Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Среда, 18.09.2019, 20:58
1

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещерка Limk'i, Искрогривки и Голоса Ветра » замок Васспард
замок Васспард
ИскрогривкаДата: Четверг, 25.12.2014, 12:19 | Сообщение # 1
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Писательский уголок. Буду выкладывать различные поэтические/прозаические зарисовки. Комментарии и критика приветствуются. Картинки кликабельны.








Сообщение отредактировал Искрогривка - Понедельник, 29.12.2014, 22:37
 
ИскрогривкаДата: Пятница, 26.12.2014, 19:37 | Сообщение # 2
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Алыми гроздьями горькой рябины −
жаркий огонь на заплаканном небе.
Вспыхнул закат, освещая чужбины
снежные долы и гор дальний гребень.
Мечутся в крике бездумные птицы,
мечутся тени на снежном покрове.
Мечется сердце − безумья боится,
чувствуя ток разогнавшейся крови.
Ветер доносит лай бешеной своры,
ветру не страшно, навеки − свидетель.
С ветки взмывает ввысь спутник мой ворон,
чтобы закат мой оттуда приветить.
Ветер холодный. Неистовство зверя
гибнет в душе, покоренное страхом.
Плата за то, что луне был неверен:
меня не увидит тюремная плаха.
Вкус крови моей не почуют кинжалы,
не яду по венам моим растекаться,
не стрелам пронзать мое тело. Им мало.
И гона кольцо продолжает смыкаться.
Оскалены пасти, взрывают снег лапы,
в глазах − ожиданье кровавой подачки.
И, словно бы лошади загнанной храпа,
доносится эхо отчаянной скачки.
Я чуть улыбаюсь; клинок не утерян.
Скользит в мою руку, теплом обжигая.
Пускай я в возможность исхода не верю,
надеюсь забрать с собой часть этой стаи.
Смеюсь, и пусть смех мой уносит прочь ветер,
пусть вороны вто́рят ему сиплым эхом.
Горсть снега швыряю в багряные сети,
наотмашь бью в горло, и страх не помеха...
Назад отшатнуться: кровь − жидкое пламя −
течет по рукам. Проклинаю удачу.
Теряю клинок. Поменялись ролями.
Я снова добыча, я ужас вновь прячу.
На алом снегу вдруг растекшийся кровью,
закат блещет золотом дальнего света.
И ворон вернется к родному гнездовью,
и гончие − к дьяволу, кровью согреты.
Смотрю в пустоту взглядом загнанной твари. Бросок.
А к небу взвивается серой души мотылек.






Сообщение отредактировал Искрогривка - Пятница, 26.12.2014, 19:37
 
ИскрогривкаДата: Пятница, 26.12.2014, 19:38 | Сообщение # 3
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Засыпай, пусть в окно твое светит луна,
что подвешена нитью, сплетенной из звезд.
Засыпай, хоть трава уж росою полна,
птицы в небо взмывают из сумрачных гнезд,
и рассвет приближается, тянет струну,
разбивая ночей летних тишь, полумрак.
Засыпай. Я, быть может, с тобою усну,
наплевав на вой старых дворняг.

Засыпай, пусть не плачут глаза цвета трав,
тех, что пахнут росой и внимают ветрам.
Засыпай, не тревожит пусть гомон застав,
а лишь птицы напев свой подарят цветам.
Засыпай; для чего тебе подлость страстей?
Для чего звон подков по камням мостовых?
Для чего тебе горечь нежданных вестей,
для чего крик чужих часовых?

Засыпай. Я уйду, притворив тихо дверь,
и в ручей опущу камень ярче всех слез.
Пусть волною развеет страх новых потерь
и ничто не коснется твоих светлых грез.
Засыпай. Я вернусь. Или, может, во сне
я тебя навещу через горечь и страх.
Засыпай. Ты однажды забудешь, а мне −
кровь да песня на чьих-то устах.





Сообщение отредактировал Искрогривка - Пятница, 26.12.2014, 19:38
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:30 | Сообщение # 4
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
Об именах и спорах


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»
Основные персонажи: Ричард Окделл, Рокэ Алва
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Юмор, Hurt/comfort, AU
Рокэ Алва задался целью заставить оруженосца называть его по имени. Возможен преслэш.

− Неужели это так сложно? Два слога: Ро-кэ. Повторите, юноша.
В серых глазах злость мешается с растерянностью и гордостью, а пальцы лихорадочно сжимают эфес шпаги. Был бы он посмелее, послал бы к закатным тварям, безрассуднее − вызвал на дуэль, а так... Росио закатывает глаза и делает еще один глоток вина.
− Не думал, что сын Эгмонта Окделла разучился говорить.
− Сын Эгмонта Окделла не желает называть по имени убийцу его отца, − злобно парирует мальчишка. Щенок показал зубы. Окделл немного пьян, но это ему не вредит, даже наоборот. Пока... Северяне не умеют пить.
− Неужели, − Росио лениво перебирает гитарные струны, глядя куда-то вдаль. − Тогда свободны.
В голосе отчетливо звучит сталь, и этому тону трудно сопротивляться. Ричард Окделл до безумия не хочет уходить, но уходит, гордо вскинув голову. Первый Маршал ухмыляется, ударяя по струнам.
Вызов принят, Повелитель Скал.

* * *
− ...для Вас - просто Рокэ, моя эрэа, − кэналлиец склоняется в учтивом поклоне и прикасается губами к пальцам девушки. Та неловко хихикает и выскальзывает из объятий, торопливо благодаря за спасение. Ричард не может не заметить направленный на него насмешливый синий взгляд, и губы невольно сжимаются. Нет уж, так просто он не сдастся!
− Вас ждут в приемной, монсеньор, - Окделл чеканит слова и щелкает каблуками. Смешной.
* * *
В запале битвы не до мелочей, но Рокэ Алва остается собой и сейчас − ироничный, неповторимый и непредсказуемый. Он врывается в гущу сражения верхом на Моро, такой же резкий и дикий, как и жеребец. Он − вихрь стали и крови, и Ричард заворожено наблюдает за ним. На его пути − люди, по его следам − трупы.
И это страшно.
И это весело.
Сона фыркает и срывается с места, сталь бьется о сталь, в ушах звенят кэналлийские песни, а в лицо бьет дымный ветер. Над головой встречаются клинки, и юноша оборачивается, чтобы узреть спасителя или нападавшего. Алва стирает кровь с шеи Моро и усмехается, будто через минуту предложит вина, а вокруг вовсе не кипит сражение.
− Могли бы поблагодарить, юноша, − смеется он, отражая очередной удар и отправляя в Закат нового противника. − И в кои-то веки вспомнить мое имя.
Ричард сжимает зубы, разряжая пистолет в чью-то раскрытую пасть.
Это никогда не кончится.
* * *
Ричард еще не верит, что этот бесконечно долгий день подошел к концу. Сона тяжело дышит, розоватая пена вырывается из пасти и падает в окровавленную и вытоптанную траву. Талигойская кавалерия в очередной раз доказала свою непобедимость, а Ворон − непредсказуемость. Враг повержен, рядовых добивают, офицеров берут в плен, а ему можно и отдохнуть.
Ричард спешивается и похлопывает Сону по шее. Надо оставить ее на попечение конюха, но сил нет ни на что, хочется упасть и больше не подниматься. Алва, в противовес остальным, выглядит бодрым, как и Моро − воистину отличная пара, только у юноши не хватает сил даже на улыбку. Эр объезжает войска верхом, видимо, не боясь мстительности недобитых, а ведь они просто так не сдадутся. Закатные твари, Повелителя Ветров хранит сам Леворукий, уж ему-то точно...
Мысль обрывается грохотом выстрела. На мгновение Дикон замирает, пытаясь понять, что произошло, а затем раздается отчаянное ржание и черная фигура Моро опасно накреняется. Ветер доносит чей-то крик. Его собственный? Позади на кого-то бросился остервеневший Лово, раздались полные боли вопли, но он уже не слышал. Забыв об усталости, Ричард бросился вперед.
Всадник на земле кажется мирно спящим, только из груди доносятся хрипы, да мерными толчками вырывается кровь. Глаза закрыты, дыхание неровное и слабое...

Росио пытается вдохнуть, и грудь пронзает тупая боль, похожая на прикосновение раскаленного железа. Но он все же дышит, и воздух сейчас кажется самой желанной вещью на свете. Потом уже он чувствует, что в горле царит Закат, а виски ломит, будто после трех бессонных ночей. Сейчас главное − дышать. И открыть глаза.
Сквозь мутную пленку прорезаются очертания чьего-то лица, непослушных русых прядей и серых глаз.
− Рокэ!
Непослушные сухие губы складываются в ухмылку.
− Неужели мне... было обязательно умирать... чтобы вы сподобились назвать меня по имени, герцог Окделл?..




Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:46
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:32 | Сообщение # 5
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
Просыпайтесь, за нами пришли


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»
Пейринг: Валентин/Арно
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Hurt/comfort, AU, Songfic
Предупреждения: OOC
Арно и Валентин в плену.

«Но светлеет восток, и исчезла луна,
Гаснут звезды в небесной дали...
Скрип замка разобьет мир волшебного сна.
Просыпайся, за нами пришли...»
- Тэм, "Колыбельная".


− Засыпайте, теньент Сэ, − его пальцы касаются льняных волос, покрытых коркой запекшейся крови. − До рассвета осталось совсем немного, так засыпайте...
Бесконечно бледное лицо покрыто испариной, лоб и виски залиты кровью. Едва ли он слышит, но дыхание хрипло вырывается из груди, а значит, он жив. И, Леворукий его побери, он будет жить! Валентин откидывает голову назад, упираясь в холодную каменную стену. Сжимает зубы и закрывает глаза, терпя боль. Рука, похоже, вывихнута, но сейчас не до этого. Треск ткани. Рука опускается в полное ледяной воды ведро − хоть о чем-то эти твари позаботились. Если пленники подохнут от жажды, лучше не будет никому.
Мокрая тряпка скользит по бледному лицу, стирая кровь. Савиньяка лихорадит, его лоб непривычно горяч, пальцы Придда − холодны, словно лед. Он старается не двигать левой рукой, но боль и так прожигает насквозь. Остается кусать губы и молчать, не позволяя себе даже стона.
Арно можно, Арно одной ногой в Закате − это поняли даже тюремщики. Но Арно тоже молчит, глядя пустым взглядом в потолок. Его глаза, и без того черные, кажутся мраком грядущей смерти. Кто сказал, что у смерти синий взгляд? Нет, он черен, словно крыло ворона, он черен и пуст...
Арно одной ногой в Закате, но Валентин не готов это принять.
Ночи, такие короткие, пахнут кострами и вереском. Где-то там сияют звезды, мелькает среди туч луна. Где-то там отправляет разъезды на их поиски Ариго. Но это все там, так бесконечно далеко, а они − здесь. Совсем одни, вдвоем до нового рассвета.
Арно становится легче, расслабляются сжатые в кулаки руки. Его голова лежит на коленях Валентина. Больно, неудобно, но Придда это не волнует. Не сейчас, не когда юный Олененок мечется на грани, ведь у него еще есть шанс, один, последний...
− Зараза, − голос Арно тих и хрипл, как никогда, но в душе ласковой волной разливается тепло. − Обещай мне...
Валентин вновь до боли закусывает губы и смотрит в глаза Савиньяку. Тот пытается сфокусировать взгляд, но мир плывет и издевательски кружится. Арно сдается и закрывает глаза.
− Обещай мне, что выберешься, − на выдохе произносит он, зачем-то хватая окровавленной рукой изорванный подол рубашки Придда. − Обещай... что они ответят за все. Обещай.
В голосе слышится требовательная детская обида, и это ранит больнее пыток. Из-под закрытых век выбегает слезинка и прячется где-то среди льняных кудрей. Валентин с трудом втягивает воздух.
− Засыпайте, теньент Сэ. До рассвета осталось чуть-чуть.
Арно упрям, как десяток ослов, но усталость и боль берут свое. Ему трудно говорить, трудно спорить и сопротивляться. Он засыпает, и лицо озаряет слабая улыбка. Что бы ему не снилось, это лучше, чем пропитанные кровью камни...
Арно еще совсем ребенок, и Валентин убеждает себя, что именно поэтому перебирает светлые пряди умирающего однокорытника. Арно спит, и Валентин позволяет себе бессильные слезы. Каменная кладка холодит кожу, а на губах − соль. Как странно, он и забыл этот вкус. Время вспоминать?
Арно спит, а в зарешеченное окно заглядывает отвратительно ржавая луна. Она смеется, она не хочет помочь, она упивается болью. Арно спит, и никому не увидеть, как он поедает свою шляпу, ставшую предметом шуток всей Западной Армии. Арно не спит − он умирает на залитом кровью полу и непривычно теплых руках Повелителя Волн.
...небо светлеет быстрее, чем хотелось бы. В душе что-то вздрагивает и сжимается в тугой узел. Скрежет замка, скрип двери, гулкие шаги.
− Просыпайтесь, − в голосе отчетливо звучат слезы, он уже не в силах держаться. − За нами пришли.




Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:46
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:33 | Сообщение # 6
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
Сказка для брата


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»
Основные персонажи: Валентин Придд, Джастин Придд
Рейтинг: G
Жанры: Hurt/comfort
Был несколько сдвинут канонный возраст героев. Джастин старше Валентина не на семь лет, а на одиннадцать. Таймлайн - он приехал домой на неделю с разрешения своего эра. Через несколько месяцев он отправляется в Торку.

Ночь кажется тихой − за окном поблескивают звезды, мирно заглядывает в комнату луна. Шумит ветер, и кажется, что это не ветви деревьев раскачиваются под его порывами, а весь мир кружится, подобно уютной колыбели. Замок спит и улыбается во сне, ведь кому в такую ночь может присниться что-то дурное?
Резкий удар веток по стеклу заставляет Валентина широко распахнуть глаза. Ему тоже снилось что-то хорошее, но сон был вдребезги разбит страхом. Вокруг клубится тьма. Ветви старого каштана уже не кажутся столь дружелюбными и сонными, а луна источает плохой, гнилой, мертвый свет. Тино помнит рассказы старой няньки: гнилая луна предвещает беду.
В комнате будто становится на порядок холоднее. Зажечь бы камин, но под силу ли это семилетнему ребенку, который не может думать ни о чем, кроме собственного ужаса? Ветви неистово бьются в окно его спальни, стена расчерчена удивительно четкими тенями, а тьма, кажется, становится все мрачнее и гуще. Валентин лежит, сжавшись в комок и боясь шевельнуться, а в голове, как назло, всплывают самые страшные сказки об Изначальных Тварях и выходцах. Замок Васспард населен призраками и душами невинно убиенных, так говорит старая Альбина. Призраки могут убить, а выходцы − увести за собой, а он так не хочет уходить! Вокруг − ни души, кроме него и пустоты, страшной, темной, населенной тварями, что ведомы лишь воображению напуганного ребенка...
Раздается скрип двери, и Валентин малодушно отворачивается, пытаясь поверить, что опасности нет, если ее не видеть. Скрипят половицы, мелькает светлый огонек, а затем рук мальчика касаются чьи-то теплые пальцы.
− Тише, Тино, − ребенок на ощупь находит ладони брата и впивается в них со всей возможной силой. Только бы не выпустить. Он все еще не в силах открыть глаза. − Тише. Я здесь. Здесь, слышишь?
Валентин слышит, но боится поверить. Тонкие холодные ручонки ощупывают полы рубашки, словно пытаясь удостовериться − это не призрак и не выходец, это действительно он. Джастин.
− Тебе приснился плохой сон?
Валентин с опаской приоткрывает глаза и тут же морщится от яркого огня свечи. Брат вздрагивает и закрывает фитиль рукой. Теперь можно смотреть, только темнота исчезла вместе с населявшим ее монстрами, а луна вновь стала желтовато-белой и ясной, как всегда.
В серых глазах брата плещется тревога, в его зрачках виднеется отражение затравленного мальчишки, забившегося в самый угол огромной кровати. Валентин вздрагивает и с усилием принимает невозмутимый вид. Получается из рук вон плохо. Джастин смеется и взъерошивает рукой длинные волосы мальчика.
− Ну что ты, друг? Темноты испугался?
Юстиниану восемнадцать, и для маленького Тино он кажется скалой, за которой можно укрыться от всех страхов и несчастий. А еще, Юстис − друг, самый лучший и самый близкий, тот, которому можно рассказать обо всем, даже о той красивой девочке, собиравшей ягоды в лесу неделю назад.
Валентин натягивает одеяло до подбородка и кивает, пряча взгляд. В свои семь он больше всего не любит показывать собственную слабость, но сейчас невозможно сдерживаться.
− Там кто-то есть, − выдавливает мальчик, обнимая собственные колени. − Там, в том углу. Где совсем темно, видишь?
Он бросает полный ужаса взгляд куда-то в сторону и тут же с головой ныряет под одеяло. Брат тихо смеется. Скрипит кровать − Джастин встает. Тино уже открывает рот, чтобы попросить его остаться, но тут же умолкает. Если даже Юстис ему не верит, то он будет молчать!
Но брат не уходит.
− Смотри! − его голос кажется непривычно громким, и Валентин невольно думает о том, что будет, если проснется отец. Конечно, его покои находятся в другой части замка, но ведь есть еще и излишне преданные слуги... − Видишь? Здесь никого нет. Совсем.
В голосе старшего слышится смешинка, но мальчику становится чуточку легче. Набравшись смелости, он поворачивает голову и смотрит прямо на брата. В его руках − свеча, отбрасывающая причудливые тени, а угол и вправду пуст. Неужели привиделось?
− Ложись спать, Тино, − братец улыбается, вновь прикрывая огонек рукой, а Валентин крепко сжимает зубы и подается назад. Никаких монстров в комнате нет, но младшего пробирает холодная дрожь при мысли, что он вновь останется один. Джастин замирает в нерешительности, а затем вздыхает и подходит к кровати.
− Я побуду здесь и расскажу тебе сказку. Хочешь?
Валентину немного стыдно − брат и без того не высыпается, под его глазами давно залегли темные круги, − но остаться один он сейчас не может. Тем более, что завтра Джастин уедет очень-очень надолго − эр отпустил оруженосца домой лишь на неделю. И потому мальчик кивает, устраиваясь поудобнее. Юстис укрывает его плечи не по сезону теплым одеялом, ставит на пол свечу и садится здесь же, на пушистом ковре.
− Далеко-далеко, за мрачными хребтами гор и синими просторами морей есть Волшебный Лес. Там живут совершенно необыкновенные звери, таких больше нигде не сыщешь. Царствует над ними большой и очень толстый Лев. Его предки когда-то были могущественны и сильны, но сам Лев слишком добр, простодушен и доверчив, чтобы быть хорошим правителем. За него отдает приказы очень умный и хитрый Лис. А защищает их огромный черный Ворон, которого все боятся и уважают. Говорят, у него синий взгляд, синий, как у самой смерти...
Валентин лежит, изо всех сил стараясь не заснуть. Джастин еще никогда не рассказывал ему таких сказок, будет очень, очень обидно пропустить все самое интересное...
− Говорят, что своей удачливостью он обязан самому Леворукому. Говорят, что у него совсем нет друзей, как нет и сердца, и совести, и чести. Только это все слухи. Никогда не верь слухам, братец...
Джастин умолкает на мгновение, задумчиво глядя в окно.
− Есть в том Лесу и дикие вепри, упрямые, но наивные. Среди лугов за Лесом скачут жеребцы невиданной красоты, а в море у края Леса живет семейство Спрутов. И сердца их холодны, словно лед. Но есть среди них один, − на губах наследника Дома Волн читается грустная улыбка, − самый маленький и самый добрый. У него самое-самое теплое сердце. Но вода холодна, а спруты не любят тех, у кого доброе и горячее сердце...
Голос брата затихает и отдаляется, сливаясь с воем ветра и поскрипываниями старой мебели. Где-то шуршит мышь, где-то плещут волны о скалы далеких берегов, где-то смеется Черный Ворон из Волшебного Леса. Валентин засыпает, а Джастин молча смотрит на него, не в силах отвести взгляда.
− Только не дай твоему сердцу остыть, юный спрут. Не дай им выстудить тепло из твоего тела. Не поддавайся им, Тино...
Свеча в руках старшего догорает, отбрасывая смутные тени на лицо спящего. Каштановые кудри разметались по подушке, на бледных щеках − тени от ресниц. Валентин улыбается во сне. Ему снится что-то хорошее, этому юному спруту с большим и горячим сердцем, способным растопить даже самый крепкий лед...




Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:46
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:35 | Сообщение # 7
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
Судьба?


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»
Основные персонажи: Ричард Окделл, Рокэ Алва
Рейтинг: G
Жанры: Ангст
Почему он в разгар весны развел камин? Почему именно в этот вечер перешел на "ты"? Почему пьет вино, как будто не чувствует горечи яда? Закатные твари, он ждал этого, но почему же так больно?..

В какой-то мере это было забавно - ждать, тянуть время, смотреть на свет сквозь вино. "Кровь" светилась крохотным Закатом на фоне чернильно-черного неба. Теплый ветер шевелил занавеси и расшвыривал бумаги. Вино отдавало горечью - яд абсолютно испортил букет, а жаль... Впрочем, чего еще ожидать от Окделла. На севере не знают толка ни в вине, ни в смерти, ни в женщинах.
Мальчишка смотрит. Серые глаза могли бы отдавать сталью, если бы не были такими открытыми и по-детски наивными. Мальчишка не виноват. Шутка ли - ему с рождения промывали мозг этой дрянью о Людях Чести! Ты зря взял его, Росио. Таких не исправить, да и нужно ли исправлять...
- Память - отвратительная вещь, юноша, - он задумчиво смотрит вдаль, точнее - в никуда. Губы сводит от горечи. Это не страшно, он узнал яд, он не подействует. Только, черт побери, как же больно. Даже по-детски обидно. Зря ты думал, что приручил волчонка. Ты взял свинью, пусть и дикую. Из свиньи волка не вырастить. Чего уж говорить о вороне...
Еще глоток. Взгляд мальчишки полон ужаса и душевных терзаний. Можно не смотреть - Росио кожей чувствует этот взгляд. Никудышный отравитель...
- Мы помним то, что хотим забыть, - он продолжает. Как медленно тянется время, как медленно текут слова! - И отчего-то забываем то, что не следует.
Горящий камин излучает тепло, но в эту весеннюю ночь Первому Маршалу холодно. И он может поклясться, что его оруженосцу - тоже.
Какая ирония! Он подобрал этого щенка, надеясь прекратить вековую ненависть, обрезать сплетенные неведомыми богами нити, а вышло иначе. Судьба, слепая дрянь, решила все по-своему. А мальчишка не виноват, он обманут, он испуган, он - орудие в чужих руках. И он предал клятву.
Росио прорывает на разговоры. Он не пьян и не болен, хотя яд впитывается в кровь, он просто устал. Закатные твари, неужели Первый Маршал Талига не имеет право на душещипательные беседы и спокойные вечера у камина?!
Время течет, прогорают дрова в камине, а слова текут рекой, неожиданно связно, ярко, близко. Кому он рассказывал об этом раньше? Братьям, матери, Савиньякам на худой конец? Даже Рамон не знал о слабостях друга детства, а теперь он выкладывал все собственному оруженосцу. Тому, кто пытался его убить.
Какая ирония.
- ...ты, часом, не пишешь стихов?
Он устало прикрывает глаза, допивая бокал. Отсветы пламени скользят по рукам, играют в граненом хрустале.
- Налей мне еще, да и себе заодно. Мне расхотелось напиваться в одиночку.
Ну что, Ричард, проводишь меня до Заката? Если Леворукий изволит развлекаться, ему понадобимся мы оба. Смешное облегчение в глазах щенка. Да, для него это выход. Никаких терзаний - он убьет и умрет сам. За Честь, Катарину и Талигойю.
Щенок. Но мы еще поиграем.
- За что же нам выпить? - последний идиот различил бы в интонациях Первого Маршала насмешку и наигранность, но Окделлы всегда были до отвращения серьезны. Камин прогорает, угли постепенно гаснут. Становится еще холоднее. Действие яда?
- Я пью за жизнь, а за что хочешь выпить ты?
Пауза. Ну же, Ричард Окделл. Покажи, на что способен, покажи, готов ли расстаться с жизнью.
- За... за справедливость.
Росио на миг прикрывает глаза. Дурак. Он и вправду готов умереть в свои семнадцать ради еще одного фантома прошлого. Честь, Любовь, Справедливость... Есть только Жизнь, и это - то, за что стоит драться.
- Поставь бокал.
Мальчишка сопротивляется. Мальчишка хочет умереть. Он не умрет. Не умрет, пока Рокэ Алва будет жить, потому что... Закатные твари, этот затравленный семьей ребенок не должен повторить судьбу Джастина Придда!
А яд разливается горечью по венам, впивается в мышцы. Голова слегка кружится, и бесконечно хочется спать. Бокал разлетается осколками там, где еще несколько минут назад играло пламя.
Завтра все начнется сначала. Мальчишку нельзя убивать - он не виноват. Но и здесь ему не остаться. Потому что через несколько дней его отзовут к больной матери, а еще через неделю придет извещение о гибели. Случайной. На охоте или при нападении разбойников...
Ты спокоен и тверд, но внутри плещется детская обида. Ты сумел приручить дикого Моро, но проиграл бой за душу одного мальчишки. Одного из многих, наивного, глуповатого, затравленного...
Непобедимый Рокэ Алва проиграл, пусть об этом никто и никогда не узнает. Даже Окделл не поймет, только внутри что-то скребется, будто кошка. Закатная тварь, злющая, как ветер во время шторма...
Судьба?




Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:47
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:37 | Сообщение # 8
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
Чайки


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»
Персонажи: Поликсена Лагидис
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа

"Над закопченным изуродованным кораблем пронеслась очумелая птица. Невероятно, неслыханно белая. Уши резанул резкий чаячий крик, и стоящий рядом моряк осенил себя знаком. Ах да, моряки до сих пор считают, что души моряков и убитых до Последнего Суда вселяются в чаек. Сколько же их сегодня взлетело..."
− Марсель, Лик Победы.


Было страшно, но совсем не больно. Только ноги почему-то не слушались − казалось, что они парят в воздухе. Впрочем, такое бывает. В детстве Поликсена упала с дерева на колени, было примерно такое чувство. Синяки − это не страшно. Страшно то, что живот залит горячей, вязкой кровью. Ранили? Как глупо...
Мир отчаянно не желал обретать четкость. Пахло морем, оно плескалось совсем рядом, кровь мешалась с соленой водой. Это не страшно, она просто упала, только почему же не удается подняться? Поликсена попыталась опереться руками − пальцы коснулись мокрого дерева, но оно тут же выскочило и больно ударило по плечу. Какое драчливое... Сквозь пелену плотного тумана начали проскальзывать образы, но особенно много было звуков. Громкие, режущие слух, они врывались в летящее сознание, камнем утаскивая его вниз. Поликсена раздраженно зажмурилась − их слишком много, они рвут душу, мешают лететь... Лететь куда?
Сквозь общий гвалт пробрался до боли знакомый голос.
− Мой... адмирал...
Душа растерянно замерла, а темные глаза широко распахнулись. Ее поднимали, ее несли... Кто? Куда? Это мог быть только мужчина. Боцман?..
Мир кружился, метался из стороны в сторону серебряной рыбкой. Веки, казалось, налились свинцом. Поликсена быстро оставила попытки сфокусировать взгляд на чем-то одном. Над ней склонилось несколько фигур. Мужчины на «Пантере»?..
− Мой адмирал...
Пасадакис? Нет, он ей не нужен. Он кормит рыб, а она нужна своему адмиралу. Бой не закончился, «Пантера» не взята, а адмиралу нужен адъютант...
Мужчина громко что-то произнес, подняв голову, и Поликсена вдруг все поняла.
− Вы из Фельпа... - как же трудно говорить, как непросто даются слова!.. − Это вы, это все вы...
Голова кружилась. Чужеземец что-то сказал, хотя с тем же успехом он мог и молчать. В ушах звенело, но где же адмирал? Зоя не могла погибнуть, не должна была...
Над головой нависла чья-то тень. Лицо Зои расплывалось и двоилось, но это нормально − она просто сильно ударилась. Корабельный лекарь быстро вылечит, вылечил же Латону, когда во время шторма ее придавило обломком мачты...
− Мой адмирал, − голос казался хриплым, но твердым. Уверенным. − Теньент Лагидис счастлива служить...
В грудь как будто ударил кованый молот. Стало холодно, а душа вновь взмахнула острыми крыльями, разрушая клетку-тело изнутри. Нет, рано, еще рано. Солнце близилось к горизонту, а небо было удивительно ясным. Сколько чаек, сколько душ!..
− Я... − мир вернулся, он был близок и четок. − Сударь...
На фоне неба возникло лицо. Кровь, пот, взъерошенные волосы и безумные глаза.
− Я должна знать... − Поликсена втянула пахнущий морем воздух. − Я должна знать, кому отдаю шпагу...
Его зовут Луиджи. Красивое имя, они могли бы познакомиться ближе. Конечно, не сейчас, нет. Когда она поправится, Зоя ведь не будет не против, хотя...
− Я хочу остаться с моим адмиралом, − выдохнула девушка. Над самой палубой мелькнула птичья тень, раздался резкий крик. Чайки зовут, они ждут ее, только ее...
− Конечно, но не сейчас.
Это... врач? Взгляд неизвестного, казалось, избегал лежащей, но в нем упорно проглядывала обреченность. Поликсена внезапно испугалась. Она по-прежнему не чувствовала ног и не могла пошевелиться, а руки искали шпагу и натыкались на что-то вязкое, липкое, неприятное...
− Что со мной? − душа растерянно рванулась наружу, но девушка сдержала порыв. − Я ранена? Сильно?
Не плакать! Только не плакать, слезы − это недостойно офицера «Морской Пантеры». Плачут квохчущие наседки и глупые куклы, но не адъютант адмирала!
− Не очень, − вопреки словам врача, боль преодолевала заслон. В ушах зазвенело. Лекарь сказал что-то еще, но она едва слышала.
− Я буду терпеть... − пообещала Поликсена. Пальцы отчаянно искали опору но вокруг были лишь скользкие доски палубы. Кровь или морская вода? − Я должна... Должна вернуться...
Боль резанула по сердцу острыми чаячьими крыльями, впилась в кожу вороньими лапами. Мир раскололся надвое, полыхнула злая молния, взвыл ветер... Солнце садилось, ведьмы плакали, волны пели... Волны, превращенные закатом в кровь...
Кто-то приподнял ее голову. Его руки пахли пеплом и солью. Он хотел помочь, он помогал. Душа рвалась ввысь, обезумевшие чайки звали ее за собой... Лицо обожгло, молния расколола голову надвое, ветер взметнул спутанные волосы. Боль ушла, а вместо рук воздух резали крылья. Из ее груди исторгся полный горечи крик, а лапы схватили пустоту. Внизу еще бушевала схватка, еще сражались люди, окрашивая море в ярко-алый...
Ее крылья взметнули ветер над головой капитана Джильди. Будь счастлив, смелый воин. Ты заслуживаешь счастья, как никто в целом свете.
Белоснежная чайка расправила крылья и взметнулась в стремительно темнеющее небо навстречу садящемуся солнцу и плачу морских ведьм...




Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:47
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:38 | Сообщение # 9
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Бегство времени ты задержи −
от дороги устала безумно.
Я вдыхаю душой миражи,
вижу зной ослепительно шумный.
Я касаюсь рукою дождя,
умываю лицо первым снегом.
На дорожную ленту взойдя,
ухожу вдаль от времени бега.
Я боюсь стука старых часов,
скрипа стрелок в заржавленном сердце.
На огне у чужих очагов
пусть сгорают мои иноверцы.
Пусть горят, обращаются в прах
те, кто душу мою обагрили
алой кровью в пугающих снах;
те, кто в смерти меня обвинили.





Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:38
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:40 | Сообщение # 10
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»

Сердце зашлось в своей бешеной скачке,
В звоне подков отозвался металл.
Дышит с трудом от Закатной горячки
Тот, кто ветрам свою волю шептал.

Алое солнце спускается ниже,
Режет ладони горячий песок,
Конь вороной тебе Родины ближе.
Рвется душа в свой последний бросок.

Утро уж робко стоит у порога...
Сколько минуло дней, месяцев, лет?
Сколько веков твоя вилась дорога,
Чей и куда уводил тебя след?

Гитара зовет, но отсутствуют струны,
На шее − следы от соленой воды.
Когда-то сойдутся над зеленью лу́ны,
Тогда все забудут, как были горды.

Тебе еще снится манящее море,
Гранаты, что цветом − как кровь на снегу.
Ты помнишь о стали смертельном узоре,
Не зная, что я вновь тебя берегу.





Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:40
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:41 | Сообщение # 11
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Бледный шорох палых листьев
Вьется в неба синеве.
Осень быстро водит кистью
В своем новом колдовстве.
Ветер пахнет дымом синим,
Листьев осени костром.
На земле смеется иней.
Сердце выжжено крестом.
На губах − опять улыбка,
Под ногами − хлипкий лед.
Серебристой хитрой рыбкой
Сле́пит радости полет.





Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:42
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:43 | Сообщение # 12
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
К Закату


Фэндом: Камша Вера «Отблески Этерны»
Основные персонажи: Рокэ Алва, Карлос Алва
Рейтинг: G
Жанры: Джен
Утром мир кажется ярким и приветливым, но ночью оживают самые страшные кошмары... Написано по заявке "Однажды Карлос рассказал младшему брату о том, что в замке Алвасете живут Закатные Твари. Но Росио не поверил. Тогда старший решил показать их. Как он сделает это, насколько будет силен испуг маленького Росио, и что было дальше - на усмотрение автора".

- Врешь! - маленький Росио задыхается от возмущения, стараясь не выдать собственного страха. Коленки предательски трясутся, но мальчишка упрямо кутается в одеяло и смотрит на брата широко распахнутыми глазами. В их синеве играют огни четырех свечей - через много-много лет такими же огнями будет светиться взгляд Первого Маршала Талига.
- Разве я тебе когда-нибудь врал? - Карлос ухмыляется и качает головой. В глубине его глаз тоже что-то светится, только вряд ли это отсветы пламени. Карлосу двадцать два, Росио - всего лишь пять, и юный маркиз Алвасете безумно боится выставить себя трусом в глазах старшего брата.
Мальчишка замолкает, и его лицо на миг приобретает задумчивое выражение. Наконец он робко качает головой, отбрасывая упавшую на глаза прядь волос.
- И все равно я тебе не верю, - упрямо заявляет маркиз, поджимая губы. - Никаких Закатных Тварей не существует, это все глупые старые сказки, вот.
Карлос тихо смеется, и Росио невольно сжимается в комочек. Братец что-то задумал, и, похоже, это "что-то" ему совсем не понравится. Впрочем, страх быстро сменяется любопытством.
- Если не веришь, я могу тебе их показать, - насмешливо щурится Карлос, и, кажется, в его глазах пляшут самые настоящие закатные твари - смеются и хохочут во всю. Росио вздрагивает всем телом, но отказаться сейчас - выставить себя трусом.
- Показывай! - надменно вскинутая голова не прячет дрожи в голосе, но брат скрывает неуместный смех и делает серьезную мину.
Через несколько минут они крадутся по темным и пустым коридорам замка Алвасете. Росио зябко кутается в предусмотрительно захваченное одеяло, его ноги гулко стучат по каменным плитам. Карлос негромко шикает, делая страшное лицо, но мальчик лишь хихикает - брат не умеет ругаться, только не на малыша-Росси. но вести себя и правда стоит потише - в любую секунду могут проснуться слуги, которые непременно разбудят отца, а тогда беды не миновать.
Первые признаки страха возникают в душе на подступе к древним подземельям. Мать рассказывала, что они были древними еще при Рамиро-Предателе, который на самом деле предателем не был, но во всех хитросплетениях старинных прозвищ Рокэ запутался раз и навсегда. Впрочем, сейчас мальчику не до этого - из входа тянет сыростью и холодом, а душа уходит в пятки от малейшего шороха. Карлос со свечой уже ушел вперед, не позаботившись подождать брата, но Росио медлит. С одной стороны, отступить сейчас - расписаться в своей трусости, а с другой, идти во тьму не хочется до ужаса. Маркиз Алвасете оборачивается, окидывая взглядом пустой коридор. Вернуться назад?..
Ветер за окном взвывает, ударив ветвями деревьев в стекла. Раздается гулкий звон, а затем шорох и странное шуршание. Едва подавив в себе желание закричать, Росио бросается за братом, который, ждет за дверью с многозначительной усмешкой на губах. Высоко вскинув голову, Рокэ проходит мимо. Он дрожит всем телом и кутается в одеяло.
"Это просто холод, здесь очень-очень холодно..."
Их шаги гулко отдаются в сводчатых подземельях, и с каждой минутой юному маркизу становится все страшнее. Мерцающий огонек свечи дает недостаточно света, чтобы разглядеть все вокруг, но мечущиеся по стенам тени не сулят ничего хорошего. Не до конца понимая, что делает, мальчик хватает брата за руку.
- Долго еще идти? - как ни крути, сказать это равнодушно и небрежно не получилось.
- Почти на месте, - в голосе Карлоса звучит что-то хитрое и пугающее. Росио закусывает губу и оглядывается. Показалось ему, или в конце коридора что-то мелькнуло?..
Обдумать это мальчик уже не успевает - Карлос вдруг выпускает его руку и исчезает во тьме, оставляя брата совершенно одного. Свеча гаснет. Чувствуется запах воска, но невозможно определить, откуда он идет.
Рокэ впадает в панику.
- Карлос! - голос дрожит, но скрыть это уже никак не получается. - Карлос, где ты?
Паника нарастает, сердце колотится, словно у пойманной птицы. Его голос эхом мечется среди сводов подземелий, а кромешная тьма наполняется шорохами, шепотами и стонами. Кажется, будто чьи-то когти царапают камни...
А затем напротив лица юного маркиза возникают две светящиеся точки.
Это становится пределом: и без того бледное лицо сереет и Росио теряет сознание.

* * *
...когда он просыпается, солнце золотит ковер в его комнате, а в окно скребется ветка граната. Росио не сразу вспоминает, что произошло, но постепенно картина прошедшей ночи вырастает в его воображении, дополненная множеством деталей, невозможных и пугающих. У его постели сидит бледная и осунувшаяся мать - ее глаза полны тревоги и усталости.
- Мама? - Росио трет глаза и пытается встать, но мягкие руки неожиданно настойчиво укладывают его обратно.
- Лежи, милый, - в голосе мамы слышатся слезы, и мальчик злится. Не на нее - на самого себя и на Карлоса, весь маме нельзя плакать и ни в коем случае нельзя волноваться. Они это знали, и не подумали...
- Мама, прости, я не хотел... - лихорадочно шепчет Рокэ, комкая край одеяла. - Это все Карлос, он обещал... обещал показать мне Закатных Тварей, а мне было так интересно...
Мама улыбается сквозь слезы и ерошит темные волосы юного маркиза. Она не в силах говорить, и мальчик лишь сжимает покрепче ее руку, поворачивая голову на звук шагов. Глаза отца не предвещают ничего хорошего, и Росио как-то вмиг съеживается, ожидая заслуженной взбучки. Но, похоже, соберано скорее устал, чем зол... Или выместил всю злость на брате. В какой-то мере это справедливо, но мальчик гонит от себя такие мысли.
Сейчас утро, и мир кажется спокойным и умиротворенным. Сейчас утро, и Закатные Твари спрятаны в подземелье и заперты на ключ. Сейчас утро, и Росио думает о чем угодно, но не о собственном ужасе.
Он еще не знает, сколько лет его будет преследовать этот кошмар. Он быстро отступит, оставив ребенка в покое, ведь дети быстро забывают плохое. А потом погибнет Карлос, и Закатные Твари вернутся, чтобы свести с ума последнего из рода Алва...
Только смогут ли?




Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:48
 
ИскрогривкаДата: Суббота, 27.12.2014, 02:44 | Сообщение # 13
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


Ночь на исходе. Первые лучи
Вспороли полусумрак небосклона.
Как пламя угасающей свечи,
Трепещет сердце от таинственного звона.

А воздух пахнет дымом и теплом.
И тоненькая пленочка рассвета
Разорвана тем солнечным огнем,
Что дарит столько радостного света.

Гоняет ветер стайки облаков,
Облитых легкой розовою краской.
Несет с собою запахи цветов,
Срывая наши ледяные маски.

И солнце манит душу за собой
Туда, в туманные неведомые дали.
И ты идешь; я следом за тобой,
Как в детстве мы с тобой всегда мечтали.





Сообщение отредактировал Искрогривка - Суббота, 27.12.2014, 02:44
 
ИскрогривкаДата: Понедельник, 29.12.2014, 02:18 | Сообщение # 14
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492


В этом городе шумном царит тишина.
В этом городе тени сплетаются в свет.
В этом городе я буду вмиг прощена:
страшный мир потеряет кровавый мой след.
В этом городе плачет, поет та вода,
что прозрачнее слез умирающих глаз.
В этом городе кровь не прольет никогда
тот клинок, что однажды навеки угас.
В этом городе сердце забьется быстрей,
а душа, улыбнувшись, коснется небес.
В этом городе помнящих нет пустырей
о том мире, в котором не ждут тех чудес.
В этом городе пахнет сплетением трав,
что растут безмятежно на лоне лугов.
В этом городе с шелестом древних дубрав
песнь сплетается вечная старых богов.
В этом городе старом не плачет луна,
позабыв о покое своих мертвецов.
В этом городе светлой надеждой полна
позабывшая волю жестоких творцов.
В этом городе... впрочем, к чему говорить?
Ты почувствуешь сам, лишь ступив на порог,
как коснется тебя ночи звездная нить,
проведет лабиринтом из дальних дорог.
Проведет, улыбнется, споет о воде,
что сточила все камни на длинном пути,
и прошепчет тихонько, накажет беде:
«В этот город тебе не войти».





Сообщение отредактировал Искрогривка - Понедельник, 29.12.2014, 02:18
 
ИскрогривкаДата: Понедельник, 29.12.2014, 02:19 | Сообщение # 15
Соберано всея Кэналлоа
Группа: Участники Советов
Сообщений: 492
Небольшой экспромт к последнему стихотворению в качестве описания на Книге фанфиков.

И луна улыбнется, коснется звездой,
посылая свой тихий ответ.
И рассыпется горькой остывшей золой
этот город, которого нет.*




Сообщение отредактировал Искрогривка - Понедельник, 29.12.2014, 02:28
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещерка Limk'i, Искрогривки и Голоса Ветра » замок Васспард
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2019
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz