она была уважаема в племени и нередко выступала судьей в междоусобных спорах Теней.
Снежка посмотрела на небо: тучи ползли по нему, будто бы сметана из опрокинутой крынки, а выглядывающий месяц был похож на кусочек сыра. Серо-голубая не знала, что такое сыр и сметана, но слышала, как небесные тела с ними сравнивает Лопоух... Вспомнив забавного котика, уши которого напоминали крылья, Снежка засмеялась. И вдруг кошку будто окатила волна лёдяной воды, сердце замерло, перестав биться, а в ушах зазвучал грозный и уверенный в своей правоте голос: «Кровь, кровь предателей и лжецов, течёт в твоих жилах. Ты тоже всех предашь при первой же возможности!»
Так неужели это правда и ей не избавиться от наследия предков?..




Сообщение отредактировал Снежный_Ветер - Понедельник, 05.01.2015, 08:14
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера чешской графини » |вьюга жизни| (фанфик. в теме прошу ничего не писать!)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2021
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz