Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Суббота, 24.08.2019, 04:09
0

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Звёздной Молнии и Снежнозимки » Гостья (Труд)
Гостья
Звёздная_МолнияДата: Четверг, 28.06.2012, 12:46 | Сообщение # 31
Группа: Гости





***

 
Звёздная_МолнияДата: Четверг, 28.06.2012, 14:40 | Сообщение # 32
T.A.O.
Панда OC
WelcomeBack~
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1187
Глава 16
Поручение


Выбираясь из каменного мешка, я в кровь расцарапала подушечки на лапах об истертый порожек. Было больно. Я рывком распрямилась и отдышалась. Кровь отлила от головы, перед глазами все плыло, но я упрямо намеревалась отыскать Пепла и встать между ним и нападавшими.
Все замерли и уставились на меня. Пепел стоял спиной к стене, выгнув спину дугой. Перед ним, держась за живот, распластался на земле Луч. Свет и незнакомец, стоявшие чуть в стороне, от удивления остолбенели. Я воспользовалась внезапностью. В два нетвердых, но широких шага я очутилась между Лучом и пеплом.
Первым пришел в себя Луч. Я находилась меньше чем в мышином хвосте от него, и он пихнул меня в плечо, утягивая к полу, но кто-то ухватил меня за загривок и рывком поставил на лапы.
Осознав, что он делает, Пепел отпустил меня, словно обжегся серной кислотой.
— Полезай обратно, — рявкнул он и толкнул меня, но не так сильно, как Луч. Я споткнулась и отлетела на два кроличьих прыжка к дыре.
Снаружи вход впещеру казался круглым черным отверстием в стене пещеры побольше, которая отличалась от крохотного каменного мешка лишь формой и размером: она походила не на пузырь, а на трубу. Крупный светлячок с оторванными крыльями тускло мерцал на полу. Странные тени плясали на лицах котов, превращая их в оскаленные морды чудовищ.
Я снова шагнула к ним, заслонив Пепла.
— Вам нужна я, — обратилась я к Лучу. — Оставьте его в покое.
На миг, показавшийся мне вечностью, воцарилась тишина.
— Хитрая гадина! — В распахнутых глазах Света мелькнул ужас.
— Я сказал, обратно полезай, — шикнул сзади Пепел.
Я слегка обернулась, не желая выпускать из виду Луча.
Пепел изменился в лице и собрался отшвырнуть меня обратно, ко входу в пещеру.
Я отпрыгнула прямо в лапы своих убийц.
Свет поднялся на задние лапы и обхватил меня ими сильно прижав к земле. Кости хрустнули. Я сдавленно крикнула.
— Не тронь ее! — Пепел бросился вперед.
Луч вцепился ему в шею мертвой хваткой. Незнакомец повис у Пепла на боку.
— Не бейте его! — взвизгнула я, вырываясь из крепких лап.
Задняя лапа Пепла ударила Луча в живот. Луч охнул и разжал хватку. ДПепел увернулся от противников, сделал выпад назад, и его лапа с выпущенными когтями встретилась с носом Луча. Темно-красная кровь брызнула на стены, закапала на светлячка.
— Прикончи тварь, Свет! — завопил Луч, нагнул голову и с разбегу влетел в Пепла, оттолкнув его к третьему нападавшему.
— Нет! — в один голос выкрикнули мы с Пеплом.
Свет, по прежнему держа меня наклонил голову и впился зубами мне в горло, перекрыв дыхание. Я тщетно пыталась выбраться. Он усилил хватку, оторвав меня от пола.
Я задыхалась, легкие горели, боль становилась невыносимой. Извиваясь всем телом, я хотела избежать боли, а не зубов убийцы.
Что-то тихо стукнуло.
Этот звук я слышала лишь однажды, но хорошо запомнила. И остальные тоже. Все застыли на месте, хотя Свет так и не убрал зубов с моей шеи.
— Луч, Свет, Мрак — назад! — гаркнул Туман.
Никто не пошевелился — лишь я продолжала хрипеть, а лапы по-прежнему дергались в воздухе.
пепел внезапно поднырнул под неподвижное плечо Луча и прыгнул на меня. Я увидела летящую в морду переднюю лапу и закрыла глаза.
Громкое «шмяк» прозвучало у меня над ухом.Свет взвыл, я рухнула на пол и осталась лежать у его лап, ловя ртом воздух. Пепел отступил, бросил на меня сердитый взгляд и встал рядом с Туман.
— Вы у меня в гостях, друзья, не забывайте, — рявкнул Туман. — Я же сказал, не трогать кошку. Она такая же гостья, как и вы… Во всяком случае, пока — и я не потерплю, чтобы ее убивали у меня в племени.
— Туман, — простонал Свет надо мной. Он сжался в комок, отчего голос прозвучал глухо. — ДТуман, это безумие.
— Что ты предлагаешь? — возмущенно спросил Луч. Его лицо было все в крови — мрачное, жестокое зрелище. Вот только в голосе не слышалось боли, только едва сдерживаемая кипящая ярость. — Может, нам пора сменить убежище? Скажи, долго ты еще будешь сюсюкаться с этой тварью, как с ручной зверушкой? И что ты с ней сделаешь, когда тебе надоест изображать из себя Бога? Отвечай!
Странные слова Луча стучали в висках. Сюсюкаться, как со зверушкой? Туман назвал меня своей гостьей… Что это, еще одно слово, означающее пленницу? Неужели целых два кота не жаждали ни моей смерти, ни вырванного под пытками признания? Просто чудеса какие-то.
— Вопрос не по адресу, Луч, — сказал Туман. — Не мне решать.
Вряд ли можно было придумать более обескураживающий ответ. Все четверо: Луч, Свет, Мрак и Пепел ошеломленно уставились на Тумана. Я по-прежнему лежала у лап Света, соображая, как бы незаметно пробраться обратно в свою дыру.
— Не тебе? — наконец отозвался Луч, все еще не веря своим ушам. — Тогда кому? Хочешь поставить вопрос на голосование? Так дело уже решено. Мы с Светом и Мраком уполномочены коллективом.
Туман помотал головой, не сводя глаз с котов.
— Никаких голосований. Это пока еще моё племя.
— Тогда кому? — перешел на крик Луч.
Туман взглянул на кого-то из них, а затем снова вернулся к Лучу.
— Решение за Пеплом.
Все, включая меня, уставились на Пепла, который от неожиданности замер с разинутым ртом, пораженный не меньше остальных, а затем громко скрипнул зубами и с неприкрытой ненавистью посмотрел на меня.
— За Пеплом? — переспросил Луч, снова глядя на Тумана. — Ерунда какая! — Он совершенно потерял самообладание и захлебывался от злости. — Он же заинтересованное лицо! Почему? Как он может судить?
— Туман, я не… — забормотал Пепел.
— Ты за нее отвечаешь, Пепел, — твердо произнес Туман. — Разумеется, если повторится что-либо подобное, можешь на меня рассчитывать, я помогу за ней следить и все такое. Но все решения остаются за тобой. — Луч возразил было, но Туман жестом его остановил. — Луч, давай взглянем на это дело иначе: представь себе, что кто-то нашел твою Тень и привел сюда. Ты согласишься, чтобы я, или Целитель, или общее голосование решали ее судьбу?
— Тень погибла, — прошипел Луч побелевшими губами и посмотрел на меня с тем же выражением, что и Пепел.
— Что ж, если бы ее тело забрело сюда, решение бы принимал ты. Или тебя такой вариант не устраивает?
— Большинство…
— Моё племя, мои правила, — грубо оборвал Туман. — Разговор окончен. Никаких голосований. Никаких казней. Вы трое сообщите остальным: с сегодняшнего дня вводится новое правило.
— Еще одно? — пробурчал под нос Свет.
Туман пропустил его слова мимо ушей.
— Если, пусть это и маловероятно, нечто подобное повторится, решение принимает тот, кому принадлежит тело. — Туман ткнул лапой с выпущенными когтями в сторону Луча, и затем — в направлении коридора. — Убирайтесь. И чтобы ноги вашей тут не было. Скажите всем, что этот коридор под запретом. Здесь позволено находиться только Пеплу. Увижу, что кто-то тут околачивается, бью без предупреждения. Уяснили? Давайте, живее. — Он снова наставил когти на Луча.
Удивительно: трое убийц дружно отступили, даже не огрызнувшись на прощание!
Мне очень хотелось верить, что угрозы в словах Тумана было блефом. С первой встречи Туман произвел на меня впечатление доброго кота. Он ни разу не поднял на меня лапу, в его взгляде не было явной враждебности. Судя по всему, он один из тех двоих, кто не желал мне зла. Да, Пепел старался сохранить мне жизнь, но я видела, как нелегко ему давалось это решение. В любой миг он может передумать. На его лице отражалась внутренняя борьба: наверняка он отчасти хотел побыстрее со всем этим покончить — особенно теперь, когда Туман взвалил всю ответственность на его плечи. Пока я анализировала ситуацию, Пепел смотрел на меня, и отвращение ясно проступало в каждой его черточке.
Однако судя по тому, с какой скоростью воинственная троица растворилась в темноте, Туман вряд ли блефовал. Скорее всего, под маской добряка скрывался кот не менее жестокий и опасный, чем остальные. Наверняка Туман пользовался когтями и прежде, для убийств, а не для угроз — иначе ему так не повиновались бы.
«Времена такие, отчаянные, — прошептала Метель. — Мы не можем позволить себе быть добрыми в созданном вами мире. Мы беженцы, исчезающий вид. Это вопрос жизни и смерти».
«Т-с-с! Не время спорить. Мне нужно сосредоточиться».

Пепел и Туман ощутимо расслабились. Пепел портянул Туману лапу подушечками вверх, полувтянув когти. Туман ухмылялся в усы, как будто происходящее доставило ему удовольствие. Странный кот.
— Пожалуйста, не взваливай это на меня, — сказал Пепел. — В одном Луч прав: я не сумею принять трезвое решение.
— Никто и не говорит, что решать нужно прямо сейчас. Она вроде никуда пока не собирается. — Туман ухмыльнулся, бросил взгляд в мою сторону и, незаметно для Пепла, быстро закрыл и снова открыл один глаз. Подмигнул? — Она так намучалась, пока сюда добиралась… Думай, времени море.
— Тут нечего думать. Метель мертва. Но я не могу… не могу, Туман, я просто не… — казалось, Пепел не в силах договорить.
«Скажи ему».
«Я пока не готова умирать».

— Тогда не думай, — посоветовал Туман. — Может, позже решение придет само собой. Не спеши.
— А что с ней-то делать? Не сторожить же тут круглосуточно…
Туман покачал головой.
— Какое-то время придется. Все устаканится. Через пару недель даже Луч перебесится.
— Пару недель? Ты предлагаешь все это время ее охранять? Нам столько всего надо…
— Знаю, знаю, — вздохнул Туман. — Что-нибудь придумаем…
— Это еще не всё. — Пепел взглянул на меня, и на его лбу забилась жилка. — Где ее держать? У нас даже тюрьмы нет.
Туман с улыбкой повернулся ко мне.
— Ты ведь не доставишь нам хлопот, правда?
Я смотрела на него, потеряв дар речи.
— Туман… — растерянно пробормотал Пепел.
— Не переживай за нее. Во-первых, она будет у нас под присмотром. Во-вторых, ей никогда отсюда не выбраться — она элементарно заблудится. И в-третьих, она не настолько глупа. — Туман приподнял густую белую бровь и обратился ко мне: — Ты же не станешь искать встречи с Лучом и его дружками? Они к тебе особой любви не питают — думаю, ты заметила.
Я молчала. Непринужденный, шутливый тон Тумана настораживал.
— Слишком уж ты с ней церемонишься, — пробормотал Пепел.
— Меня так воспитали, уж прости. — Туман положил хвост Пеплу на плечо и легонько похлопал. — Послушай, ты всю ночь сторожил. Я тебя сменю. Иди поспи.
Пепел хотел было возразить, но снова взглянул на меня, и лицо его ожесточилось.
— Как скажешь,Туман. И я… я не… Я не возьму на себя ответственность за это существо. Если посчитаешь нужным, убей ее.
Меня передернуло.
Пепел сердито наблюдал за моей реакцией, а затем резко развернулся и пошел вслед за остальными. Туман глядел ему вслед. Воспользовавшись моментом, я забралась обратно в свою нору.
Туман устроился на полу у входа, с кряхтением потянулся, хрустнул суставами. Вскоре он начал тихонько намурлыкивать какую-то веселенькую мелодию.
Я забилась в самый дальний угол и сжалась там в комок. Дрожь расползалась от хвоста вверх по спине, лапы тряслись, зубы стучали, несмотря на влажную жару пещеры.
— Пожалуй, можно и прикорнуть, — сказал Туман, обращаясь то ли ко мне, то ли к самому себе. — Завтра предстоит трудный день.
Примерно через полчаса дрожь унялась. В полном изнеможении я решила последовать совету Тумана. Пол казался еще неудобнее, чем раньше, но через несколько секунд я провалилась в сон.
Меня разбудил запах еды. На этот раз, открыв глаза, я с трудом поняла, где нахожусь. Руки охватила дрожь — непроизвольная паническая реакция.
На полу пещеры лежал вчерашний лист, с теми же самыми подношениями. Туман сидел у входа, боком ко мне, глядя в конец длинного овального коридора, и мурлыкал. Мучаясь от жуткой жажды, я села и схватила комок мха с водой.
— Доброе утро, — кивнул мне Туман.
Я замерла, наклонившись. Он отвернулся и снова замурыкал.
Лишь теперь, утолив жажду, я ощутила неприятное стойкое послевкусие. Похожий привкус ощущался в воздухе, но вода пахла сильнее.
Я быстро поела, оставив жидкость напоследок. По сравнению с прошлой трапезой мой желудок радостно встрепенулся, куда охотнее принимал пищу и почти не ворчал.
Основные потребности были удовлетворены, и тело вспомнило об остальных. Я оглядела тесную темную нору. Выбирать не приходилось, но мысль о том, что придется подать голос и попроситься наружу, пусть даже у чудаковатого, дружелюбного Тумана, вселяла в меня ужас.
Я раскачивалась взад и вперед, мучимая сомнениями. От долгого пребывания в скрюченной позе лапы ныли.
— Гм… — Туман снова смотрел на меня, лицо под шерстью залила краска. — Ты тут уже давно… Прогуляться не хочешь?
Я кивнула.
— Мне самому не помешает прогулка, — радостно сообщил Туман и на удивление проворно вскочил на лапы.
Я подползла к краю своей норы, с опаской поглядывая на странного охранника.
— Покажу тебе наше грязное место, — продолжил он. — Только имей в виду, придется пройти через… что-то вроде главной площади, если можно так выразиться. Не волнуйся. Полагаю, все уже в курсе. — Туман бессознательно впустил и выпустил когти.
Я поперхнулась. Мочевой пузырь, казалось, вот-вот лопнет, я едва терпела боль. Но пройти через сборище злобных убийц? Разве не проще выкопать ямку?
Туман оценил заметавшуюся в моих глазах панику, заметил, как я попятилась обратно — и поджал губы, мысленно прикидывая, как лучше поступить. Затем развернулся и зашагал вниз по коридору.
— Пошли, — окликнул он, даже не обернувшись.
Я живо представила, что будет, если Луч застанет меня здесь одну, и сорвалась вдогонку. Я неуклюже протиснулась в дыру и торопливо заковыляла следом на негнущихся лапах. Все тело ныло, но, распрямившись, я почувствовала облегчение — мучительное и одновременно прекрасное чувство, сильнее всякой боли.
Я почти нагнала Тумана в конце коридора. Сквозь высокий обломанный овал выхода зияла тьма. Я помедлила, оглядываясь на крупного светляка, которого туман оставил на полу — единственный источник света в темных пещерах. Может, взять ее с собой?
Туман оглянулся. Я кивнула, показывая на светляка, и вновь перевела взгляд на Тумана.
— Оставь. Я знаю дорогу. — Он задел меня кончиком хвоста. — Я тебя поведу.
Я долго смотрела на его хвост, а затем, послушавшись позывов мочевого пузыря, медленно и осторожно позволила ему обвить мою шею хвостом — едва касаясь. Пожалуй, с тем же чувством я дотронулась бы до змеи.
Туман вел меня в темноту уверенным, быстрым шагом. Длинный туннель резко петлял в разных, чуть ли не противоположных направлениях. На очередном повороте я поняла, что безнадежно запуталась. Я не сомневалась, что это делается намеренно, по той же причине, по которой Туман не стал брать светляка. Он предпочитал, чтобы я не имела возможности изучить дорогу из этого лабиринта.
Интересно, откуда взялось это место, как Туман его нашел и как сюда добрались остальные? Я покрепче сжала губы: самым разумным решением было держать язык за зубами. Я и сама не понимала, на что рассчитываю. Выгадать еще несколько дней жизни? Унять боль? Что еще мне оставалось? Я знала только, что не готова к смерти, в чем днем раньше честно призналась Метели; мой инстинкт самосохранения был развит не хуже, чем у любого среднестатистического кота.
Еще один поворот — и вдалеке наконец замаячил свет. Впереди лежала узкая расщелина, залитая ярким, чистым светом, который не походил на искусственный синеватый свет лсветляка в моей пещере. Проход был слишком узок для двоих. Туман шел впереди, я — следом, как на буксире. На свету я вновь обрела зрение и осторожно выпуталась из его хвоста. Он никак не отреагировал, просто выпустил когти и его шаги стали более слышны.
Мы оказались в коротком туннеле. Яркий свет лился из арки показавшегося впереди проема. Стены были из того же дырчатого красноватого камня.
До меня донеслись голоса: тихие, в отличие от назойливого гула недавней толпы. Сегодня нас не ждали. Представляю, какую реакцию вызовет наше с Туманом появление. Подушечки на лапах покрыла холодная испарина, стало трудно дышать. Я придвинулась к Туману поближе, но так, чтобы его не касаться.
— Спокойно, — пробормотал он. — Они тебя боятся больше, чем ты их.
Никакой уверенности в этом у меня не было. Даже если Туман и прав, страх в кошачьем сердце порождает ненависть, а ненависть — насилие.
— Я не дам тебя в обиду, — пробубнил Туман, как только мы подошли к проему. — Ничего, привыкнут.
Я хотела спросить, что это значит, но он уже шагнул в проход. Я прошаркала следом, держась на расстоянии вытянутой лапы за Туманом, стараясь укрыться в его тени. Мне было страшно, но перспектива отстать и столкнуться с кем-нибудь из здешних обитателей пугала сильнее.
Нас встретила неожиданная тишина.
Мы снова оказались в гигантской, ярко освещенной пещере, куда меня привели в первый раз. Сколько времени прошло с тех пор? Я понятия не имела. Потолок по-прежнему горел слишком ярко, источник света было не разглядеть. Свод пещеры не испещряли углубления; рассеянные отверстия продолжались десятками проходов — в прошлый раз я этого не заметила. Одни отверстия казались огромными, другие — едва ли в человеческий рост; некоторые были естественного происхождения, иные — если не вырубленные целиком, то, по крайней мере, подправленные вручную.
Несколько котов смотрели на нас из этих проходов, остановившись на полпути. Еще больше котов находились в главной пещере, занимались какими-то своими делами, но, увидев нас, застыли — наше появление застигло их врасплох. Какая-то жкошка так и осталась стоять, нагнувшись к лапе. Другой кот что-то объяснял своим товарищам, занесенная в жесте хвост замер в воздухе. Еще один слишком резко остановился и чуть не упал. Качнувшись, он резко поставил на пол лапу — звук эхом пронесся по огромному залу.
С моей стороны было вопиюще неправильно испытывать благодарность к мерзкому орудию убийства в руках Тумана, но тем не менее… Если бы не он, меня, вероятно, уже бы растерзали. Эти люди, не задумываясь, искалечили бы Тумана, лишь бы добраться до меня. Впрочем, даже оружие не гарантировало безопасность — убивать пришлось бы кого-то одного.
Мерзкая картина в моей голове стала невыносимой. Я попыталась сосредоточиться на непосредственном окружении, ведь и без того все было достаточно скверно.
Туман ненадолго остановился, выпустил когти . Он окинул взглядом пещеру, останавливаясь на каждом — на одном за другим. Много времени это не заняло: я насчитала меньше двадцати котов. Удовлетворенный результатом, Туман направился в левую сторону пещеры. Как тень, я скользнула за ним; кровь стучала в висках.
Туман решил не пересекать пещеру напрямую, а пойти вдоль левой стены. Сперва меня удивил такой маршрут, а потом я заметила темное пятно в центре пола — очень большой кусок, который все обходили стороной. Я отметила эту аномалию, не вдаваясь в подробности, и даже не поинтересовалась, для чего, собственно, она предназначалась, — меня сковал страх.
Мы шли по безмолвной пещере, и коты потихоньку оживали. Склоненная кошкаа разогнулась и проводила нас взглядом. Жестикулировавший кот опустил хвост. Глаза смотрели с суровым прищуром, лица исказила сдерживаемая ярость. Впрочем, никто не сделал и шага в нашу сторону, никто не открыл рта. Что бы Лучом с остальными ни рассказывали о своей стычке с Туманом, похоже, надежды Тумана оправдались.
В редколесье кошачьих фигур я узнала Оцелотку и Грозу, глазеющих на нас с разинутыми ртами. Выражение лиц ошеломленное, в глазах — холод. Они смотрели не на меня, а на Тумана, который даже не взглянул в их сторону.
Казалось, мы целую вечность добирались до другого конца пещеры. Туман направился к небольшому выходу, что чернел на фоне яркого освещения. От взглядов, направленных мне в спину, затылок горел, но обернуться не хватало духу. Коты по-прежнему молчали. Что, если они направятся за нами? Я с облегчением юркнула в темноту нового туннеля. Туман мягко обвил своим хвостом мою шею, и на этот раз я не отпрянула. Гул голосов позади так и не возобновился.
— Прошло лучше, чем я ожидал, — шепнул Туман, ведя меня дальше. Я удивилась и обрадовалась своему неведению: лучше уж не знать, чего же он ожидал.
Земля под ногами пошла под уклон. Впереди замерцал тусклый свет.
— Спорим, ты никогда не видела ничего похожего на мое жилище. — Голос Тумана вновь повеселел. — Местечко что надо, а? — Он на миг умолк, давая мне возможность ответить, а затем продолжил: — Давно я его нашел. А точней, оно — меня. Я провалился в расщелину над большим туннелем — другой бы расшибся насмерть, но я малый крепкий, выжил. Пришлось искать выход. Не поверишь, пока я отсюда выбирался, готов был камни грызть от голода. Я тогда один жил, так что показать некому было. Изучил каждую трещинку, каждый выступ и понял, какие тут таятся возможности. Ну и решил до поры до времени оставить все в секрете — так сказать, про запас… на будущее. Такие уж мы предусмотрительные — всегда парочка сюрпризов в лапе.
Тусклый свет шел из отверстия в потолке, размером с лапу, и ярким кружком выделялся на полу. Наконец в глубине прохода показался еще один освещенный участок.
— Тебе наверняка интересно, как образовались эти пещеры. — Еще одна пауза, покороче. — Мне вот точно было. Я провел кое-какие исследования. Тут кругом лавовые протоки — вникаешь? Когда-то здесь располагался вулкан. А точнее, и сейчас есть, и, похоже, вполне себе действующий, как ты скоро сама убедишься. Все эти пещеры и отверстия — пузыри воздуха, попавшие в остывающую лаву. За несколько десятков лет я вложил в это место немало труда. Что-то было несложным — соединить туннели оказалось не таким уж и трудным делом, ну а кое-где пришлось проявить смекалку. Видела потолок в большой пещере? На то чтобы довести его до ума, ушли годы.
Мне было очень интересно, но я не могла заставить себя подать голос. Решила, что безопаснее промолчать.
Уклон стал круче. В полу появились грубые ступеньки, довольно прочные с виду. Туман уверенно вел меня по ним. Мы спускались все глубже. Казалось, воздух вокруг нагревается и все больше пропитывается влагой.
Где-то впереди раздался шум голосов, и я напряглась. Туман мягко коснулся моей лапы.
— Сейчас начнется самое интересное, тебе понравится, — пообещал он.
Широкий открытый свод мерцал рассеянным светом, чистым и белым, как в большом зале, только здесь он рассыпался множеством танцующих бликов. Как и все непонятное, эта пещера с ее странным освещением пугала меня.
— Вот мы и пришли, — с воодушевлением объявил Туман, таща меня за собой в проход. — Что скажешь?



Too much,
No more,
Your love..
It's an OVERDOSE...
_____________
Oneureun dugaeui dari, dugae, dugaeui dari..
 
СильфидаДата: Четверг, 28.06.2012, 15:43 | Сообщение # 33
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5558
Звёздная_Молния, очень интересно. И прекрасно переданы чувства. Критиковать не хочется. Жду следующую главу

Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации


Сообщение отредактировал Сильфида - Четверг, 28.06.2012, 15:43
 
Звёздная_МолнияДата: Среда, 10.07.2013, 15:59 | Сообщение # 34
T.A.O.
Панда OC
WelcomeBack~
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1187
Цитата (Сильфида)
очень интересно. И прекрасно переданы чувства. Критиковать не хочется. Жду следующую главу

Ну в чувствах Стефани Майер просто великолепна)

Глава 17.
Гости.


Мы словно вошли в жаркую ванну Больших: влажный и густой пар окутывал, горячей росой оседал на шерсти. Я непроизвольно раскрыла рот, чтобы сделать глоток воздуха, ставшего вдруг очень плотным. Запах усилился — привязчивый металлический привкус, такой же, как в местной воде.
Нарастающий гул, многоголосье басов и сопрано, казалось, звучал отовсюду, усиленный многократным эхом. Я тревожно вглядывалась в клубы горячих испарений, пытаясь различить, откуда идут голоса. Свет был слишком ярким — потолок сверкал, как в большой пещере, только гораздо ближе. Лучи плясали в водяной взвеси, создавая ослепительный переливающийся занавес. Изо всех сил напрягая глаза, я в испуге ухватилась за хвост Тумана.
К моему удивлению, странный тягучий гул не изменился при нашем появлении. Наверное, нас еще не заметили.
— Душновато тут, — извиняющимся тоном произнес Туман, разгоняя пар у морды. Он сказал это как бы между делом, но так громко, что я подскочила. Голос прозвучал расслабленно, словно рядом никого не было. Перешептывание, однако, не стихало.
— Вообще то я не жалуюсь, — продолжал Туман. — Если бы не это место, я бы давно погиб, еще когда в первый раз застрял в пещерах. Ну и конечно, без него мы не смогли бы тут прятаться. А без убежища мы бы все уже были мертвы, понимаешь?
Он заговорщически подтолкнул меня бедром.
— Идеальное расположение. Я бы и сам не спланировал лучше. Куда мне с моими царапинами на земле!
Его хохот немного разогнал пар, и я рассмотрела помещение.
В клубах пара через просторную пещеру текли две реки. Так вот что за гул стоял в ушах — быстрые потоки бурлили и пенились в берегах из красноватого вулканического камня. Теперь понятно… здесь и в самом деле никого не было, кроме нас.
В пещере протекали река и ручеек. Ручеек был ближе к нам — сплетенная из нескольких неглубоких потоков лента быстро текла, серебрясь в лучах света, и казалось, вот вот выплеснется и зальет пологий каменный берег… В напевном журчании слышался кошачий голос, высокий и тонкий.
Река вторила грубым басом самца — вся в густых клубах пара, поднимающегося из черных воронок у дальней стены. Вода, запертая внизу, под слоями камня, чернела в широких круглых вымоинах в полу пещеры. Где то в глубине этих темных, опасных с виду дыр едва виднелся стремительный бурный поток, который нес свои воды к невидимой и непостижимой цели. Из за тепла и пара казалось, что река кипит: даже ее голос был похож на звук кипящей воды.
С потолка свисало несколько длинных, узких сталактитов, капающих на растущие им навстречу сталагмиты. Три такие пары соединились, образовав тонкие черные колонны, покрытые блестящей водяной пленкой.
— Осторожнее тут, — предупредил Туман. — В горячем ручье течение довольно быстрое. Упадешь — пиши пропало. Уже был случай… — Он склонил голову, видимо, вспомнив что то, хотя выражение его морды его оставалось непроницаемым.
Я испытала внезапный ужас при мысли о темных вихревых течениях подземной реки, представила, как падаю в это бурлящее варево, и содрогнулась.
Туман легонько похлопал меня по плечу.
— Не бойся. Главное — смотри под лапы, и все будет хорошо. — Он указал в дальний конец пещеры, где в ее глубинах исчезал ручей. — Там, в первой пещере, находится купальня. Мы выкопали в полу замечательную глубокую ванну. Существует расписание, кто когда ванну принимает, но вообще тут можно не стесняться — все равно темно хоть глаз выколи. Помещение хорошее, теплое, рядом ручей, и не обожжешься, как в первом горячем источнике. Дальше, в расщелине, есть еще одна пещера. Мы расширили вход, чтобы было удобно. Это последняя пещера — дальше вода уходит под землю. Поэтому мы решили сделать из нее уборную. Гигиенично и практично. — Он сказал это самодовольным тоном, словно в удачном природном расположении пещер была его заслуга. Впрочем, он ведь обнаружил и обустроил здесь все, так что частично его гордость была оправданна.
— Мы экономим светляков, и большинство из нас ориентируется здесь с закрытыми глазами, но поскольку это твой первый раз, вот, возьми…
Туман выудил из банданы на шее светляка и протянул мне. В памяти всплыла наша первая встреча: он нашел меня, умирающую, в пустыне, взглянул в мои глаза и понял, кто я. Не знаю почему, но мне стало грустно.
— Надеюсь, тебе не взбредет в голову выбираться отсюда вплавь, — предупредил Туман. — Река уходит под землю.
Кажется, он ждал от меня знака, что я усвоила предупреждение, и я кивнула. Я дождалась, пока он отпустит светляка в воздух и, осторожно вытянув шею, поймала его зубами, стараясь не делать резких движений.
Туман ободряюще улыбнулся.
Я быстро направилась в указанном котом направлении — журчание воды отнюдь не облегчало моих мучений. Оставшись одна, я чувствовала себя странно. А вдруг кто нибудь затаился в темноте пещер, понимая, что рано или поздно мне придется сюда прийти? Услышит ли Туман шум борьбы за ревом потока?
Я осветила купальню светляком, в поисках засады. Мигающие в свете светлячка тени выглядели жутковато, зато я не нашла никакого подтверждения своим страхам. «Ванна» оказалась размером с небольшое озерцо и очень темной. В ней можно было спрятаться с головой, если задержать дыхание… Я торопливо прошла сквозь узкую щель в стене, спасаясь от разыгравшегося воображения. Вдали от Тумана на меня нахлынула паника: дыхание участилось, в ушах стоял гул, в висках бешено стучало. Обратно я почти бежала.
Кот стоял на том же месте, в той же позе, и это было как бальзам для моих расшатанных нервов. Дыхание и пульс выровнялись. Я никак не могла понять, почему этот безумный кот так успокаивающе на меня действует. Наверное, Метель права насчет «отчаянных времен».
— Ну как, сойдет для одинокого племени? — спросил он с гордой улыбкой. Я снова кивнула и вернула светляка.
Мы отправились назад по темным переходам.
— Эти пещеры — настоящий подарок. Если б не они, мы бы ни за что не выжили такой большой группой. Оцелотка и Гроза неплохо справлялись — там, в племени, но сильно рисковали, прячась вдвоем. Хорошо, когда есть компания. Чувствуешь себя котом.
Туман еще раз придержал меня, помог забраться по крутому склону.
— Прости за… жилище, которое тебе предоставили. Это самое безопасное место, какое я смог придумать. Вообще, даже странно, что они так быстро тебя нашли. — Он вздохнул. — Что ж, у Луча… есть свои причины. А вообще, все к лучшему. Может, привыкнет со временем. Может, подыщем тебе что нибудь поуютнее. Я что нибудь придумаю… По крайней мере, пока я с тобой, тебе не нужно торчать в этой норе. Если хочешь, можешь сидеть со мной в коридоре. Вот только с Пеплом… — Туман умолк.
Я слушала его извинения, не веря своим ушам; я и не надеялась на подобную доброту, никогда не думала, что этот вид способен на сострадание к врагу. Я легонько похлопала хвостом по спине Тумана, нерешительно, показывая, что поняла и постараюсь не доставить хлопот. Я не сомневалась: Пепел мечтает, чтобы я поскорее исчезла.
Туман совершенно верно расценил мое безмолвное согласие.
— Вот и умница, — сказал он. — Со временем все образуется. А Врач пусть лучше котов лечит. Лично я считаю, что от тебя, от живой, будет куда больше толку.
Мы стояли близко, и он почувствовал, как я задрожала.
— Не волнуйся. Сейчас Врач не будет тебя беспокоить… Дрожь не унималась. Туман обещал только «сейчас». Не существовало никаких гарантий, что Пепел не передумает. А вдруг он решит, что мой секрет важнее, чем тело Метели? Я знала, если это произойдет, я сильно пожалею, что Свет не доделал свое дело. Я сглотнула, чувствуя синяк, который расползся по всей шее; горло болело даже внутри.
«Если б знать, сколько нам осталось», — как то давным давно сказала Метель, когда я еще контролировала свою жизнь.
Ее слова звенели у меня в ушах. Мы вновь вышли в большую пещеру, на «главную поляну», полную котов, совсем как прошлой ночью. Все взгляды устремились к нам: в адресованных Туману читалось «предатель», в тех, что предназначались мне, — «смерть». Я не поднимала глаз от каменного пола. Туман хладнокровно выпустил свои страшные когти.
На самом деле, это был лишь вопрос времени. Страх и ненависть витали в воздухе. Туман не сможет долго меня защищать.
Я с облегчением протиснулась в узкую расщелину, ведущую к петляющему черному лабиринту и моему убогому пристанищу; может, хоть там мне дадут побыть одной.
Большая пещера заполнилась злобным шипением — словно разворошили змеиное гнездо. Захотелось ускорить шаг.
Туман тихонько посмеивался. Чем дальше, тем страннее он себя вел. Непостижимое чувство юмора, загадочное поведение.
— Тут порой скучновато, знаешь ли, — пробормотал он. Джеб ставил меня в тупик. — Может, когда им надоест злиться, они оценят развлечения, которые я им доставляю.
Наш путь сквозь темноту вился змеей, и я совершенно не узнавала дороги. Наверное, Туман выбрал другой маршрут, чтобы окончательно меня запутать. Вроде бы мы шли дольше. Наконец за очередным поворотом замаячил свет светляка.
Я приготовилась к встрече с Пеплом. Если он вернулся, то будет очень зол. Наверняка он не одобрит вылазку Тумана, какой бы необходимостью она ни была продиктована.
За углом, у стены рядом со светляком, отбрасывая длинную тень в нашу сторону, виднелась чья то ссутуленная фигура — явно не Пепел, меньше и худощавее. Моя шея непроизвольно вытянулась, и я вгляделась в сгорбившийся силуэт. Некрупный, сухопарый и жилистый. Даже в тусклом свете маленького насекомого его шелковистая черная шерсть выглядела довольно ухоженной.
У меня подогнулись лапы, пасть раскрылась в изумлении, готовая захлопнуться на хвосте Тумана..
— Ради Звёздных предков! — раздраженно воскликнул Туман. — Неужели никто здесь не может хранить тайну дольше суток?
Черт знает что! Кучка сплетников… — Он сбился на ворчание.
Я даже не пыталась вникнуть в сказанное Туманом; я оказалась вовлеченной в самую жестокую схватку за мою жизнь — за все прожитые жизни.
Я чувствовала Метель каждой клеточкой своего организма. Нервные окончания затрепетали, узнавая ее привычное присутствие. Мышцы дернулись, предвосхищая ее рывок. Я подалась всем телом к котенку в коридоре — всем телом, потому что лапы не слушались.
Метель многому научилась за те несколько раз, когда я уступала или теряла власть над собой, и мне всерьез пришлось с ней биться — так тяжко, что лоб покрылся испариной. Но сейчас я не умирала в пустыне. Я не испытывала ни слабости, ни головокружения, и на этот раз меня не захватило врасплох неожиданное появление кота, которого мы считали потерянным навсегда; я давно знала, что эта встреча состоится. Мое выносливое тело быстро восстанавливалось, силы уже вернулись ко мне. Владение телом придавало мне уверенности и решимости.
Я изгнала Метель из всех членов, лишила всех точек опоры, всех завоеваний, откинула назад, на задворки сознания, где и приковала к месту.
Ее капитуляция стала внезапной и безоговорочной. Вздох Метели походил на стон.
Одержав победу, я ощутила необъяснимое чувство вины.
Метель стала для меня чем то большим, чем сопротивляющийся носитель, который излишне усложняет жизнь. За недели, проведенные вместе, мы притерпелись друг к другу, можно даже сказать, сдружились, особенно после того, как нас объединила борьба против общего врага — Патрульной, которую Метель называла Ищейкой. В пустыне, когда надо мной нависла лапа Луча, я радовалась, что умру, не запятнав свою совесть убийством Метели, — уже тогда она для меня значила больше, чем просто тело. Но сейчас, казалось, нас связывало нечто большее. Я жалела, что причинила ей боль.
Впрочем, это было необходимо, а она, по видимому, отказывалась понимать. Любое не вовремя сказанное слово, любой необдуманный шаг означал немедленную казнь. Ее порывы, слишком эмоциональные и необузданные, не привели бы ни к чему хорошему.
«Доверься мне, — сказала я. — Я пытаюсь сохранить нам жизнь. Знаю, ты не хочешь верить, что твои коты способны причинить нам вред…»
«Но это же Ветер!»
— прошептала она. Она отчаянно рвалась к котенку, и я снова почувствовала слабость в лапах.
Я попробовала беспристрастно взглянуть на угрюмого котика, который сгорбился, согнув передние лапы, у стены туннеля; попыталась увидеть в нем незнакомца и соответственным образом спланировать свою реакцию или отсутствие таковой. Моя попытка провалилась. Передо мной сидел Ветер, и он был прекрасен, и я — я, не Метель — потянулась, чтобы прижаться к нему. Из глаз хлынули слезы — хотелось думать, что они не заметны в тусклом свете.
— Туман, — сказал Ветер вместо приветствия. Он скользнул по мне взглядом и отвел глаза.
Как повзрослел его голос! Неужели Ветер так быстро вырос? Горькое чувство вины пронзило меня: ему только недавно исполнилось четырнадцать лун. Метель подсказала мне дату — в тот самый день мне приснился сон о нем. Целыми днями она отчаянно таила от меня свою боль, прятала воспоминания, пытаясь уберечь котенка, но во сне память взяла свое. А я отправила сообщение Патрульной. Ищейке.
Я содрогнулась: какая же я была бессердечная.
— Малыш, что ты тут делаешь? — потребовал ответа Туман.
— Почему вы мне не сказали? — ответил вопросом на вопрос Ветер.
Туман промолчал.
— Это Пепел так решил? — настаивал Ветер.
— Что ж, теперь ты знаешь. Легче тебе от этого? Мы просто хотели…
— Защитить меня? — хмуро перебил котик. Когда он успел ожесточиться? Нет ли в этом моей вины? Есть, конечно.
Метель забилась в рыданиях. Ее громкий плач отвлекал меня, голоса Тумана и Ветра звучали словно издалека.
— Отлично, Ветер. Значит, в защите ты не нуждаешься. Чего же ты хочешь? — Столь быстрая капитуляция, похоже, обескуражила котенка. Его взгляд заметался между мною и Туманом, и наконец, поборов себя, Ветер выпалил:
.— Я хочу поговорить с ней… с ним. — От неуверенности его голос вновь стал котеночьим.
— Она не слишком то разговорчива, — сообщил ему Туман, — но ты все таки попробуй.
Туман снял свой хвост с моего плеча, опустился на пол у стены, поерзал, устраиваясь поудобнее. Кот свернулся клубком, оперся о стену, закрыл глаза — и мгновенно уснул.
Я стояла, не двигаясь, стараясь не смотреть на Ветра, но ничего не получалось.
Ветер, удивленный сговорчивостью Тумана, широко распахнутыми глазами смотрел на прикорнувшего у стены кота. Ветер казался совсем котенком. Прошло несколько минут; Туман не шелохнулся. Ветер снова посмотрел на меня, и выражение его темных глаз стало жестче. В этом сердитом взгляде котика, который изо всех сил старался казаться большим и храбрым, я увидела страх и боль. Всхлипы Метели не прекращались, а у меня задрожали лапы — вот вот подогнутся. Я медленно отодвинулась к стене, прислонилась к ней спиной, сползла на пол и обвила хвостом лапы, стараясь сжаться в клубок.
Ветер следил за мной настороженным взглядом, а затем сделал четыре медленных шага в мою сторону и мельком посмотрел на Тумана, который по прежнему не шевелился и не открывал глаз. Ветер уселся рядом со мной, и на его лице вдруг появилось напряженное выражение. Сейчас он выглядел совсем взрослым. С морды маленького котенка на меня грустно взглянули глаза кота, и сердце у меня оборвалось.
— Ты не Метель, — тихо произнес он.
Мне хотелось поговорить с ним, я должна была ему ответить, но, помедлив, я лишь покачала головой.
— Но ты в ее теле. — Очередная пауза, и я снова кивнула.
— А что у тебя… у нее с мордой?
Я представила, как выглядит моя морда, и пожала плечами.
— Кто это тебя так? — Ветер нерешительно вытянул шею, почти коснувшись усами моей щеки. Я не двигалась, не испытывая желания отшатнуться от него.
— Тетя Лоти, Пепел и Свет, — бесстрастно перечислил Туман.
Мы с Ветром вздрогнули от неожиданности. Кот не шелохнулся, глаза его по прежнему были закрыты — сама безмятежность. Казалось, будто он ответил на вопрос Ветра сквозь сон.
Ветер подождал немного и снова, с тем же напряженным выражением, повернулся ко мне.
— Ты не Метель, но ты хранишь все ее воспоминания и еще много чего, так?
Я опять кивнула.
— Ты знаешь, кто я?
Я попыталась проглотить слова, но с губ сорвалось:
— Ветер. — Мой голос дрогнул, с нежностью произнеся родное имя.
Он удивленно заморгал и шепнул в ответ:
— Верно…
Мы одновременно взглянули на неподвижного Тумана и посмотрели друг на друга.
— Ты помнишь, что с ней случилось? — спросил он. Я поморщилась и медленно кивнула.
— Мне надо знать, — прошептал он. Я замотала головой. — Мне надо знать, — повторил Ветер дрожащими губами. — Я уже не котенок. Рассказывай!
— Это не очень… приятно, — выдохнула я, не в силах остановиться. Мне было очень трудно ему отказать.
Ветер нахмурился, сведя брови над широко распахнутыми глазами.
— Расскажи, пожалуйста, — шепнул он.
Я бросила взгляд на Тумана: похоже, он подглядывал за нами сквозь ресницы.
— Ее заметили, когда она заходила в запретную зону, — чуть слышно начала я. — Догадались, что что то не так, и вызвали Патрульных. Ищеек.
Ветер вздрогнул.
— Ищейки гнались за ней, вынуждали сдаться, загнали ее в угол… Она спрыгнула в шахту лифта.
Меня передернуло при воспоминании о боли. Морда Ветра побелела.
— Она не погибла? — прошептал он.
— Нет. У нас очень умелые Целители. Ее быстро залечили и вселили в нее меня. Я должна была выяснить, как ей удалось выжить.
Я рассказала слишком много. Ветер вроде бы не заметил, что я проговорилась, но Туман медленно открыл глаза и пристально посмотрел на меня. Больше он ничем себя не выдал.
— Почему ей не дали умереть? — Ветер с трудом сглотнул, сдерживая всхлип — осмысленное страдание кота, а не котика, которого страшит неизвестность.
Мучительные звуки! Хотелось придвинуться и приласкать его, обнять и утешить. Я выпустила когти и постаралась сосредоточиться на его вопросе. Взгляд Тумана скользнул к моим лапам и вернулся обратно, к морде.
— От меня ничего не зависело, — пробормотала я. — Когда это произошло, я находилась в свертке в глубоком космосе.
Ветер снова удивленно заморгал. Он ожидал другого ответа и пытался перебороть какое то новое чувство. В глазах Тумана светилось любопытство.
То же любопытство, хотя и более настороженное, взяло верх над ДВетром.
— Откуда вы пришли? — спросил он.
Сама того не желая, я улыбнулась: настойчивости Ветру не занимать.
— Издалека. С другой планеты.
— С какой… — начал Ветер, но его неожиданно прервали.
— Какого черта? — заорал Пепел, в ярости застывший у поворота в конце туннеля. — Какого черта, Туман! Мы же договорились не…
Ветер вскочил на лапы.
— Туман меня сюда не приводил. А вот ты должен был. Туманвздохнул и медленно поднялся. Я испуганно отпрянула.
Джаред отреагировал иначе. Он бросился ко мне, в несколько прыжков покрыв длинный коридор. Я вжалась в стену, закрывая морду.
— Тебе что, жить надоело? — Пепел оскалился на Тумана.
— Уймись, Пепел, — устало произнес кот. — Она и пальцем не дотронется до нас, даже если я оставлю ее без присмотра на всю ночь. Не видишь, что ли? — Он выпустил коти, и я отпрянула. — Она не Ищейка, это точно.
— Заткнись, Туман!
— Отстань от него, — выкрикнул Ветер. — Он ничего не сделал.
— Ты! — Пепел обернулся к сердитой худенькой фигурке. — Марш отсюда, или я за себя не ручаюсь!
Ветер не сдвинулся с места, выпустив когти. Пепел выпустил когти в ответ.
Пораженная, я приросла к месту. Почему они так кричат друг на друга? Они же одна семья, связь между ними прочнее любых кровных уз. Пепел не ударит Ветра — у него лапа не поднимется! Мне хотелось сделать что нибудь, но любой мой поступок их только разозлит.
На этот раз Мелтель была спокойнее меня.
«Он не причинит Ветру вреда, — уверенно подумала она. — Этого просто не может быть».
Ветер и Пепел стояли друг напротив друга, словно враги. Я испугалась.
«Не нужно было нам сюда приходить. Посмотри, сколько горя мы им причиняем», — простонала я.
— Зря вы от меня скрывали, — сквозь зубы выдавил Ветер. — И зря ее избили. — Он махнул хвостом в мою сторону.
Пепел сплюнул.
— Это не Метель. Она никогда не вернется, Ветер.
— Это ее морда, — настаивал Ветер. — И ее шея. Тебе что, приятно видеть на ней синяки?
Пепел расслабился, закрыл глаза и тяжело вздохнул.
— ДВетер, оставь меня в покое и немедленно убирайся, иначе я тебя выставлю отсюда. Я не шучу. Я так больше не могу, ясно? Всему есть предел. Давай отложим этот разговор. — Пепел открыл глаза, исполненные невыносимой боли.
Ветер взглянул на Пепла, и гнев медленно сполз с его лица.
— Прости, — пробормотал он. — Я пойду… но я еще вернусь.
— Это я после обдумаю, а сейчас уходи. Пожалуйста.
Ветер пожал плечами, бросил на меня еще один изучающий взгляд и удалился быстрым широким шагом. У меня заныло сердце — как жаль упущенного времени!
Пепел посмотрел на Тумана.
— И ты уходи! — сухо проговорил он.
— Честно говоря, по моему, тебе стоит отдохнуть. Я послежу за…
— Иди уже!
Туман задумчиво наморщил лоб.
— Ладно. Как скажешь. — И пошел в глубь коридора.
— Туман? — окликнул его Пепел.
— Чего тебе?
— А ты ее застрелишь прямо сейчас, если я попрошу? Туман не замедлил шага, не взглянул на нас и четко ответил:
— Придется. Я своих правил не нарушаю, поэтому сто раз подумай, прежде чем просить.
Дядя Туман растворился во мраке.
Пепел посмотрел ему вслед. Я не стала дожидаться, пока кот пронзит меня пасмурным взглядом — юркнула в свое неудобное убежище и свернулась калачиком в дальнем углу.



Too much,
No more,
Your love..
It's an OVERDOSE...
_____________
Oneureun dugaeui dari, dugae, dugaeui dari..
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Звёздной Молнии и Снежнозимки » Гостья (Труд)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2019
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz