Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Понедельник, 08.03.2021, 04:11
1

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера двух музыкантов » "Тишина душит бархатным платком..." (Мое писательское творчество.)
"Тишина душит бархатным платком..."
Клок_Ночи_Летящий_К_СветуДата: Воскресенье, 17.11.2013, 10:37 | Сообщение # 76
прочь из моей головы
Группа: Участники Советов
Сообщений: 8777
[cut noguest=Не танцуйте с вампирами. Ориджинал.]Есть в году одна всего лишь ночь, когда темные силы выходят на поверхность, когда всему живому лучше спрятаться, одна лишь ночь – и в людском календаре она отмечена ночью Хэллоуин.

Однако некоторые люди настолько глупы, что выходят в Хэллоуин на улицы и даже пытаются подражать хозяевам этой ночи. Опрометчиво, очень опрометчиво…

***

- Эта шляпа мне мала, - капризно надула губы беловолосая девушка, так и сяк примеряя перед зеркалом злополучную ведьминскую шляпку. – Она слетит уже в первом танце!

- А ты не скачи по залу, как ополоумевшая горная коза, - посоветовала ей ее подруга, синеволосая низенькая девушка, которая, в отличие от блондинки, свой костюм еще не надела. – И прическу сделай какую-нибудь попрактичней, вот и не будет твоя шляпа сопротивляться.

Ведьмочка картинно обиделась.

- А ты можешь даже и не переодеваться, - съязвила она, бросив в подругу одну из диванных подушек. Та поймала ее и выбросила в открытое окно. – Кло Хиддлс с синими волосами, белесыми зрачками и в пижаме с единорогами – приз за самый страшный костюм тебе обеспечен!

- Энни, признайся, ты просто мне завидуешь!

- Так у тебя еще и с чувством юмора неполадки начались, - гордая Энн напустила на себя вид оскорбленной добродетели, и, прицелившись поточнее, запустила в Кло еще одну подушку. Подруга снаряд отбить не успела, и подушка попала ей прямо в свеженакрашенное лицо; страдальческий вопль Кло разнесся до самой границы мира.

Энни, чувствуя, что ей конец, тихонько шмыгнула в соседнюю комнату, забыв про ставшую ненужной уже шляпу.

Да и идти против разъяренной Кло ради какой-то шляпы… Энн же не самоубийца.

***

Вскоре Кло смирилась с гибелью макияжа, но, однако, свято поклялась отомстить. Когда Энни, шагая на цыпочках к выходу из дома, скрипнула одной из половиц, стоящая на лестнице сверху синеволосая девушка с чувством, которое знакомо лишь праведно мстящим людям, обрушила на подругу целый водопад из чайника; слава милосердию Кло – вода оказалась холодной.

Прическа ведьмочки отправилась на покой.

***

Давясь смехом, подруги наконец вышли из дома – правда, Кло, что оделась утопленницей, грим пришлось делать на скорую руку, а Энни так и не смогла спасти эпохальное сооружение у себя на голове и пошла с распущенными волосами; и без того волнистые, от внезапного душа они еще больше закурчавились.

Ночные улицы, украшенные к Хэллоуину, поистине впечатляли: по дорожкам к домам сновали дети с бумажными пакетами, с прорезями для глаз в неправедно украденной простыне и заученным пугающим воем привидения, которое, правда, получалось «дикое, но симпатишное». Почти из каждого окна на прохожих смотрела светящаяся дружелюбным оранжевым светом Голова Джека, и от этого свечного взгляда не мог спрятаться никто – да и не пытался, если честно. Шумела радостная молодежь, разодетая кто во что горазд – чертики обнимались с феями, колдуньи беззлобно потешались над неопытным маленьким призраком, клянча у него так же справедливо выклянченные конфеты; кто-то направлялся на вечеринку, коих было в избытке, кто-то пугал прохожих, а один отчаянный скелетик умудрился стащить у кого-то из дома тыкву и теперь приделывал Джеку еще и тело – дело, правда, ограничилось парой швабр, но Джек по своей природе неприхотлив. Играла музыка, светили огни, и почему-то никому не было страшно, хотя праздник Хэллоуин изначально – праздник нечисти и темных сил.

Упомянутая уже пара девушек тоже внесла свою лепту во всеобщее веселье – они стучались в дома, требуя сладости или жизнь, пели, смеялись, играли – даже стянули у кого-то с веревки мокрую простыню и пожертвовали ее одному грязноватому привидению – его покрывало, кажется, изрядно потоптали.

Ночь, к тому же, благоволила таким гуляниям – совершенно полная, величественная луна сверху вниз наблюдала за всем этим, в воздухе буквально чувствовалось ее снисходительное внимание. Ветер был ласковый и даже теплый, несмотря на время года, он явно был заодно с гуляющими – ведь он доносил звуки их песен так далеко…

Даже, пожалуй, дальше, чем нужно было.

***

Вскоре Кло и Энн надоело слоняться по улицам и они, обстреливая прохожих по пути добытыми сладостями, направились на одну из множества вечеринок в честь ночи ужасов. Выбрали они ту, где было больше всего людей и где громче всего играла музыка.

Обстановка была соответствующей – отовсюду, куда ни глянь, на вас глядели тыквы и картонные привидения, сыпались сверху бумажные конфетти-паучки, но больше всего, конечно, радовали гости – ни один костюм не был абсолютно похож на другой, встречались самые неожиданные персонажи, вроде домашних эльфов из Гарри Поттера с носками в руках или маленьких ворчливых хоббитов; был даже один Санта Клаус – разумеется, приз за самый страшный костюм достался ему.

Энни вскоре увел танцевать один галантный зомби, а Кло осталась около столика, пытаясь в сумрачном свете приглушенных ламп прочесть выпавшее ей в книге предсказание. Кажется, там было что-то про ложь, кровь и смерть, но точно она не разобрала.

Когда синеволосая девушка, с чувством выругавшись на плохое освещение, плохую подругу и плохое зрение, ее плеча, обвитого декоративными водорослями, коснулась чья-то холодная рука. Кло вздрогнула от неожиданности и обернулась.

Перед ней стоял аристократического вида молодой человек, одетый вампиром в лучших традициях графа Дракулы. Был он старше Кло максимально на пару лет, то есть, ему было примерно двадцать два -двадцать три года. Последователь Цепеша был картинно бледен, длинные волосы цвета воронова крыла едва доставали ему до плеч, рубинового оттенка глаза были распахнуты в изумлении. Ну, в самом деле – утопленница в больших очках, с таким необычным цветом глаз и волос достойна удивления. Опустим то, что парень сам наверняка был в линзах.

Но, видимо, парня поразил далеко не внешний вид лже-утопленницы.

- Вы теплая, - тихим, глубоким голосом сказал вампир, вглядываясь в лицо девушки.

Та поняла не сразу.

- Аш?..

- Вы… живая?

- А, это, - Кло с облегчением рассмеялась. – Да, но пусть это останется нашим маленьким секретом, хорошо?

Вампир серьезно кивнул.

- Мое имя – Конлей, - он склонился в полупоклоне.

- Хлоя, но лучше зовите меня просто Кло, - девушка ответила ему шутливым книксеном. – Какими судьбами здесь?

- Мы с братом услышали песнь, - так же серьезно сказал Конлей. – Мы услышали ее и решили навестить ее источник. Это наша ночь, - чуть тише сказал он, - и мы можем наконец-то покинуть наше поместье.

Кло присвистнула. Кажется, парень великолепно вжился в роль.

- Так вы с братом? – постаралась она перевести тему.

- Да, Ирл мне брат не по семье, но по крови, - Кло мало что понимала из выспренных и загадочных речей вампира, но ей нравились его стиль и утонченность слова. – Он отошел, но я могу, не открывая глаз, сказать, где он сейчас и что делает.

Синеволосая девушка фыркнула и задорно блеснула своими неестественно светлыми глазами.

- А вы докажите, - дерзко заявила Кло, - может, я вам не верю.

Конлей изогнул брови, как бы показывая свое отношение к этому необоснованному недоверию, но глаза закрыл. И, чуть понизив голос, произнес:

- Брат сейчас на двадцать девять шагов на юг от нашего местоположения. Говорит… нет, танцует с какой-то девушкой… Блондинкой, - вампир хищно повел узкими ноздрями, - магических способностей не имеет, либо утеряны, но одета ведьмой.

Кло усмехнулась со всем своим скептицизмом (который, признаться, был у нее отменного качества) и круто развернулась на юг.

На некотором расстоянии от них действительно обретался некто, стилем одежды похожий на Конлея, но придерживающийся более пастельных тонов, светловолосый и шире в плечах, чем Конлей. Он танцевал медленный танец с какой-то ведьмочкой – и, когда та в танце повернулась к Кло лицом, оказалось, что Энн уже сменила своего зомби на вампира.

- Браво, - пораженная девушка даже немного поаплодировала черноволосому медиуму. – Мало того, я даже знаю эту блондинку, она моя давняя подруга. И могу точно сказать – вы абсолютно правы, способностей к магии у нее никаких!

Тут Кло не выдержала и прыснула, но вампир воспринял все как нельзя серьезно.

- Я никогда не ошибаюсь. Может, мы позовем их к нам, если вы не против?

- Я только за.

Закончилась песня, остановились танцующие пары; черноволосый вампир подошел к своему брату и сказал ему пару слов - их смысла не поняла даже Энни, которая даже после окончания танца отказывалась отлипать от симпатичного Ирла.

Конлей подвел Энн и Ирла к синеволосой девушке и представил ей своего брата; тот галантно поцеловал Кло руку и поклонился. Энни сделала подруге сложный знак глазами, который могут понять только девушки; мол, он мой!

Кло на это только страдальчески вздохнула.

Энни иногда заносит.

***

Завязался разговор. Голос Ирла оказался чуть ниже, чем у Конлея, но говорил он сухо и отрывисто. Он назвал черноволосого парня братом, употребив ту же странную формулировку о семье и крови.

Говорили в основном Энн и Конлей, но они умудрились вдвоем создать такую атмосферу дружеских посиделок, что удается это далеко не каждой "душе компании". Темы были легкие, пустячные, только Энни говорила бойким языком современной молодежи, а речь Конлея вместе с его взглядами на жизнь словно вырвались их старых веков; это казалось довольно забавным.

Снова заиграла медленная музыка; у диждея было явно романтическое настроение. Вампиры пригласили подруг на танец, те не стали отказываться.

Энн мгновенно утащила беловолосого парня в другой конец зала; Кло, в отличие от озорной капризной ведьмы, на танцполе чувствовала себя крайне неловко - она совершенно не умела танцевать.

К счастью, вампир вел, и девушке нужно было лишь описывать широкие круги.

- И все-таки... - очень тихо сказал Конлей, обращаясь к незадачливой утопленнице, - почему, если вы живы, то вы... здесь?

Кло посмотрела на него как-то очень странно. Конлей начинал ей нравиться, и ей не хотелось бы, чтобы он оказался сумасшедшим.

Хотя, сегодня можно; сегодня же Хэллоуин. Решив это для себя, Кло не стала разочаровывать вампира и стала ему подыгрывать.

- Сегодня ночью я обретаю жизнь, - загробным голосом произнесла она. - Так уже семь лет как ночь ужасов становится для меня ночью жизни. На закате я оживаю - для того, чтобы на рассвете снова умереть; это кара высших сил за то, что я утопилась, - надо сказать, сочинять на ходу девушка умела мастерски. Вот и сейчас ее рассказ произвел на последователя Дракулы сильное впечатление.

- Какой кошмар... И вам никак нельзя помочь?.. - Конлей нахмурил угольно-черные брови и задумался; казалось, его вот-вот озарит светлая мысль.

- Мое искупление в смерти будет вечным, - нараспев произнесла Кло, с неизъяснимым наслаждением сочинителя наблюдая за меняющимся выражением лица Конлея.

И тут мысль, что должна была его озарить, наконец-то поспела; лицо вампира прояснилось.

- Искупление в смерти... ну конечно! - пробормотал он. - Как я сам не... мы с братом вам поможем, - сказал он полной недоумения Кло, - мы даруем вам спасение. Я клянусь.

И больше он не сказал ни слова.

***

По окончании танца к ним подбежала Энни и потребовала к разговору Кло - но один на один. Бесцеремонно схватив подругу за руку, она отвела Кло подальше и горячо зашептала ей на ухо:

- Слушай, Хлоя, этот Ирл какой-то ненормальный... Говорит он мало, но говорит такое! Что-то про древнюю дань крови, тьму и какую-то еще непонятную муть. Он сказал, что эта дань обязательно выдается кровью потерявших силы ведьм... Что моя надежда на бессмертие в смерти этой ночью, что я должна быть горда оказанной мне честью... псих, короче, - Энни скривилась. - Бежим отсюда, пока они опять за нами не увязались, а?

- С превеликим удовольствием, - фыркнула синеволосая девушка, кратко пересказав по пути из зала историю о проклятиях и искуплениях.

- И твой такой же, - ахнула блондинка, картинно всплеснув руками. - У них секта какая-то, видимо! Сатанисты или еще чего похуже.

Не успела Кло уточнить, кто может быть хуже сатанистов, как ведьмочка снова цепко ухватилась за нее и вытащила на свет божий. Обругав подругу за завтрашние синяки на руке, Кло кинула беглый взгляд на только что покинутый ими дом - и застыла в необъяснимом ужасе.

В мертвенном свете полной луны братья не по семье, но по крови выглядели величественно и страшно. Глаза их светились красноватым светом, кожа казалась мраморной, и стало ясно, что их личина вампиров из прошлого не маска и что кровь, которая их побратала - не их кровь.

Темные силы наконец-то решили отомстить людям за вторжение в свой праздник.

Девушки замерли в невыразимом страхе перед вампирами; те же, в движениях своих походя на огромных летучих мышей, стремительно приблизились к бедняжкам и медленно, аккуратно, словно фарфоровых кукол, которых опасаются разбить, повели их в сторону заброшенного парка; у Энн и Кло от неожиданности и страха путались мысли, девушки не стали даже сопротивляться.

В парке было тихо и свежо. Небольшой грязный прудик с наглыми утками в свете луны сверкал так, что самый прекрасный на свете алмаз, обладай он чувствами, удавился бы от зависти.

Около пруда была небольшая аллея из раскидистых деревьев и хлипких скамеек, облепленных жвачками и исписанных не слишком приличными словами; на эти скамейки и усадили братья девушек.

Не произнося ни слова, вампиры вынули странные искривленные кинжалы и стали чертить на сырой земле какие-то знаки - от одного взгляда на них Энни делалось дурно.

- Отпустите нас, - слабым голосом попросила блондинка, не в силах говорить громко. - Пожалуйста... ну что мы вам сделали?..

Ирл поднял на нее глаза и сухо проговорил:

- Ты сама не понимаешь, какой чести ты удостоена, твой разум замутнен горем потери сил. Будь ты в разуме, ты рассыпалась бы в благодарностях.

Конлей же сказал почти виновато:

- Я вам поклялся.

Вскоре знаки на земле были закончены; поставив едва держащихся на ногах девушек в центр этих сплетений, вампиры отчетливо произнесли слово, от которого у Кло внутри все оборвалось.

- Покойся с миром, Хлоя, - прошептал Конлей ей на ухо.

Не сговариваясь, вампиры синхронно вонзили зубы в шеи жертв.

***

Есть в году одна лишь ночь, когда темные силы выходят на поверхность, одна лишь ночь, когда всему живому лучше спрятаться, одна лишь ночь - и в людском календаре она отмечена ночью Хэллоуин.[/cut]






Фанфики|Пещера


Сообщение отредактировал Клок_Ночи_Летящий_К_Свету - Воскресенье, 17.11.2013, 10:37
 
Клок_Ночи_Летящий_К_СветуДата: Воскресенье, 17.11.2013, 10:38 | Сообщение # 77
прочь из моей головы
Группа: Участники Советов
Сообщений: 8777
[cut=Лунное безумие. Ориджинал по заявке. Глава 12. Эми узнает немного больше о некромантах и их птицах]Эми проснулась с ужасной головной болью. С трудом разлепив тяжелые веки, она мутным взглядом оглядела комнату – и вздрогнула, осознав сразу несколько вещей.

Во-первых, она уснула в доме некроманта.

Во-вторых, она уснула сидя на кровати некроманта.

Ну и в-третьих, она уснула в обнимку с самим некромантом.

Какая, однако, прелесть.

Эмили осторожно попыталась высвободиться из объятий Майка – но так они, видимо, спали довольно долгое время, потому что затекшие пальцы молодого мага сейчас, наверное, не разорвали бы даже тиски.

Будить спящего парня Эмили не хотела – она на инстинктивном уровне чувствовала, что делать этого нельзя. Не сказать, чтобы Майк мог сильно на нее разозлиться, и она этого боялась, но ему требовались силы.

<i>Битва действительно очень близко.</i>

При воспоминании о предателе-Томе у Эми внутри что-то отозвалось болью.

Почти такой же сильной болью отозвались затекшие ноги, когда девушка попыталась ими пошевелить. Спят в таком положении только конченые мазохисты.

А вообще… какого черта она с некромансером уснула?!

Вспомнить бы еще…

***

В конце концов, в голове Эми начала восстанавливаться картинка последних часов.

Выяснилось, что не отошедшая еще от шока девушка, когда некромант заявил, что, несмотря на то, что это все трогательно и хорошо, но выспаться ему нужно, сама потребовала вот такого положения. Какой ужас.

Майк, мягко говоря, был удивлен.

- Ты уверена?..

- Абсолютно.

- То есть после того, как мы проснемся, ты не будешь драться, обижаться и поносить меня твоими любимыми словами?..

- За кого ты меня принимаешь?!

- За ту Эми, из которой я еще недавно Тьму изгонял, - некромант грустно улыбнулся. – Она бы поступила так.

Девушка против своей воли покраснела.

Теперь она понимала, что, несмотря на то, что в силу обстоятельств ее отношение к Майку кардинально изменилось, это было уже слишком.

Некромансер во сне что-то пробормотал и крепче прижал к себе Эмили. Та зарделась от двойственности обуревавших ее чувств – с одной стороны, она слишком дорожила свой честью во всех ее ипостасях, чтобы давать к себе просто вот так жаться, а с другой… она была вполне не против.

Не успела девушка с собой справиться и решить, какая часть эмоций для нее важнее, как дядюшка Морфей распрощаться с явно обиженным на это Майком; он заворочался и, осознав какую-то часть происходящего, попытался поскорее спихнуть с себя девушку и тихо простонал «О, черт…» Эми не могла с ним не согласиться.

- Эми-и, - хриплым голосом не совсем проснувшегося человека заговорил Майк, - а что, черт возьми, происходит?

- Отпусти меня для начала, - фыркнула крестьянка, - а потом поговорим.

Майк послушно старался расцепить ладони. Получалось у него слабо.

- Так что было? – спросил темный маг, потирая шею, когда им удалось-таки разъединиться.

- Мы уснули, - холодно заявила Эмили и пожала (насколько это было возможно) узкими плечами, напустив на себя показное равнодушие и спокойствие. – Ты что-то имеешь против?

- Да нет, вообще-то. Только за.

Эми вновь залилась краской.

***

- Так, значит… Черт, как же все болит, - некромант прошелся по комнате, пытаясь размяться. – Значит, так… Сейчас уже вечер? – Он выглянул в окно. – Или еще вечер?

- Уже, - меланхолично ответствовал ворон откуда-то из-под потолка. – Вы спали почти сутки. Даже это ленивое существо спит меньше, чем вы, - ворон попытался фыркнуть, но вышло у него плохо. – Фи.

Филин отозвался невнятным уханьем.

- Эмили, - повернулся к ней некромант, - мне сейчас нужно отлучиться в город за кое-какими вещами, это займет не более часа; ты остаешься здесь. Сложилась такая ситуация, что шаг за ограду этого дома для тебя – смерть; это не я придумал, это действительно так, потому что деревенские люди с вилами, факелами и прочими милыми безделушками сейчас рыщут везде на случай, если тебе все-таки удалось как-то спастись. Если я могу отвести им глаза, - Майк набросил на плечи затертый плащ и посмотрел на Эми, прежде чем выйти из дома, - то сомневаюсь, что это выйдет у тебя. Не беспокойся, я скоро.

И он закрыл за собой дверь.

Девушка даже ничего не успела ему возразить. Да и что было возражать?..

Ей очень быстро стало скучно. Колдовские книги Майка для нее оставались непонятным набором закорючек, который неизвестно как можно понимать; за окном ничего особенного не происходило, а наблюдать извивающиеся шепчущиеся растения Эмили было мерзко; она хотела было начать убираться, да только вот, чтобы убираться, нужно, чтобы в комнате было грязно; а Майк, как оказалось, роскоши разводить у себя в доме мусор себе не позволял.

Тогда Эми решила поговорить с птицами.

- Э-э-эй, - нерешительно произнесла она, пытаясь отогнать ощущение идиотизма происходящего. – Как вас там… э-э-эм… черт, как мне вас звать, если у вас имен нет?!

- Ты это мне, девочка? – поинтересовался чернокрылый разведчик, неуклюже слетая откуда-то сверху. Видимо, подпаленное крыло давало о себе знать. Эмили неловко кивнула. – А зачем нам имена? Если их не было у нас при жизни, то и сейчас они нам без надобности. Не так нас много, чтобы некромансеру требовались клички, чтобы нас подзывать.

- Но ведь это же… Стоп. Как это? То есть?!

- Как безумно содержательно. Теперь я понимаю, почему этот придурок так за тобой волочится – вы братья по разуму.

- Нет, нет, - крестьянка замотала головой, приводя в порядок мысли. – Ты сказал... при жизни?!

- При человеческой, - уточнил ворон. – Когда я был человеком, мне не дали Истинного имени. Теперь, когда я птица – зачем оно мне?..

- Ты был человеком? Как это?

- Как обычно. Рожден крестьянской женщиной в одном из самых захолустных селений всех миров, - голос птицы зазвучал сварливо, - дожил до тринадцати лет. Писать я не умел, читать не умел, работал скверно, умел только гадости делать и людей раздражать.

Это умение сохранилось при нем и в птичьем облике, надо сказать.

- А потом к нам в село приехал хмурый высокий человек. Все от него шарахались, поговаривали, что водит он дружбу с дьяволом и некромантией занимается. Когда он заявился в наш дом, отец хотел его было вилами прогнать, но некромант сунул ему несколько монет и он успокоился. Некромант заявил, что хочет меня купить. Поначалу все возмущались, мол, мальчик не товар, да вот только были мы семьей многодетной и, как следствие, бедной, а мужчина предложил такую сумму, что даже мать, которая, несмотря на мои проделки, любила меня беззаветно, согласилась.

- Но ведь это ужасно! – воскликнула пораженная Эмили.

- Кто сказал?.. Ведь ты даже не знаешь, почему выбор пал именно на меня.

- Да какая, к черту, разница! Нельзя просто так и забирать ребенка, он же не вещь какая-нибудь!

- Дослушай, истеричка, - холодно сказал ворон, недружелюбно сверкая черными глазами. – Сначала я тоже был против, даже бежать пытался. Но бежать от старого мага – затея плохая, да и опасная. Думаю, не надо даже говорить, что меня тут же поймали и наказали; особенно меня испугало то, что я требовался ему для какого-то ритуала.

Тут Эмили снова его прервала.

- Нет! Не надо! - она зажала уши руками. – Не рассказывай! Я чувствую… что было что-то кошмарное!

Птица не выдержала и больно клюнула крестьянку в руку.

- Да успокойся, очень надо мне тебя в тайны Ритуала посвящать! Тем более, какое-то время я был у него кем-то вроде ученика и мальчика на побегушках в одном флаконе. Года два, не больше; за это время он меня многому научил – от чтения и письма вплоть до простейших полумагических заклятий. А потом… потом он заявил, что настал момент истины – и он раскрыл мне мою судьбу.

Оказалось, что, не купи он меня два года назад, то война, которая должна была нахлынуть на страну через несколько лет, превратила бы меня в стихийное бедствие; я смог бы собрать армию и перебил бы всех, кто остался жив, во всем населенном мире. Я стал бы Тьмой; не той, что служат некроманты, а той, от которой они этот мир защищают.

- Некроманты – защищают?

Ворон застонал. Казалось, произнеси Эмили еще слово – он ее заклюет до смерти и не пожалеет об этом ни на секунду.

- Вот же девка, прописных истин не знает… А ты думала, на кой Майк на кладбищах вечно ошивается, успокаивает <i>безвольных</i>? Делать ему нечего, что ли? Или зачем он, по-твоему, не покончил с тобой после заражения, а вылечил? Некроманты не приносят в этот мир Истинный Мрак – они с ним борются, дура, - ворон был зол. – А вы, людишки, боготворите свою чертову Инквизицию, которая их уничтожает и мечтает об абсолютном царстве Света. Вы молодцы, поспорить сложно – только вините потом в обрушении вашего Мироздания кого-нибудь другого!

- И кто тут еще истеричка, - философски заметил филин, очищая рябые перья своим клювом.

- Спи дальше, - огрызнулся разведчик, но все-таки успокоился и заговорил на тон ниже. – Одним словом, моя жизнь была прямой угрозой равновесию сил. Однако и убить меня некромант не мог – лишняя кровь на руках никому еще никогда не помогала, а в нашем случае смерти можно было избежать с помощью Ритуала.

Не буду рассказывать подробно, но Ритуал превратил меня в птицу – некромант забрал у меня тело, дав вместо него другое, соответственно, поменяв таким образом касающиеся меня предначертания – ведь вместе с телом нам дается наша судьба… Правда, и сам Ритуал был довольно опасен и для меня, и для него, но из всех живых в то время с такими чарами мог справиться только он.

Так что и подумай теперь – лучше было бы, останься я человеком? – заметив, как Эмили ошарашенно покачала головой, довольный своим рассказом ворон гордо вздернул голову.

- А что, с филином история та же?

- Да откуда я знаю, этот комок перьев собственной жизни не помнит, но человеком он когда-то был точно, ведь срок жизни у него человеческий. Зато, потом, когда у некроманта появился ученик, ой и потешался я над ним! Правда, он мне этого до сих пор простить не может, пфф, - ворон демонстративно повел раненым крылом.

Эми удивленно подняла брови.

- Так что, этот некромант, что тебя сделал вороном, не Майк?!

- Нет, конечно! – птица возмутилась так, как будто крестьянка сказала что-то кощунственное. – У него сил на такое не хватит. Это был его Учитель. Жаль, что он погиб – великий был маг; а ведь виноват в этом никто иной, как твой расчудесный Том на пару с Майком. Было это так, значит; остановились мы однажды в одном городе…

- Вообще-то, эту историю я хотел бы рассказать сам, - раздался сзади насмешливый голос. Эми обернулась; это вернулся Майк. Он улыбался и держал в руке корзину, сверху прикрытую плащом.

- А… с какого места ты слышал? – поинтересовался ворон, на всякий случай взлетев на потолочную балку.

- С того, где я не могу простить тебе, как ты надо мной потешался.

- А… это…

- Оно самое. Да не бойся, - он хмыкнул, - нет у меня сейчас настроения тебя казнить.

Птица что-то обиженно заворчала.

***

- Эми, я тебе что-то принес, - Майк поставил корзину на стол. – Держи. Тебе нужно поесть.

Он снял плащ с корзины и бросил его на кровать. В корзине оказались пирожки.

- Я тут пока шел, вспомнил, что тебе хоть иногда есть надо. Я-то уже почти отучил себя от этой глупой привычки; а вот с тобой еще придется об этом помнить.

Надо сказать, что в последнее время Эмили вообще забыла о таком свойстве организма, как потребность в пище; да и о других потребностях тоже, кроме, как выяснилось, сна. Она была совершенно не голодна.

- Спасибо, - девушка неловко улыбнулась. – Но я не хочу.

- Это от зелий, которыми я тебя накачал, они на время замораживают все инстинкты и ощущения; это пройдет. Действие их уже начинает заканчиваться, так что, если не хочешь упасть в обморок от голода во время пути, тебе нужно съесть хоть что-то.

Эмили послушно взяла пирожок и откусила небольшой кусочек. Вкуса она не чувствовала.

- Ты сказал, что почти отучил себя от этой глупой привычки. Что за привычка?

Майк посмотрел на нее так, как будто она не понимает очевидного.

- Нуждаться в чем-либо.

- А это плохо? – не поняла Эми.

- Нет, для обычных людей, конечно, это нормально и не доставляет особых неудобств, - Майк пожал плечами и начал рыться в книгах на столе. – Но я, видишь ли, веду образ жизни кочевой и неустойчивый, и не факт, что меня завтра, к примеру, не схватят церковники и не поведут пытать, - некромант произнес это так буднично, словно речь шла о чем-то обыденном. – И будет крайне обидно, если я загнусь раньше времени просто оттого, что не притупил вовремя свои чувства до нужного уровня. Что за некромант такой, который позволяет себе умереть от голода или жажды, а, Эми?

Девушка не ответила.

- Правильно, паршивый это некромант. А у меня и без того проблем с собственным телом по горло, - Майк скривился. – Да где же эта книга… Ага, вот она! – Некромант выудил из груды фолиантов небольшой томик, обтянутый змеиной кожей.

- Что это?

- А это, Эми, заклинания из разряда тех, что могут использовать только я да Легион… Долгая история, в общем, но мне эти заклятия сейчас как нельзя пригодятся, - он уселся на кровать и погрузился в текст, изредка что-то бормоча. Так прошло минут десять.

Вдруг Майк вскочил и, не скрывая своего нетерпения, принялся метаться по комнате, звенеть какими-то склянками, шуршать свитками и шелестеть тканями. В конце концов он подал Эмили небольшую кружку, доверху наполненную какой-то отвратительного цвета и запаха жидкостью.

- Пей. Обезболивающее.

- Но у меня ничего не болит, - запротестовала Эмили, хотя затекшие конечности у нее продолжали ныть.

- Сейчас не болит – потом начнет. Эми, ты что, не понимаешь? Мы с тобой сейчас идем на бой. Не важно, куда именно мы пойдем – битва нас все равно настигнет; на этот раз, правда, мне без тебя не обойтись, уж извини; я не знаю, как правильно тебе это объяснить, но если тебя там не будет, победа, скорее всего, останется за Томом. Будешь кем-то вроде, - он усмехнулся, - моего талисмана. Для этого я и даю тебе это выпить; это поднимет твой болевой порог примерно до моего уровня. Это обязательно.

Эми перестала сопротивляться и выпила то, что было в кружке; это оказалось далеко не так противно, как она ожидала.

- А нам точно нужно… идти на бой? – тихо спросила она, всхлипывая; к глазам почему-то подступили слезы, но она понимала, что с некромантовским питьем это никак не связано. – Можно этого как-то избежать?

Майк одной рукой слегка приобнял ее за плечи.

- Нельзя, - мягко сказал он. – За прожитое надо мстить.

Эми поняла, что вряд ли когда-нибудь забудет запылавшее в этот миг в его глазах яростное пламя.
[/cut]






Фанфики|Пещера


Сообщение отредактировал Клок_Ночи_Летящий_К_Свету - Воскресенье, 17.11.2013, 10:39
 
Клок_Ночи_Летящий_К_СветуДата: Воскресенье, 01.12.2013, 00:25 | Сообщение # 78
прочь из моей головы
Группа: Участники Советов
Сообщений: 8777
[cut=Лунное безумие. Ориджинал по заявке. Глава 13. Месть.]На улице было прохладно; занимался ранний вечер. Легкий ветер тихо посмеивался, обвиваясь влажной лентой вокруг идущих друг за другом двух молодых людей.

Лес вокруг шелестел ветвями, из листвы смотрели чьи-то любопытные глаза, но они были лишь игрой причудливых теней; непосредственно рядом с подобными тенями, лениво перелетая с ветки на ветку, обретался филин. Эми вздрагивала от любого звука и отчаянно цеплялась за рукав рубашки Майка. Некромант же с каждым шагом будто бы наливался силой и яростью - и походил сейчас на античных богов войны, что готовы были биться до последнего издыхания, лишь бы не оставить противнику шанса выжить; такое состояние делало его величественным - и пугающим.

От одного из деревьев вдруг отделилась зыбкая, колыхающаяся тень и остановилась прямо перед путниками, принимая очертания высокого человека в плаще.

Майк резко затормозил; Эми сзади налетела на него и крепко выругалась.

- Какие люди, - мягким голосом сказала тень, впиваясь взглядом холодных лживых глаз в лицо некроманту. - И со товарищи, - заметил человек, когда потирающая ушибленный лоб Эмили выглянула из-за спины молодого мага.

- Чертов цирюльник, - прошипел Майк, аж покраснев от сдерживаемой ненависти.

Том едва заметно усмехнулся.

- Ну зачем же ты вводишь нашу общую знакомую в заблуждение, некромант? Давай называть вещи своими именами.

Зеленоглазый парень шумно выдохнул через нос и сжал кулаки. Весь он сейчас дышал злобой и яростью.

- Хорошо, - Майк сложил ладони в жесте, похожем на молитвенный. - Будем биться, предатель. И, уверяю, это будет твой последний бой, чертов инквизитор.

- Что?!

Эми, мгновенно побледнев, отступила на несколько шагов. Глаза у нее стали огромными от ужаса, побелевшие губы тряслись.

Она примерно начала все понимать.

- А что, наш благородный пособник тьмы не удосужился посвятить в подробности свою подружку? - мерзкая ухмылка не сходила с губ Тома. - Какая прелесть. Хотя я не удивлен - наш некромансер давно положил на тебя глаз, не замечала, Эми?

Майк глухо зарычал. Он с усилием развел ладони в стороны - между ними колыхался шар, сотканный из густых, маслянисто блестящих теней.

- Даже оба глаза, пожалуй, - продолжал издеваться парень. - И поэтому, знаешь ли, совершенно ослеп. - Тени в руках некроманта стали сгущаться. - Понятное дело, ему было обидно, что какой-то инквизитор за пару часов завоевал больше расположения девушки, просто поулыбавшись и порассуждав о смерти, чем он, несколько раз спасший ее жизнь... Ревнивый некромант - это так забавно. Но он, видите ли, бережет тебя, девочка - не хочет, чтобы повторилась история с Хейли, да, друг?

Процедив что-то угрожающее, Майк спустил с ладоней сгусток темноты. Том отразил его если не играючи, то, во всяком случае, без особых потерь - удар попал в одно из деревьев, находившихся в опасной близости от Эми. На стволе остался огромный выжженный след.

Девушка сдавленно вскрикнула.

- Эми! - глухой голос некроманта звучал так, словно он сдерживает сильную боль. - На несколько шагов назад, быстро! Зацепит - я не виноват!

Темноволосый парень широко зевнул.

- Как же ты жалок. И как ты позоришь своего Учителя. Если я сейчас ударю, твоя драгоценная крестьянка не сможет склеить тебя даже кровью и слезами, - Том усмехнулся и, покачав головой, повторил жест некроманта.

Майк сжал губы - и ударил прежде, чем его соперник разнял ладони. Тот в эту секунду был крайне уязвим.

Бейся с ними кто третий, он сказал бы, что в руках некромансера взвился тугой темный кнут, которым он умудрился обвить тело молодого инквизитора; Эми же вовсе ничего не заметила. Однако рубашка Тома разметалась в лохмотья, хлынула кровь; не дожидаясь, пока соперник очнется от удара, Майк метнул в него что-то трудноопределимое по форме, но несомненно опасное - инквизитор застонал он боли. Но некроманту самому пришлось непросто - такое заклинание, видимо, требовало немалой толики сил.

Человек-тень зашатался, однако удар не сбросил - и некромант получил в лицо глубок извивающихся, словно змеи, багровых живых лент. Вспышка; Майк смог отразить его только кое-как - у него оказалась рассечена бровь и обожжено лицо.

Маг издал что-то среднее между стоном и хрипом.

- Красные змеи? Пал же ты, дружище. Раньше ты был достоин света, - как-то очень грустно сказал некромант.

- Тебе никогда не добиться даже этого, подонок! - инквизитор сорвался на крик. Глаза его приобрели безумное выражение, а на бескровных губах играла нездоровая улыбка. Изящества и жизнерадостности, которая так привлекла Эмили, в нем как не бывало; перед ними предстал фанатик и убийца.

- Ты гордишься тем, что на твоих руках больше крови, чем на руках отступника и некроманта? - Майк усмехнулся так страшно, что, если бы у кого-нибудь из присутствующих было сердце, то оно разорвалось бы от сострадания.

Но у старых врагов пропадают всякие чувства, кроме ненависти и жажды мести, а от Эми, к счастью, ускользнуло это ужасное выражение.

Прорычав что-то невнятное, Том пустил на соперника целую очередь различных ударов, фантомных и настоящих; и пока Майк боролся с этим, раненый парень вытащил нож откуда-то из-за пояса - и, шипя от боли, начертил у себя на запястье какой-то знак. Порез вспыхнул бледным пламенем, мгновенно зарубцевавшись.

Этого никто не заметил.

Ухмыльнувшись себе под нос, Том продолжил битву.

***

- А ты ведь даже не удосужился узнать, что случилось с бедняжкой Хейли, когда бежал так позорно, - возобновил разговор лжецирюльник, когда Майку удалось ранить его какой-то тенью в грудь. Едва сдерживая стон боли, том попытался собрать силы для ответного удара - но сгустившаяся было в его ладонях квинтэссенция пролитой крови внезапно дернулась и исчезла, не успев превратиться в оружие; парень явно себя переоценил.

- Она ведь отправилась в монастырь, помнишь?

- Ее отправили, - зарычал некромант, нанося еще один удар кнутом; на сей раз он промахнулся.

- Ну-ну. Ты ведь берег ее так же, как сейчас эту крестьянку? Знаешь ли ты тогда, как она умерла? - Инквизитор мстительно ухмыльнулся, видя, как побледнел некромансер от этой вести. - Она оставила в келье записку, что просит никого не винить в ее смерти - она была крайне благородной девушкой, тебе ли не знать. Хотя все, конечно, догадались, что она просто не смогла справиться с воспоминаниями. Она бросилась с моста - ровно в полночь. Мне ее даже жаль - если бы не обет безбрачия, связывающий нас обоих, я бы, пожалуй, женился на ней. - Том улыбнулся и потер ладони так мерзко, что даже невозмутимый, казалось бы, филин на ветке запротестовал против такой наглости.

- Ты слишком много говоришь для человека, который сейчас умрет, - Майк закусил губу и полоснул неизвестно откуда взявшимся ножом себя по ладони. Вопреки устоявшемуся мнению о некромантах и прочих темных, магию крови он терпеть не мог и старался применять ее только при "освобождении", где ее никак не обойти.

Сейчас же он хотел использовать ее для одного очень занятного заклинания, подсмотренного в книжке в переплете из змеиной кожи - вот только практиковал его некромансер в первый раз.

- Все равно у тебя ничего не выйдет, - Том уже не улыбался - он откровенно хохотал; это при том, что его положение было отнюдь не смехотворным - пятна крови на рубахе, лихорадочная бледность, слабый туман в глазах и сильный - в мыслях. - Ты никогда не проявлял каких-либо способностей к высшей магии, а ведь сильные заклинания тебе, как меченому, и вовсе не снились!

Майк не стал отвечать слипшиеся от крови и пота белые пряди со лба, он просто сжался - и выпустил на волю целый столп сияющего огня. Заплясали безумные тени по деревьям, зашипел разъяренным зверем закипевший ручеек, Эмили прижала ладони к глазам, чтобы ненароком не ослепнуть; темноволосого парня отбросило на несколько метров назад. Он налетел на дерево - и сполз безвольным телом на землю, пустив картинную струйку крови из уголка губ.

Погас свет, свернувшись постепенно до состояния искорки, висящей над землей; сумасшедшее выражение на лице инквизитора не оставило его даже сейчас. Шатаясь, Майк подошел к нему, присел рядом, прощупал на шее пульс - и торжествующе улыбнулся.

- Пока жив, - прошептал он. - Но скоро, совсем скоро умрет. Сколько лет я ждал этого момента, о боги... Я наконец отомстил, да, наконец-то...

Он рассмеялся странным, отрывистым смехом. Казалось, ему не хватает воздуха, чтобы смеяться. Осторожно, словно к зверю, которого боятся спугнуть, Эми подошла к некроманту; Майк посмотрел на нее снизу вверх и внезапно улыбка сползла с его лица.

Девушка чувствовала, что надо что-то сказать, но что - не знала.

Некромант сказал все за нее.

- Наверное, нам нужно будет поговорить об этом позже... А сейчас я хочу поймать момент, когда он умрет, - почти виновато сказал Майк, - это слишком сладкая месть, чтобы ее упускать.

Внезапно раздался булькающий, отвратительный смех; Том, которого и девушка, и парень уже считали мертвым, рассмеялся.

- Битва только начинается, - хрипло сказал он, - это был лишь первый акт этого спектакля.

И он ткнул некроманту в лицо свое запястье.

На нем шрамом белел знак - непонятный для Эми, до боли знакомый для Майка.

Некромансер зарычал и с бессильной ярости ударил старого врага по лицу. Тот не обратил внимания на удар и только продолжал улыбаться.

- Эмили, - проговорил Майк, крепко сжав кулаки и зажмурившись от обуревавших его чувств, - пора тебе побыть моим амулетом. Этот подонок вызвал своих. Сюда спешит Святая Инквизиция. [/cut]






Фанфики|Пещера


Сообщение отредактировал Клок_Ночи_Летящий_К_Свету - Воскресенье, 01.12.2013, 00:26
 
Клок_Ночи_Летящий_К_СветуДата: Вторник, 03.12.2013, 12:28 | Сообщение # 79
прочь из моей головы
Группа: Участники Советов
Сообщений: 8777
[cut noguest=I don't wanna hurt you. / Я не хочу тебя ранить. Ориджинал, сонгфик. Bullet For My Valentine - Hit The Floor.]Я люблю такие вечера, когда темнота похожа на бархатный платок, окутывающий дома медленно, неспешно, когда тишина не борется за право захватить власть, зная, что в любом случае победа останется за ней. Тепло. Да, это лето выдалось успокаивающе-теплым, не обжигающим, как это бывает, но без дождей и туманов; идеальное лето.

Я знаю, тебе тоже оно понравилось.

Может, я безумен. Да, да, скорее всего это так. Но никто в этом не виноват, ни ты, ни я - это давит на меня идеальное лето. Почему я люблю его, если оно свело меня с ума?

Тот же вопрос можно задать о тебе.

Я смотрю на дом, в котором не гаснут окна, несмотря на то, что время уже позднее. В одном из окон четко вырисовывается твой силуэт - и я невольно им любуюсь. Кто-то обнимает тебя за талию - я не знаю, кто это, да и ты, скорее всего, тоже. Я не понимаю, почему ты это терпишь, я не понимаю, почему то, что ты в чужих руках, доставляет мне такое болезненное удовольствие; я жажду большего. Все-таки я безумен.

Какое мерзкое идеальное лето.

***

Я очнулся, когда хлопнула дверь дома, из которого вышла ты; я потерял несколько секунд, ошалело оглядываясь по сторонам, пытаясь понять, кто я и где я. Спал ли я? Был ли в коме? Не так важно, нет, уже не важно; я не вижу ничего, кроме твой фигуры, движущейся прочь от меня.

Почему я иду за тобой?

Ты живая. Ты светишься жизнью. Я вижу это сквозь мягкую вуаль бархатной ночи, я вижу это сквозь пелену, застилающую мне глаза, я вижу это. Ты такая красивая - и такая слабая; ты чувствуешь меня, как чувствуют чей-то взгляд на спине, и невольно ускоряешь шаг.

Чего ты боишься?

Это я. Я все сделаю правильно.

***

До твоего дома совсем недалеко, мы идем так уже давно. Ты не знаешь, почему ты бежишь, почему тебе страшно, ты не знаешь, что все гораздо проще - потому что это я, и я не хочу тебя ранить. Ты не знаешь, но ты выглядишь затравленной.

В конце концов ты устаешь. Останавливаешься, пытаешься отдышаться, и я подхожу сзади.

Ты ведь узнала меня.

Я касаюсь твоей шеи, чувствую, как бьется пульс, веду рукой по твоей спине вниз. Ты меня узнала, поэтому ты не смеешь кричать - только смотришь на меня. Я вижу в твоих глазах страх.

Разве я напугал тебя?

Дыши ровнее. Мне нравится, как легко ты дышишь. Ты дрожишь - но неужели тебе холодно? Неужели идеальное лето изменило тебе?

Твои губы шевелятся. Я едва понимаю, что ты говоришь; чье это имя?

- Мэтт...

Кажется, так зовут... меня?

- Мэтт... Пожалуйста... Что происходит?

Да, это мое имя. Надо же - я совсем забыл, что у меня было имя.

Сейчас у меня его нет. У тебя тоже. Зачем имена в мире, где все настолько хрупко?

- Отпусти меня!

Я и не заметил, что делаю тебе больно. Отпускаю твои запястья, но прижимаю тебя к стене; зачем ты зашла в такой узкий переулок, зная, что за тобой идут?

- Помолчи. Я ничего тебе не сделаю, дай мне только немного времени, - мой голос звучит глухо и хрипло - я давно не говорил.

Мои ладони касаются твоего лица. Как же ты бледна, тебе все еще страшно. Но меня это даже забавляет. Почему же ты не смеешься?

- Мэтт, я ничего не понимаю! - ты срываешься на крик. Плачешь.

Слишком громко.

- Не кричи.

- Отпусти меня! Что тебе нужно, деньги? - Рыдаешь в голос. Я же просил. - Я дам тебе все, что у меня есть, только прекрати это!

Какая мерзость - деньги, имена, крики; как же ты скатилась до этого?

- Мне ничего не нужно. Поверь мне - я не хочу тебя ранить. Поверь мне... если я что-то еще для тебя значу.

Ты вырываешься. Глупость, это все того не стоит; я провожу рукой по твоему плечу - и тут ты начинаешь кричать так, что у меня закладывает уши.

Пора с этим кончать.

Я не понимаю, что я делаю; откуда эта ярость?

Мои руки смыкаются на твоей шее. Крик сразу обрывается, ты хрипишь, царапаешься, пытаешься оттолкнуть меня; ты такая слабая, а я уже не могу остановиться.

Прекратите это, я не хочу убивать ее!..

Я никогда не видел смерти, никогда не чувствовал, как обмякает руках внезапно ослабшее тело, никогда не заставлял никого биться в агонии. Смерть забрала твою красоту - твои губы посинели, глаза остекленели, руки застыли в судороге на моих запястьях; ты мертва.

Все кончено. Осталось мне только осознать это.

Я разжимаю твои пальцы, пока они еще не закоченели и не заключили меня в твоих объятиях навечно. Ты падаешь на землю вниз лицом, а я быстрым шагом покидаю переулок.

Я отпускаю тебя, но ты меня - нет. Твои руки не разожмутся, твой взгляд не оставит меня, твой голос будет звучать в моей голове вечно; какая странная ночь. Да, да, несомненно, я безумен.

Уличные фонари похожи на светляков. Не знаю, почему это пришло мне в голову. Поднимаю с земли камень, бросаю вверх; фонарь разбивается вдребезги. Твои глаза погасли - почему бы не погаснуть фонарю? Он гораздо менее прекрасен.

Никогда не думал, что все это так случится. Не думал, что все будет так быстро. Не думал, что вот так выйду из игры.

Поверь мне, я не хотел тебя ранить.[/cut]






Фанфики|Пещера


Сообщение отредактировал Клок_Ночи_Летящий_К_Свету - Вторник, 03.12.2013, 12:28
 
Клок_Ночи_Летящий_К_СветуДата: Среда, 04.12.2013, 15:23 | Сообщение # 80
прочь из моей головы
Группа: Участники Советов
Сообщений: 8777
[cut=Лунное безумие. Ориджинал по заявке. Глава 14. Предатель...?]Какая же, однако, прелесть. Концентрация церковников на один квадратный метр превышает совместимую с жизнью.

- Как - Инквизиция? - упавшим голосом спросила Эми, опускаясь на землю и закрывая лицо руками. Рыдать пока было не за что, но, видимо, ненадолго.

- Вот так. И на этот раз, Эми, виноваты окажемся мы оба... я - за все хорошее, ты - за то, что обо всем хорошем знала и никому не доложила. Ну, ну, - усмехнулся Майк, когда Эмили выругалась так, что некроманту стало даже чуточку стыдно. - Не все так плохо.

- ...все гораздо хуже, - заметил с ветки оптимистичный филин.

Майк обозвал птицу идиотом. Эмили не сказала ничего.

- А, может, убежим, пока не поздно? - предложила девушка, в надежде, что так можно будет избежать нового риска.

Парню же эта идея по вкусу не пришлась.

- Бегать от битвы трусливо, - сказал он жестко. - А бегать от битвы с Легионом еще и глупо. Скоро они будут здесь. И если ты через минуту встанешь... - он немного помолчал, проводя пальцем по видимой одному ему траектории, - там, - наконец очертил он пальцем круг, - то ты вполне можешь застрять в одном из материализовавшихся инквизиторов. Теперь... да, теперь я чувствую их. - Майк усмехнулся, встал, отряхнул штаны от земли и протянул Эмили узкую ладонь, помогая ей встать.

- Может, все-таки... - с надеждой начала Эми, но Майк ее прервал:

- За кого ты меня принимаешь, в конце концов? Что я, трус какой-то? - Эми мотнула головой, пожалуй, чересчур поспешно. - Да и поздно уже. Они уже здесь - ты их видишь?

Да, она их видела. По кольцу, выбранному некромантом, заметался туман, мало-помалу принимая очертания шестерых фигур в сутанах. Они появлялись так, как появлялся Том - тень, становящаяся человеком.

- Вот, Эми, познакомься, - прошептал, нехорошо улыбаясь, Майк. - Легион Теней. Отряд не совсем святых отцов, созданный специально для борьбы с темными силами.

У Эми невольно захватило дух. Зрелище было кошмарным и таинственным - из темных силуэтов медленно складывались белые инквизиторские рясы, жестокие лица, бесцветные глаза; они дышали спокойствием, силой и - опасностью.

До того, как они до конца перестали быть туманом, Майк вдруг обнял Эмили за талию и резко притянул к себе; от неожиданности девушка только вытаращила глаза. Поцелуй был недолгим, но глубоким, и, когда некромант отстранился, Эми даже не подумала его ударить.

- Может, в последний раз, - тихо сказал он и, положив руки ей на плечи, круто развернул девушку спиной к себе. Эмили почувствовала его горячее дыхание у себя на затылке.

Украдкой Эми вытерла пробежавшую по щеке непрошеную слезу.

Легион Теней проявился полностью.

***

Их было шесть, все одного роста, одного телосложения, в одинаковых одеждах и с одинаковыми большими крестами на груди; когда они откинули капюшоны, оказалось, что у всех одинаковые темные волосы и светлые глаза. Черты лиц тоже были схожи, в темноте Эми вполне могла перепутать любого из них с Томом. Разным был только возраст.

Девушка спиной чувствовала, как Майк их ненавидит. Это не была огненная ярость, с которой он посылал удары в Тома - нет, это была размеренная, спокойная ненависть, если можно так сказать. Если с Томом он боролся, скривившись от душившего его желания мстить, то этих инквизиторов он с удовольствием пытал бы с улыбкой на губах так, как они пытают темных - и как они пытали его.

Сама же Эми не поняла, что чувствует к святошам в белых рясах. Она не желала им ни смерти, ни адских мук, как желал им Майк, ни победы, потому что такая мысль была для нее уже кощунственна; наверное, больше всего на свете она хотела, чтобы они растворились в воздухе так же, как появились, не причинив им с некромантом никакого вреда.

Но так быть не могло.

- Вот мы и встретились, некромант, - спокойно произнес один из инквизиторов, сверля молодых людей взглядом. Голоса у легионеров, видимо, тоже были разные - по крайней мере, девушка не узнала в этом голосе кошачьих интонаций Тома. - Вряд ли ты меня помнишь, но я тебя запомнил. Я был среди тех легионеров, которые тебя поймали, но не был среди тех, кто вел тебя на костер, и поэтому я жив. Девчонка, - заметил он. - У тебя что ни раз - новая спутница. Надо сказать, предыдущая была посимпатичней.

- Это так, - небрежно бросил Майк, - чушь. Хейли я любил. Эта, - он насмешливо провел рукой по шее Эми, - амулет, игрушка.

Эмили задохнулась от холода в его голосе. Что? Как! Но ведь он только что...

<i>Все некроманты - предатели.</i>

Эми не сдержала слез. Дура ты, сказала она самой себе. Просто дура.

- Кто она? - бесстрастно поинтересовался другой инквизитор.

- Дрянь, крестьянка, мелкий мусор. Я сам не принц, - некромант жестко рассмеялся, - но грязнее крови, чем у нее, на свете нет.

Внутри у Эми что-то с треском порвалось.

- Предатель, - тихо сказала она, но все услышали. Девушка едва узнала собственный голос; Майк, не глядя, вывернул ей запястье и залепил звонкую пощечину.

Удара Эми почти не почувствовала, а вот рука взвыла дикой болью. Некромант задушил протест страданием.

- Ого. Да ты ее не осведомил.

- Много чести для алтарной жертвы, - Майк пожал плечами.

- Мне кажется, мы слишком много говорим, - заметил третий, с виду совсем молодой.

- Мы должны соблюдать прелюдии, - осадил его первый. - Ну и кстати о прелюдиях. Мы, Легион Теней, от лица Святой Матери нашей Церкви, предлагаем тебе отречься от темного своего ремесла и принять нашу святую помощь. В случае отказа...

- В случае отказа меня ждут пытки с последующим сожжением на площади, - прервал его Майк. - Мы все это уже проходили. Но если вы считаете, что верность своему делу хранят только светлые, то вынужден вас разочаровать - это не так. Я отказываюсь.

Кто бы говорил о верности, с горечью подумала Эми.

Она стояла, опустив голову, прятала глаза, не хотела показывать, что она плачет. От осознания, что ее так мерзко предали, сердце ее сжималось, а грудь сдавливало так, что трудно было дышать; со слов Тома казалось, что Эми стала Майку дорога, но нет, нет, это не так. Может, инквизитор хотел так задеть старого врага, а Майк просто смог использовать это; да и не важно уже. Она понимала, что жива сейчас только потому, что скоро должна умереть.

Ну нет; она будет бороться. Хоть как-то, но будет.

- Мы понимаем, что твое решение окончательно, - скучным голосом сказал второй инквизитор. - Но по этикету мы должны на тебя слегка надавить.

Одновременно в руках священников появились из небытия раскрытые молитвенники.

- Подумай, - заунывно взвыли все шестеро хором.

Майк даже не дрогнул.

- Читайте свои сказки кому-нибудь другому, - он широко улыбнулся. Лицо его приобрело хищное выражение. - Я, как справедливо заметил ваш товарищ, - он презрительно кивнул в сторону лежащего на земле тела, - меченый.

Какое странное слово.

По кольцу легионеров прошел шепоток. Они колебались.

Некромант мягко сжал плечо Эмили в успокаивающем жесте. Восприняв это по-своему в своем решении бороться, девушка отчаянно взмолилась. Молитвы были полубесмысленны и жарки, смысл, однако, был один - Эми просила у небес защиты.

- Я не понимаю, зачем вам это, - громко сказал Майк, отпуская плечо девушки. - Если вы не верите, - он резко запустил руку под рваный воротник платья Эмили, - то смотрите.

На белый свет в ладони некроманта явился простой деревянный крестик, который девушка всю жизнь носила, не снимая. Когда парень залез к ней в вырез, она начал было отбиваться, но, заметив у него свой крест, застыла.

Инквизиторы застыли тоже. Майк держал крестик в ладони - и ничего не происходило. <i>Абсолютно ничего.</i>

- Видите? - усмехнулся некромант, с удовольствием наблюдая за шоком на лицах Легиона. - Вы еще уверены, что я вам нужен?

Крестик скользнул обратно в ворот платья. Когда Майк убирал ладонь, Эми мельком успела заметить на его руке крошечный ожог, в точности повторяющий форму святого креста.

Ожог увидела только она. А еще, пораженные святотатством, они не заметили, как казавшееся мертвым тело под деревом тихо зашевелилось и медленно отползло в тень.

***

- Все понятно, - бесцветным голосом сказа четвертый инквизитор. - Значит, протест. Значит, бьемся. Отпускай девчонку и приступим, мне все это надоело.

Майк мерзко ухмыльнулся - и покачал головой.

- Я не собираюсь никого отпускать, - туманно произнес он.

- Не валяй дурака, ты же не думаешь всерьез, что мы дадим тебе ее зарезать? - Кольцо легионеров вокруг них сжалось.

- Дадите, - продолжал улыбаться некромант. - Куда вы денетесь.

С этими словами он прижал лезвие ножа к горлу девушки.

- Сделаете шаг, - буднично сказал Майк - и она умрет. Эта девчушка - верующая. Вы ведь не позволите всяким некромантам убивать ваших подданных?

- Отпусти ее.

- Что вы, что вы, ни за какие блага. Она так меня ненавидит - что я, дурак, упускать такой шикарный источник энергии?

Эми кожей чувствовала, насколько сильная опасность исходит от лезвия. Оно все было в полузасохшей крови, крови некроманта, которую он использовал, чтобы победить Тома.

Стоит руке темного мага слегка дернуться - и девушку ничто уже не спасет.

Но почему тогда он медлит?

Инквизиторы заговорили - они советовались. Ситуация для них была сложной.

Пока они совещались, Майк вдруг наклонился к уху поникшей Эми и зашептал, почти не разнимая губ:

- Я понимаю, что ты чувствуешь, но сейчас не время меня ненавидеть, это успеется. Скоро они решат, что смерть некроманта для них важнее, чем жизнь крестьянки, и нападут; тогда я опускаю нож и ты бежишь как можешь быстро через дыру в строе, которая образуется. Не останавливайся, не оглядывайся и тем более не возвращайся. Беги к моему дому, птица укажет тебе направление. Забегаешь в дом, запираешь окна, двери, вставляешь заслонку в камин; и тут тебе понадобится эта мерзкая магия крови. На столе найдешь ножи - режешь себе ладонь, и кровью везде, куда могут пролезть с улицы, рисуешь перевернутые кресты; это как тот, что у тебя на груди, только горизонтальной перекладиной вниз. Никаких заклинаний не понадобится, Тьма все сделает за тебя сама - люди святой магии не смогут войти в дом. Я не знаю, сколько я здесь пробуду, но даже если я не вернусь вообще, старайся не выходить как можно дольше. Будут стучаться - не открывай, я смогу войти сам, а тот, кто стучится - противник. Все. На всякий случай - прощай.

Холод стали ослаб. Майк еще держал нож у горла Эми - но уже гораздо дальше.

Девушка, глотая слезы, смотрела в землю.

Она повинуется. Потому что она хочет жить.

Инквизиторы умолкли. Решение было принято.

- Режь, - просто сказал один из них. - Крестьянка не важна.

Синхронно они двинулись на Майка; тот отпустил Эми, и она рванулась вперед, едва разбирая дорогу. Сзади раздались крики - и Эми с ужасом поняла, что фоново звучат инквизиторские крики ярости, а громче всех крик боли, и он явно принадлежал Майку. Куда делась та жгучая ненависть? Неизвестно, но сейчас Эмили хотела бежать обратно; она мгновенно забыла, что именно это ей Майк и запретил.

Но ноги уносили ее прочь от места битвы, она бежала сквозь лес, ветки хлестали ее по лицу и колючки впивались в ноги; она бежала и не могла остановиться.

Перед ее лицом мелькнул силуэт - и Эми поняла, что впереди нее летит рябая птица, которая ее направляет.

Осталось только добежать.

***

- А что, собственно, происходит? И где наш непутевый некромант? - сварливо поинтересовался ворон, когда Эми, безнадежно пытаясь отдышаться после сумасшедшего бега, сползла на пол, захлопнув дверь.

- Том мертв, но он позвал подмогу. Шестеро из Легиона теней, Майк бьется, он приказал Эмили бежать, а мне показывать дорогу, - сонно сообщил филин, устраиваясь на потолочной балке.

- Не забудь запереть дом, - напомнил филин и заснул.

- А ну рассказывай, что там у вас было! - набросился на Эми ворон, который остался в доме из-за обожженного крыла.

- Сейчас, - тяжело дыша, сказала девушка. - Только... знаки.

И, с трудом встав, она провела ножом по своей ладони.[/cut]






Фанфики|Пещера


Сообщение отредактировал Клок_Ночи_Летящий_К_Свету - Среда, 04.12.2013, 15:23
 
Клок_Ночи_Летящий_К_СветуДата: Вторник, 24.12.2013, 11:48 | Сообщение # 81
прочь из моей головы
Группа: Участники Советов
Сообщений: 8777
Придумывать нормальные названия для стихов я так и не научился.

[cut=Безнадежно-печальное. ФЭНДОМ: Макс Фрай "Лабиринты Ехо". Стих, романтика, ангст. Макс/Меламори.]
В моей мантии запутался вечер
С золотыми полосками утра.
Мир богат на случайные встречи -
Только нашу я помню смутно.

В твоем голосе спряталось солнце
Слишком дальних земель Арвароха.
Эта ночь к нам уже не вернется -
Это, может, не так уж плохо.

Ты прости, что тебя заставляю -
Не виновен! я сэр Вершитель.
Я тебя до сих пор вспоминаю -
В меру хрупкой и в меру решительной.

Ты боишься меня; это правильно.
Смерти плащ не приносит удачи.
Все равно б мы друг друга оставили -
Может, поздно, но так иль иначе.

Приходи же во сне - напоследок;
Я привык уже верить снам.
У возможного много веток,
Только нужную выберу сам.

Мы друг другу стихи читаем
Между Ехо и Арварохом.
Страшно я по тебе скучаю -
Это, может, не так уж плохо.[/cut]






Фанфики|Пещера


Сообщение отредактировал Клок_Ночи_Летящий_К_Свету - Вторник, 24.12.2013, 11:48
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера двух музыкантов » "Тишина душит бархатным платком..." (Мое писательское творчество.)
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2021
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz