Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Пятница, 20.09.2019, 11:04
1

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 8
  • 1
  • 2
  • 3
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Сильфиды и Юноны » Моя книга (Обманчивая красота)
Моя книга
СильфидаДата: Понедельник, 13.02.2012, 16:33 | Сообщение # 1
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Надеюсь, что кто-нибудь помнит мою огромную книгу. Я решила выставить её снова. Огнелапка прекрасно проиллюстрировала её
Обманчивая красота

Не все золото, что блестит.

Пословица.


Автор: Сильфида aka Киса (Лилия Абдрахманова)
Размер: макси
Жанр: трагедия, Deathfic, драма, приключения, агнест, но есть и романтика
Тип: гет
Персонажи: Фиалковая Звезда, Капель, Снегопад, Мирабель, Сосна, Белоножка, Лаванда, Звездохвост и много незначительных персонажей
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: очень мрачно, драматично, смерть персонажей, Deathfic. И еще, учтите: здесь описывается далекое прошлое Котов-воителей, когда зверства было очень много, когда нравы были жестокие и суровые, и когда за власть сражались клыками и когтями, не щадя никого.
Дисклеймер: персонажи мои, идея тоже моя, Коты-воители принадлежат Хантерам.
Саммари: Фиалковая Звезда – красивая, но глупая кошка – считает себя счастливой. Она красива, рядом любимый кот, который, правда, иногда ведет себя фальшиво и странно, у неё есть власть… Действительно, что же еще надо для счастья? Но реальность беспощадно разбила красивую иллюзию…
Статус: закончен

Глава 1. Маленькая красавица


Фиалочка вышла из детской. И замерла от радости.
Солнечные зайчики перебегали по изумрудной траве, по резным листьям деревьев. После недавнего дождя поблескивала лужа. В ярком, лазурном небе бежали пушистые белые облака.
Серебристая с голубоватым оттенком шерстка Фиалочки всколыхнулась от легкого ветерка.
Маленькая кошечка потянулась и блаженно замурлыкала. В ее огромных фиалковых глазах сверкнула радость.
– Как хорошо! – прошептала маленькая кошечка.
Из детской высунулась очень похожая на нее серебристая кошка. Это была мать Фиалочки, Вода.
– Доченька, – сказала Вода. – Ты можешь поиграть с другими котятами. Но недолго. Мне кажется, скоро будет дождь.
– Спасибо! – отозвалась Фиалочка. – Снежок, Капелька, Серенькая! Пойдем играть!
– Иди, Снежок, – сказала мать Снежка, Лугогривка. – Только недолго.
– Можешь идти, Капелька! – сказала Ягода, мать Капельки.
– Иди, Серенькая! – сказала Мышехвостка, мать Серенькой.
Котята, весело попискивая, выкатились из детской.
– Какая у тебя красивая дочь! – завистливо сказала Ягода Воде. – Не то, что моя!
– Твоя дочь тоже очень красивая! – пробормотала Вода.
– Твоя дочь красивее, – вступила в разговор Мышехвостка. – Она красивее моей дочери!
– Мне кажется, Вода, моему сыну, Снежку, нравится твоя дочь, – вступила в разговор Лугогривка. – Я ничего не имею против. Мне бы хотелось, чтобы Фиалочка стала подругой Снежка.
– Что?! – прошипела Ягода. – Твоему сыну нравится моя дочь, Капелька!
Лугогривка холодно и высокомерно взглянула на нее.
– А я знаю, кто нравится моему сыну. Потому что это мой сын.
Мышехвостка оскалилась.
– Твоему сыну нравится Серенькая! – крикнула она.
– Нет, – обожгла ее взглядом Лугогривка. – Фиалочка – очаровательная кошечка. Капелька тоже очень красива. Серенькая тоже очень милая. Но моему сыну нравится Фиалочка.
– Она действительно маленькая красавица, – с неохотой признала Ягода.

Все эти похвалы Фиалочка заслужила. Она действительно была красива.
Тонкие черты лица, изящная головка, небольшие ушки придавали кошечке утонченную прелесть. Пышная шерсть редкого серебристо-голубоватого цвета создавала особое, неповторимое впечатление. Фигурка кошечки была изящна, походка – грациозна.
Но красивей всего в облике Фиалочки были её глаза. Большие, сине-фиолетовые, глубокие, они отражали её настроение и нрав – трусоватый, наивный.
У кошечки был слабый характер. Она могла быть очень неприятной и надоедливой.
Она легко выходила из себя, была обидчива. Но часто у нее не хватало решимости отомстить обидчику.
Фиалочка старалась быть храброй. Это иногда у нее получалось, поэтому некоторые считали серую кошечку смелым и решительным котенком, каковым она, никогда не являлась. Наоборот – она была трусихой, причем глупой и наивной.
Фиалочка очень боялась показать кому-либо свой страх, свою слабость, и поэтому старалась сдерживать себя. Если даже боялась. Но у нее редко получалось подавить страх.
Тем не менее, она была доброй. Благодаря этому все ее недостатки и странности не так бросались в глаза. Фиалочка пыталась подавить в себе добрые порывы и жалость, ошибочно считая, что они только ослабляют её и без того слабый и трусливый характер. Но у нее ничего не получалось.
Может быть, такие странности в поведении маленькой кошечки были обусловлены тем, что она воспитывалась только матерью. Отец Фиалочки, Острокрыл, никогда не любил Воду, и сразу после рождения котят переметнулся к другой кошке, Галке.

Капелька также была очень красива. Но её красота не была нежной – скорее яркой, бросающейся в глаза, резкой. Изящество фигурки подчеркивала черная шерсть. А огромные изумрудные глаза сверкали, как лесные озера, излучали уверенность в себе.
Точеное лицо, стройная фигура, яркие глаза делали её настоящей маленькой красавицей.
Однако внешность не могла скрыть характер Капельки – властный, решительный, мстительный. Порой весь её облик портил злой блеск в глазах. И Капелька пыталась скрыть свои мысли и чувства.

Серенькая была хорошенькой серой кошечкой с голубыми глазами. Она всему верила, была откровенна со всеми. Если она кого-то не любила, то прямо так ему и говорила. Из-за своей откровенности Серенькая потеряла уже многих друзей. Серенькая часто была грубой, неразборчивой в выражениях, чересчур болтливой. Голубоглазая кошечка была вспыльчива. Поэтому все предпочитали общество Фиалочки или Капельки.

Снежок был красивым белым котенком с желто-зелеными глазами. Он никогда не бросал слов на ветер, был молчалив, рассудителен и немногословен. Но он никогда не плакал, и тоже мог за себя постоять. Было невозможно понять, кто ему нравится, а кто не нравится. Но к Серенькой и Капельке он явно не испытывал симпатии.
Ягода и Мышехвостка вспомнили об этом и помрачнели.
– Сейчас мы сами спросим у Снежка, кто ему нравится! – резко сказала Ягода. – Я уверена, что ему нравится Капелька.
Глаза Лугогривки злобно сверкнули.
– Снежок, иди сюда! – позвала она.
– Меня мама зовет, – сказал Снежок Фиалочке, Капельке и Серенькой. Я сейчас узнаю, что ей нужно, а потом снова присоединюсь к вам. – И он побежал к Лугогривке.
Ягода и Мышехвостка ждали. Их глаза горели.
– Зачем ты меня звала? – спросил котенок.
– Мы хотим узнать, кто тебе нравится! – прошипела Мышехвостка.
– Нравится? – ошеломленно переспросил Снежок. – Не понял… Мне нравится Фиалочка. Она такая красивая… А в каком смысле? Я то что бы ее люблю, я не знаю… Хотя… в принципе, мне никто особо не нравится… А что? – Снежок удивленно посмотрел на королев.
На лице Воды ясно выразилось торжество, глаза засверкали от радости.
Мышехвостка и Ягода перекосились от злобы.
– Что?! – прохрипела Ягода, подаваясь вперед. – Ты думаешь, о чем говоришь, маленький гад?!
Снежок присел от страха. А разъяренная Ягода шла прямо на него и ее глаза пылали.
– Стой! – Лугогривка преградила ей дорогу. – Как ты смеешь обзывать моего сына?! Твоя дочь злая и коварная!
– Что?!! – Изумрудные глаза Ягоды полыхнули огнем. – Моя дочь?! И чем же она коварна, а? Тем, что пару раз не поздоровалась с тобой?!
– Это видно по её поступкам, – сухо ответила мать Снежка.
От бешенства Ягода даже не смогла произнести ни слова. Опомнившись, она изо всех сил ударила Лугогривку лапой по уху. Мать Снежка ощетинилась и бросилась на Ягоду. Дерущиеся кошки покатились по детской. Снежок сжался в углу.
– Что за шум? – предводительница племени Теней, Белая Звезда, стройная белая кошка с голубыми глазами, быстро вошла в детскую. Ее глаза горели гневом. – Что за шум?! – раздраженно повторила она. – Ягода, Лугогривка, вы, что с ума сошли?
Кошки вскочили и испуганно уставились на разгневанную Белую Звезду.
– Вы с ума сошли?! – прошипела предводительница.
– Нет, – пролепетала Лугогривка. – Извини нас, Белая Звезда.
Взгляд Ягоды был полон бессильной злобы. Она в бешенстве полоснула когтями по земле.
– Никаких драк! – прорычала Белая Звезда. – Ясно вам?!
– Да, – буркнули королевы.
– Отлично. – Предводительница развернулась и вышла из детской.
Снежок испуганно сжался в углу.
В детскую зашла Фиалочка.
– Мама, в чем дело? – удивленно спросила она. – Я слышала шум драки. А потом в детскую вошла Белая Звезда. Она сильно кричала… Почему?
– Ничего страшного, – промурлыкала Вода. – Можешь снова идти играть.
Фиалочка кротко кивнула и вышла из детской.
"Ей будет нелегко, – подумала Вода. – Кошки ненавидят ее. Даже сейчас, когда она маленький котенок…".
Вода проводила дочь взглядом, свернулась клубком и закрыла глаза.

Глава 2. Разговор с Оливой

Фиалочка шла по тропинке. Легкий ветерок взъерошил ее серебристую шерстку.
"Почему же мама мне все-таки не рассказала, что произошло, – думала Фиалочка. – Я слышала, они называли мое имя. Значит, говорили обо мне? Почему меня не любят в племени? Но если не любят, я им отвечу тем же!" – Глаза Фиалочки грозно сверкнули, хвостик распушился. Однако, вздохнув, она тут же призналась себе, что из-за своего слабого характера никогда не сможет дать достойный отпор своим обидчикам.
Сама не зная почему, она свернула к пещере целительницы.
Целительница Олива, красивая палевая кошка с желто-зелеными глазами, неспешно раскладывала травы.
– Олива! – тихонько позвала Фиалочка.
Палевая кошка выплюнула на землю тысячелистник и повернулась к Фиалочке.
– В чем дело, Фиалочка? – спросила она.
Маленькая кошечка переступила с лапки на лапку.
– Можно мне поговорить с тобой, Олива?
– Конечно, – кивнула целительница. – Я помогу тебе, чем смогу.
– Знаешь, Олива, – начала Фиалочка. – Мне кажется, что меня очень не любят в племени. Сегодня Лугогривка, мама Снежка и Ягода, мама Капельки, подрались. Я слышала, они что-то шипели про меня. И Снежок говорил что-то про свою любовь ко мне. Прямо он никогда мне об этом не говорил, я случайно услышала. Капелька тоже меня не любит. Кажется, ей нравится Снежок. Когда она смотрит на меня, ее глаза горят такой ненавистью, что мне становится страшно. Почему это?
В мудрых глазах Оливы мелькнула усмешка.
– Фиалочка, ты не понимаешь, почему?
– Почему?! – вытаращила глаза Фиалочка.
– Ты – необыкновенно красивая кошка. Если бы ты не была так мала, можно было бы сказать, что ты самая красивая в племени. Кошки ненавидят тебя, завидуют твоей красоте, странной для котенка. Неудивительно, что ты нравишься Снежку. А Капелька… – Тут Олива выпрямилась, и усмешка исчезла из ее глаз. – Если Капельке нравится Снежок, то ее ненависть вполне объяснима. Но тут есть что-то еще… Не нравится мне эта Капелька, очень не нравится! Держись от нее подальше, Фиалочка!
Фиалочка с ужасом смотрела на старшую подругу.
– Хорошо, – пролепетала она. – Но что мне делать?
– Прежде всего – сама ни с кем не конфликтуй, – сказала Олива. – Не давай себя в обиду. Постарайся. Не бойся. Я знаю, ты не можешь давать отпор. Но все, же постарайся. Теперь давай поговорим о Снежке. Он тебе нравится?
Фиалочка слегка смутилась. Ее сине-фиолетовые глаза сверкнули.
– Пожалуй, да, – пролепетала она. – Но я не знаю, что это: просто симпатия или что-то глубже. Я ведь еще маленькая, мне пять лун. Но что-то меня слегка в нем настораживает. Я не понимаю, что! Он и красивый, и милый, и добрый!.. Я ничего не понимаю!
Фиалочка судорожно вздохнула и зарылась носом в шерсть Оливы.
Целительница погладила ее хвостом по плечу и промурлыкала:
– Если ты ничего не испытываешь к нему, значит, время еще не пришло. Любовь обязательно придет. Непременно. От нее никуда не денешься. – Тут прекрасные глаза Оливы затуманились, как будто она вспомнила о чем-то печальном.
– Что с тобой, Олива? – спросила маленькая кошечка.
– Ничего, – ответила палевая кошка. – Просто иногда лучше, чтобы любовь не приходила.
– Почему? – спросила Фиалочка.
Желто-зеленые глаза Оливы потемнели, и взгляд их устремился вдаль.
– Ты, конечно, думаешь, что любовь – это счастье, невероятное счастье. Да, если эту любовь ничто не омрачает, и если она взаимна. Любовь – не только безоблачное и неземное счастье. Это и боль, и страдания, и ревность, и обиды, и разочарование. Когда любишь по-настоящему, то можешь пожертвовать всем: своим счастьем, своей жизнью. Только многие этого не ценят.
В сине-фиолетовых глазах Фиалочки мелькнуло живое любопытство.
– Скажи, пожалуйста, Олива… – Она замялась. – Тебя обманул какой-то кот?
Целительница резко повернулась к крошечной кошечке, в ее желто-зеленых глазах полыхнула злоба.
Фиалочка отпрянула. Но Олива уже успокоилась и пригладила шерстку. Злой огонь в ее глазах погас, осталась лишь печаль.

– Да, Фиалочка, – прошептала она. – Меня бросили. Обманули. Впрочем, зачем тебе нагружать себя моими проблемами. – Она подняла травы.
– Расскажи мне, Олива! – умоляюще пропищала Фиалочка.
Целительница кивнула, сложила травы и села, обернув лапы пышным палевым хвостом. Грусть светилась в ее глазах.
– Это было давно, – тихим, печальным голосом начала она. – Еще до твоего рождения. Я очень любила одного кота. – Ее голос дрогнул. – Это был Краснолап…
Краснолап был не слишком выразительным и красивым котом. Не мощных мышц, не красивых глаз, не шелковистой шерсти у него не было.
– Что ты в нем нашла? – спросила Фиалочка.
Олива качнула головой. Ее глаза вспыхнули слабым светом.
– Любят не за что-то, – сказала она. – Иногда даже не понимаешь, за что кого-то любишь. Просто любишь и все.
– Расскажи, что было дальше, – напомнила Фиалочка.
Целительница медленно кивнула и глухим голосом продолжала:
– Но целительнице нельзя никого любить. Я знала об этом. Но в любой ситуации есть выход. Надо только добиваться своей цели – и все получится.
– А почему у тебя не получилось? – спросила серая кошечка.
– Потому что он меня не любил, – вздохнула Олива. – Он так и сказал. Он сказал, что никогда меня не любил. И тут же переметнулся к Метели, глашатае Белой Звезды. Это очень обидно…
Олива резко оборвала свою речь. В пещеру протиснулась Белянка, ее ученица. Ей было восемь лун. Она отличалась необыкновенно красивой сияющей белоснежной шерсткой. В зубах Белянка тащила тысячелистник.
– Вот, – пропыхтела она. – Этого достаточно?
– Вполне, – ответила Олива.
– Привет, Фиалочка. – сказала Белянка.
– Привет, – промяукала Фиалочка.
– Белянка, набери, пожалуйста, еще клевера, – промурлыкала целительница.
Белая кошечка кивнула и вышла из пещеры.
Глаза Оливы были задумчивыми и матовыми.
– Я так хочу влюбиться! – заявила Фиалочка. – Мне кажется, это так здорово!
Олива насмешливо сверкнула глазами.
– По мне, так это ненужная, причиняющая много боли эмоция, – сказала она. – Лучше радуйся, что оно пока что не затуманило тебе голову. Ты должна стать лучшей воительницей племени и не думать о постороннем.
– Почему ненужная?! – заспорила Фиалочка.
– Потому что любовь редко бывает взаимной, – вздохнула целительница. – А если и бывает, очень часто на пути встает другая кошка… – Она рассеянно махнула хвостом.
Фиалочка, озадаченная словами Оливы, молча, смотрела на нее.
– Но… – начала Фиалочка.
Олива подняла голову.
– Это опасно, это опасно! – воскликнула Олива. – Из зависти соперница может сделать все, что угодно! Даже убить… – Глаза Оливы сверкнули жутким пламенем. – Помни это.
– Олива! Что с тобой? – пробормотала Фиалочка.
– Ничего, – выдохнула Олива. – Помни, что я тебе сказала!
Она подняла с земли разбросанные травы и ушла в пещеру.
Удивленная и озадаченная Фиалочка побрела в детскую.

Глава 3. Первые угрозы.

Прошло несколько дней. Разговор с Оливой никак не шел из головы Фиалочки. Олива была слишком мудрой и проницательной, чтобы можно было просто отмахнуться от ее слов. Неспроста она говорила странные вещи о Капельке и любви.
Капелька стала вести себя еще более странно, чем раньше. И это пугало и тревожило Фиалочку еще больше.
Однажды Фиалочка сидела возле детской под большим тенистым деревом и думала о своем разговоре с Оливой.
"Что же означают ее странные слова о Капельке? Почему она сказала, что мне следует остерегаться ее?" – думала Фиалочка.
Она растерянно махнула хвостом. Взгляд ее затуманился, устремился вдаль. В голове маленькой кошечки проносились странные, тяжелые, одной только ей доступные мысли.
– До утра будешь мечтать?! – резкий окрик заставил Фиалочку встрепенуться и поднять голову.
Перед ней стояла Капелька.
Изумрудные глаза черной кошечки были полны безумной ненависти, хвост метался из стороны в сторону.
В первую минуту Фиалочка растерялась.
– Ты до утра мечтать будешь?! – прорычала Капелька. – Какая красотка нашлась! Строишь из себя тихоню, а сама! – Она сверкнула болотно-зелеными глазами. – Сама отбиваешь у меня Снежка! – Капелька перешла на истерический визг.
– Заткнись! – прошипела Фиалочка. – Мне Снежок не нужен! – Она выпустила когти. А сердце её заколотилось от ужаса.
– Ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу, ненавижу…. – Зеленые глаза Капельки горели диким огнем, она в бешенстве полоснула когтями землю. – Тебе очень повезло, что мы обе еще малы. Но ничего! Скоро я вырасту и отомщу тебе за все, за все! – Ее глаза безумно сверкнули.
Фиалочка выпустила когти и воинственно взмахнула хвостом.
"За что она меня так ненавидит? – пронеслось у нее в голове. – Неужели только из-за Снежка? Какой ужас!"
– Что замолчала? – прошипела Капелька. – Испугалась, да? И правильно!
Фиалочка дернулась от ненависти и постаралась успокоиться и действовать хладнокровно.
"Нужно успокоиться, успокоиться!" – подумала она.
А Капелька наступала на нее, оскалив зубы.
– Дрянь! – взвизгнула черная кошечка.
Тут уж Фиалочка оставила всякую сдержанность.
– Да ты сама дрянь! – крикнула она. – Дрянь, дрянь, дрянь… – Фиалочка понимала, что теряет контроль над собой, но сдержаться не могла. Ее когти судорожно царапали землю. Дикая ненависть поднялась со дна ее души, залила ей глаза, стиснула ее лапы.
Капелька дрожала от бешенства и ненависти. Казалось, сейчас эта безграничная злоба вырвется наружу и затопит своими черными волнами Фиалочку.
Такая ярость не была свойственна маленьким котятам. Это была не обычная детская ссора, а скандал двух кошек, страшных в своей ненависти.
Из горла Капельки вырвался оглушающий яростный вопль. Она выпустила когти – и прыгнула на Фиалочку.
Серебристая кошечка вздрогнула от неожиданности и оттолкнула Капельку. Черная кошечка отлетела в сторону.
– Ну, ничего, Фиалочка! – прохрипела она. – Рано радуешься! Придет день, и я убью тебя! Ты будешь мертва, а Снежок будет со мной!
Фиалочка подняла голову. В сине-фиолетовых глазах мерцали страх и ненависть.
– Убьешь? – повторила она. – Что ж! Ты меня хочешь запугать? Ты меня шантажируешь? Я у тебя никого не отбивала. – Сказала и тут же испугалась. Сердце серой кошечки боязливо сжалось.
Не дожидаясь ответа Капельки, Фиалочка резко развернулась и пошла прочь.
– Запомни, что я тебе сказала! – прошипела ей в спину Капелька. – Подумай!
Фиалочка мчалась по гладкой песчаной тропинке. В ее ушах все еще звучали слова Капельки: "Придет день, и я убью тебя! Запомни, что я тебе сказала!"
Фиалочке стало не по себе. Чем же обоснована такая ненависть со стороны Капельки? И тут Фиалочке вспомнился разговор с Оливой.
"Берегись ее… берегись", – прозвучал тихий шепот в ушах Фиалочки, и она никак не могла вспомнить, говорила ли Олива эти слова.

Добавлено (13.02.2012, 16:33)
---------------------------------------------
Глава 4. Осознание любви.


Прошел месяц. Котятам пришло время становиться оруженосцами.
…Фиалочка сидела около детской и смотрела на небо. Закат багряным пламенем разливался за деревьями. Голубовато-серебристая шерсть котенка тоже посверкивала красноватыми искорками. Забыв обо всем, Фиалочка любовалась закатом. Капелька сидела у входа в детскую и сверлила Фиалочку колючим взглядом. Снежок и Серенькая играли неподалеку. Тут же сидели Лугогривка, Вода, Мышехвостка и Ягода и разговаривали.
К детской подошла Белая Звезда.
– Сегодня вы станете учениками! – объявила она.
– Здорово! – воскликнула Серенькая.
– А когда? – спросил Снежок.
– Сегодня… Прямо сейчас. Приведите себя в порядок. – Предводительница ласково посмотрела на котят, взмахнула пышным белым хвостом.
– Посвящение в ученики?! Прямо сейчас?! – заволновалась Вода.
Фиалочка вылизывала свою серо-голубую шерсть.
Белая Звезда тихо замурлыкала.
– Жду вас около Скалы, – сказала она, сверкнув светло-голубыми глазами, и ушла.
– Давай я приведу тебя в порядок, – промяукала Вода и стала приглаживать всколоченную шерсть Фиалочки.
Капелька сидела поодаль, злобно сверкая зелеными глазами. Почему все так любят эту Фиалочку? Что в ней такого хорошего? Чем она, Капелька, хуже Фиалочки? Ничем. Но ничего! Она, Капелька, еще всем докажет, кто есть кто!
Капелька взмахнула хвостом. Ягода подошла к дочери и принялась приводить в порядок ее черную искрящуюся шерсть.
– Фиалочка, какая ты красивая! – сказал Снежок.
Капелька вздрогнула и горящими глазами впилась в Снежка.
– В чем дело? – спросила Ягода.
Черная кошечка тихо зашипела.
– Ничего, – пробормотала она.
…Котята робко приблизились к Скале.
Белая Звезда ласково посмотрела на них, одним прыжком взлетела на Скалу и крикнула:
– Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на общее собрание племени!
Белая Звезда подождала, пока все соберутся.
– Сегодня мы посвящаем в оруженосцы наших котят, – провозгласила она. – Капелька! Я даю тебе новое имя, и с сегодняшнего дня ты будешь зваться Капля! Метель! Ты будешь наставницей Капли! Постарайся передать ей свои лучшие качества!
Метель, глашатая Белой Звезды, сильная светло-серая кошка, приблизилась к Капле и коснулась носом ее носа.
Коты радостно закричали:
– Капля!
– Капля!
– Капля!
– Фиалочка! – продолжала предводительница. – Я даю тебе новое имя, и с этого дня ты будешь зваться Фиалколапка! Пестролика! Ты будешь наставницей Фиалколапки! Я знаю тебя, как умную и храбрую воительницу, постарайся передать эти качества своей ученице!
Пестролика, изящная пестрая кошка, подошла к Фиалколапке и потерлась носом о ее нос. Глаза Фиалколапки радостно сверкнули.
– Фиалколапка!
– Фиалколапка!
– Фиалколапка! – закричали коты.
Фиалколапка гордо смотрела вокруг.
Снежок получил имя Снеголап. Его наставником стал Длиннохвост, стройный темно-серый кот. Серенькая стала Серолапкой. Ее наставницей стала Заря, красновато-рыжая кошка.
Белая Звезда подождала, пока все племя поздравит новых учеников.
Фиалколапка гордо взмахнула хвостом.
К ней подошла Олива.
– Поздравляю, – промяукала целительница. Огромные светлые зеленовато-желтые глаза светились радостью.
Фиалколапка внимательно взглянула на старшую подругу, пытаясь уловить выражение ее глаз. Но в красивых глазах Оливы не было, ни тревоги, ни страха, – только радость.
– Олива… – пробормотала серая кошечка.
Целительница внимательно и проницательно взглянула на нее.
– Что? – спросила она.
Тут к ним подбежала Белянка с пучком трав в зубах.
– Фиалколапка, поздравляю! – пропыхтела она, выплюнув травы на землю.
Серая кошка мяукнула:
– Спасибо.
– Олива, я принесла подорожник и кошачью мяту, – сказала Белянка.
Олива наклонилась над травами.
Ковыляя, подошла старая двоюродная тетя Фиалколапки, Ворона.
– Я поздравляю тебя, – просипела она. В ее серых глазах плясали веселые искорки.
– Спасибо, – улыбнулась ученица.
Старуха кивнула и поплелась к палатке старейшин.

Фиалколапка отошла к палатке оруженосцев и молча, смотрела, как поздравляют Снеголапа и Серолапку. Капля сидела неподалеку. Ее ярко-зеленые глаза сверкали.
Фиалколапка любовалась Снеголапом.
"Какой же он красивый! – впервые подумала она. – Как он мне нравится! Неужели… я влюбилась?"
Фиалколапка смутилась и опустила глаза, вспыхнувшие сине-фиолетовым пламенем. Мысли стремительно проносились в голове.
"Быть этого не может! Но я не хочу влюбляться! Любит ли он меня? Что со мной происходит?" – лихорадочно думала Фиалколапка.
– Фиалколапка!
Серая кошка стремительно обернулась. Перед ней стояла Яблонька, старшая ученица, изящная бледно-серая кошка с темными пятнами на спине. Ей было девять лун.
– Ты о чем-то задумалась, – сказала Яблонька. – Пойдем в палатку оруженосцев. – Голубые глаза Яблоньки смеялись, она взмахнула тонким пышным хвостом.
– Пойдем, – пробормотала Фиалколапка, очнувшись от грез.
Яблонька побежала к палатке оруженосцев. Фиалколапка поплелась за ней, опустив глаза. Капля жгла ее полным ненависти взглядом.
Фиалколапку охватило ощущение смутной тревоги. Она медленно вошла в палатку оруженосцев, нарвала мха и сделала себе подстилку.
– Фиалколапка! Ты что?
Кошка вздрогнула и медленно обернулась. Глаза ее вспыхнули радостным огнем. По телу пробежала дрожь. Перед ней стоял Снеголап.
– Ты что? – повторил он.
– Ничего, – пробормотала Фиалколапка и пристально взглянула на Снеголапа. Что-то странное было в нем, непонятно что.
Сияющая белая шерсть, стройная крепкая фигура, легкая походка – все это было красиво. Но огромные зеленовато-желтые глаза были неискренними и фальшивыми. Что-то лживое и лицемерное было в Снеголапе. Его чувства не отражались у него на лице. От этого Фиалколапке стало неуютно.
– Что с тобой? – Глаза Снеголапа пронизывали насквозь, но никакого выражения в них не было.
– Ничего. – Серебристая кошечка дернула хвостом и улеглась на подстилку и попыталась заснуть. Мысли путались.
"Что же делать… А почему она меня ненавидит? Снеголап фальшивый лицемер… Но он мне нравится… Теперь я ученица, и это хорошо… Пестролика хорошая наставница… А я справлюсь?.."
Лунные блики мягко посеребрили траву, тьма расстилалась над лесом. Сон окутал палатку оруженосцев, смешал все мысли.
Фиалколапке снилось, что она идет по лесу. Слева от нее идет Олива, а справа – Снеголап. Они безмятежно болтают о чем-то, и чему-то радуются, радуются, радуются…

Глава 5. Первый урок.


На следующее утро Фиалколапка проснулась злая и не выспавшаяся. И тут же вспомнила, что теперь она ученица, и ей долго спать не полагается. Это раньше она делала, что хотела, спала, когда хотела. Теперь все закончилось. Она уже не котенок.

Вообще-то Фиалколапке надо было бы обрадоваться. Но она не обрадовалась. Что-то подсказывало ей, что ее нынешняя жизнь не будет такой же безмятежной и беспечной, как прошлая.
Фиалколапка вздохнула и стала приглаживать свою взъерошенную шерсть.
Капля и Снеголап еще спали. Серолапка о чем-то тихо болтала с Яблонькой. На Фиалколапку особого внимания они не обращали. Серой кошке стало совсем скучно. Она уселась посреди палатки, и время от времени нетерпеливо дергала хвостом.
В палатку заглянула Пестролика. Темно-зеленые глаза Пестролики были хмурыми и уставшими.
– Ты уже встала? – взглянула она на Фиалколапку. – Хорошо. Сейчас мы все вместе пойдем осматривать территорию. Когда остальные оруженосцы проснутся.
Ученица кивнула и радостно замахала хвостом. Пестролика улыбнулась и села, обернув лапы хвостом.
В это время проснулась Капля. Открыв глаза, она увидела Фиалколапку и Пестролику. Недовольно скривившись, Капля стала приводить себя в порядок. Как надоела эта Фиалколапка! Всюду она первая, всюду она главная. И вообще, почему ее все обожают? Не так уж она и красива, если приглядеться. Слишком худая, все кости выпирают. Только благодаря длинной, неестественно яркой лохматой шерсти это незаметно.
Капля демонстративно повернулась хвостом к Фиалколапке. Мысли смешались в голове, рождая черные, злые планы мести.
"Почему все ее любят? – думала черная кошка. – Как будто она самая лучшая. Впрочем, меня тоже любят, но ее больше. Мне нужны союзники… Хотя… нет, не нужны. Я сама справлюсь, но смогу ли? Тьфу, опять эти дурацкие сомнения. Я не должна сомневаться, я должна быть уверена в себе! Итак, союзники мне нужны. Одной с этой дрянью не справиться. Снеголап будет моим. И не только он!".
Зеленые глаза полыхнули огнем. Черная ученица выпустила когти.
– Капля! – услышала она голос Снеголапа, от которого невольно затрепетала.
– Что? – спросила она.
– С добрым утром, – сказал Снеголап. – Кстати, почему ты не радуешься, что мы стали оруженосцами?
– Я радуюсь, – буркнула зеленоглазая кошка.
– Что-то не видно, – хмыкнул белый кот.
Капля начала сердиться.
– Тебе-то что? – резко спросила она. – У всех бывает плохое настроение. И у меня тоже.
– Отстань от Капли, Снеголап! – сердито крикнула Серолапка. – У нее просто плохое настроение, да, Капля? А ты, Фиалколапка, хватит болтать! Надоела уже! С наставниками не надо болтать о пустяках!
Глаза Капли скользнули по группе котов, и остановились на Серолапке. Внезапная мысль пронзила ее, как молния. Вот кто нужен ей в качестве союзницы! Она хорошо относится к самой Капле, она ненавидит Фиалколапку…и самое главное, она глупа и простодушна, ее можно использовать в своих планах!
Черная кошка возбужденно царапнула когтями землю. Взгляд ее сверкнул злым торжеством.
Фиалколапка искоса наблюдала за своей соперницей. Какая она странная и злая. И грубая. Фиалколапка почувствовала закипающую ненависть.
– Все проснулись? – спросила Пестролика. – Наставники ждут. Так. Выходите из пещеры. Будем все вместе осматривать территорию нашего племени.
Наставники и ученики пошли осматривать территорию племени. Потом Пестролика и Фиалколапка пошли охотиться.
– Ты должна бесшумно подкрадываться к мыши, – учила Пестролика. – И ни в коем случае не касайся животом земли. Вот так. Молодец. Иди против ветра. Хвост опусти. Правильно. Подкрадись к мыши. Прыгай!
Фиалколапка прыгнула на мышь и прикончила ее укусом в шею.
– Молодец. Но ты должна прыгать быстрее. Со временем сможешь, – заметила Пестролика. – А теперь посмотри, как это буду делать я. Вон там полевка в корнях дерева…
Она пригнулась к земле, опустила хвост и молниеносно прыгнула на полевку.
Фиалколапка залюбовалась наставницей.
– Пестролика, какая ты ловкая! – воскликнула она.
Пестрая кошка смутилась.
– Ловкость дается практикой, – сказала она. – Ты охотишься, сегодня в первый раз, и делаешь просто поразительные успехи. А этих двух мышей мы сейчас закопаем под кустом, и еще поохотимся.
Пестролика энергично стала закапывать мышь. И делиться мыслями:
– Наше племя Теней редко голодает, потому что, в крайнем случае, можно кормиться на помойке, Гнили. Но ты все равно должна хорошо охотиться.
Фиалколапка рассеянно скребла лапой по земле, погруженная в собственные мысли.
"Что будет со Снеголапом? Полюбит ли он меня? Перестанет ли Капля ненавидеть меня? Перестану ли я ненавидеть ее?"
– Что с тобой? – громко спросила Пестролика. – О чем ты думаешь?
– А… так ни о чем, – пробормотала серая ученица.
Пестролика не стала к ней приставать с расспросами. Она только тихо вздохнула.
– Ну что ж… Продолжим охотиться…

Капля и Метель охотились неподалеку.
– Капля, ты очень способна, – говорила светло-серая кошка. – Прыгаешь на добычу стремительно, реакция у тебя мгновенная. Молодец!
Капля расцвела от счастья. Ее похвалила сама Метель, глашатая Белой Звезды!
Зеленые глаза светились счастьем. Теперь никто не узнал бы в этой веселой, славной кошечке всегда агрессивную и сердитую Каплю.
Глашатая усмехнулась. Чисто детская, наивная реакция. Впрочем, когда-то она, Метель, тоже была счастлива, по-детски, безмятежно.
Только в детстве так радостно и приятно поймать свою первую добычу. Потом начинаются другие проблемы. В сущности, невозможно понять, что такое счастье. В каждом возрасте оно разное.
Громкий радостный крик Капли отвлек Метель от сложных запутанных мыслей.
– Можно мне поймать еще одну мышь?
– Да, конечно, – вздохнула Метель.
Капля радостно завизжала. Глашатая села посреди поляны, обернув лапы длинным пышным хвостом, и рассеянно следила за проворными, быстрыми движениями Капли. Мысли ее были заняты другим.

Серолапка тупо смотрела на разъяренную Зарю. Они тоже охотились неподалеку.
– Пойми ты, шуметь нельзя! – кричала рыжая кошка. – Так ты ничего не поймаешь! О чем ты мечтаешь все утро?
Серолапка думала о Фиалколапке. Она ненавидела ее, так же, как и Капля.
"Гадкая, противная! – думала она. – Выскочка!"
– О чем ты мечтаешь? – В голосе Зари слышалось рычание.
Серолапка мигнула, всхлипнула и пошла прочь. Слезы обиды струились по ее светло-серой шерстке. Зачем же сходу орать? Она ведь охотится в первый раз и ни в чем не виновата.
Заря оторопело смотрела ей вслед.
– Серолапка! Подожди! Извини меня… за грубость, – пробормотала она.
Ученица, тяжело вздохнув, обернулась.
– Конечно, Заря, – выдавила она. – Давай продолжим охотиться.
Наставница коротко кивнула.


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации


Сообщение отредактировал Сильфида - Суббота, 15.09.2012, 15:05
 
ТеньДата: Понедельник, 13.02.2012, 17:20 | Сообщение # 2
Участник Советов, художник, писатель, композитор
Группа: Участники Советов
Сообщений: 349
Здорово!!! Лично мне понравилось smile-40



Моя пещера Запись в мою семью

Советы Заказы
 
СильфидаДата: Понедельник, 13.02.2012, 17:27 | Сообщение # 3
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Тень, спасибо
Глава 6. "Это и есть счастье!"


Третий день лил дождь. Идти тренироваться было нельзя – все было в жидкой грязи. Только самые опытные воины шли охотиться.
С момента посвящения в ученики прошло три луны. За это время почти ничего не изменилось. Яблоньку посвятили в воительницы. Она получила имя Яблоня. Олива посвятила Белянку в целительницы, и Белянка стала Белоножкой.
Фиалколапка сидела в палатке оруженосцев, уныло смотрела на дождь.

Серое свинцовое небо отражалось в прозрачных лужах. Капли дождя колотили по крыше палатки оруженосцев.
Тяжелые капли повисли на ветвях деревьев. Все это было настолько скучно, уныло и заунывно, что Фиалколапка, взмахнув хвостом, отвернулась.
Помимо серой кошки, в палатке находились Капля, Снеголап, Серолапка и маленькая Астрочка, которую совсем недавно посвятили в оруженосцы. Астрочка робко жалась к стене, неловко перебирала лапками мох.
Все это нагнетало ужасную скуку, Фиалколапка широко зевнула, лениво взмахнула хвостом. Туманная мгла была повсюду, заволокла сознание и мысли.
Фиалколапка улеглась на подстилку.
Капля преобладала в самом дурном расположении духа. Все ее раздражало.
"Как мне все надоело! – думала Капля. – Как я ненавижу их всех! Кроме Снеголапа!"
Сердце ее бешено колотилось от смешанного чувства. С одной стороны, она видела, что Снеголап обращает внимание на эту выскочку Фиалколапку, и это бесило Каплю. С другой стороны, Снеголап был довольно-таки фальшивым и лживым котом. Его поступки вполне могли не соответствовать мыслям. Это успокаивало черную кошку.
Внутри Капли все клокотало. Она рвала когтями мох, в то время как взгляд ее глаз был устремлен вдаль. Оказывается, это так тяжело, – стараться держать себя в лапах…
"Я люблю Снеголапа", – с ошеломляющей жестокостью и ясностью поняла Капля. Сердце откликнулось болью. Никогда еще Капля не чувствовала ничего с такой безнадежной ясностью. Не глядя ни на кого, она вышла из палатки прямо под дождь. Может, стоит забыть этого Снеголапа? Вон скольким котам она нравится… Стоит только позвать.
Капля судорожно, прерывисто вздохнула. А может и не стоит никого звать… От этих котов одни страдания… Никогда еще Капля их не испытывала…
Фиалколапка подняла голову. Что это с Каплей? Зачем она пошла под дождь?
"Впрочем, мне наплевать. – В душе Фиалколапки начала подниматься ненависть. – Пусть делает, что хочет. Ненормальная!"
– Капля, что с тобой? – выбежала из палатки Серолапка.
– Отстань от меня! – рявкнула зеленоглазая кошка. – Оставьте меня все в покое-е-е! – Голос ее сорвался и она убежала.
Серолапка растерянно вздохнула хвостом и вернулась в палатку. В глазах ее было недоумение.
"Это виновата Фиалколапка. – стремительно и ясно пронеслось в голове Серолапки. – Это она довела Каплю, мою союзницу до слез".
Серолапка с ненавистью взглянула на серо-голубую кошку, вальяжно лежащую на моховой подстилке.
Капля пришла, легла на свою подстилку и устремила взгляд в пространство. Глаза ее все еще влажно блестели от слез.
В палатку зашла Метель. Взгляд ее был озабоченным. Она быстро оглядела оруженосцев.
– Придется вам одним пойти поохотиться, – сказала она. – Дождь не прекращается, охотников не хватает, все размыло дождем. Сейчас воины занимаются укреплением палаток. Белая Звезда, Темноглазка, Пестролика и Краснолап ушли охотиться. Остальные укрепляют палатки, чтобы их не размыло дождем. Вы уже не котята. Понимаю, охотиться тяжело, но все, же возможно. Думаю, лучше вам разбиться на две группы. В первой будут Серолапка и Капля. Во второй Фиалколапка, Астрочка и Снеголап. Я вижу, что Капля и Фиалколапка, мягко говоря, недолюбливают друг друга. – Глаза глашатаи сверкнули издевательством. – Фиалколапка, Снеголап, вы старше Астрочки, в случае чего помогите ей. Хорошо? Она ведь совсем еще малышка. Если справитесь – пойдете завтра на Совет.
– Хорошо, – ответила Фиалколапка.
Капля в бешенстве рванула когтями свисающий мох. Неужели обязательно надо было упоминать о ее вражде с Фиалколапкой?
Метель махнула хвостом.
– Думаю, вам все понятно, – закончила она. – Идите.
Оруженосцы выбрались из палатки, и вышли из лагеря. Накрапывал холодный мелкий моросящий дождь. Под лапами противно хлюпала мокрая грязь.
Снеголап, Фиалколапка и Астрочка пошли в одну сторону, а Капля и Серолапка – в другую.
– Думаю, это будет подходящее место, – сказала Фиалколапка, когда они вышли на небольшую полянку, заросшую кустарниками.
Снеголап коротко кивнул.
Охотиться было трудно. Шерсть промокла насквозь. Грязь обрызгивала лапы. Но все же, в конце концов, Снеголапу удалось поймать полевку.
Фиалколапке везло меньше. В конце концов, с большим трудом, она поймала двух мышек.
Астрочка поймала мышь, и забралась в кусты, в надежде поймать еще что-нибудь.
Дождь по-прежнему накрапывал, мочил шерстку. Но оруженосцы не смотря, ни на что, продолжали охотиться.
Фиалколапка неожиданно для себя поняла, что если рядом с ней будет Снеголап, – она вытерпит любой дождь.
"Втрескалась", – подумала серая кошка с некоторой грустью.
– Я пойду еще поохочусь! – пискнула Астрочка, возбужденно махая хвостиком и сияя хорошенькими голубыми глазками. Не дожидаясь ответа, она скрылась в кустах.
Фиалколапка тихо вздохнула. Рано или поздно придется признаться Снеголапу в своей любви к нему. Лучше сделать это сейчас.
Кошка набрала в грудь побольше воздуха, шумно выдохнула и подошла к Снеголапу.
– Снеголап… – пробормотала она.
Белый кот быстро обернулся, глаза его блеснули.
– В чем дело, Фиалколапка?
– Я…я хотела поговорить с тобой, – прошептала ученица.
– О чем?
– Ты мне нравишься, – голос Фиалколапки снова обрел твердость и зазвучал громче. – Но ты не думай, что я навязываюсь. Я просто сообщаю тебе, потому что хочу, чтобы ты знал. Я давно хотела сказать тебе, сейчас, по-моему, самое время.
Снеголап пристально взглянул на нее.
– Ты мне тоже нравишься, – сказал он. – Давно нравишься. Ты самая красивая кошка в нашем племени. Знаешь, мне кажется, я влюбился…
– Правда? – изумленно и радостно переспросила Фиалколапка. Сердце пело от счастья.
– Правда, – ответил Снеголап. – Я очень рад, что ты отвечаешь мне взаимностью.
Дождь полил сильнее, но непогода кончилась.
"Это и есть счастье! Это и есть счастье!" – вертелось в голове серой кошки.
Шерсть промокла насквозь, прилипла к худому хрупкому телу кошки, вода ручьями стекала с шерсти. Но очарованная кошка не замечала ничего этого. Она растворилась в своих чувствах. Она летела. Летела навстречу ветру, дождю, облакам, навстречу счастью взаимной любви…

Глава 7. Лимонка и Серохвостик


Метель осталась очень довольна охотой оруженосцев. Она сдержала свое обещание. Фиалколапку, Снеголапа, Астрочку, Каплю и Серолапку взяли на Совет.
Фиалколапка плохо запомнила дорогу на Совет, потому что все ее мысли были заняты Снеголапом.
Когда коты пришли на Совет, все сразу разбрелись в разные стороны. Белая Звезда вскочила на Скалу, где уже стояла Темная Звезда, предводительница Речного племени, и Бурозвезд, предводитель племени Ветра. Грозовое племя должно было подойти с минуты на минуту.
Фиалколапка растерянно стояла в огромной толпе котов, маленькая, никому не нужная. Внезапно она почувствовала одиночество. Никому нет до нее дела…
Полная луна медленно всходила над лесом.
Ученица оглянулась и вдруг увидела маленькую золотистую кошечку, примерно ее ровесницу, только более толстую.
Фиалколапка подошла к маленькой кошечке.
– Привет, как тебя зовут? – спросила она.
– Лимонка, – ответила золотистая ученица. – Я ученица Речного племени. А тебя как зовут?
– Фиалколапка, я из племени Теней, – сказала серая кошка, приглядываясь к собеседнице. У той были огромные лимонно-желтые глаза и золотистая шерстка. "Какое красивое сочетание!" – подумала Фиалколапка.
Лимонка внезапно насторожилась, подняла ушки и взглянула куда-то за спину Фиалколапки.
– В чем дело? – удивилась Фиалколапка и тоже обернулась.
Перед ней стоял небольшой темно-серый кот, немного больше самой Фиалколапки.
– Я Серохвостик, ученик племени Ветра, – негромко проговорил он, в упор смотря на Фиалколапку бледно-зелеными глазами.
Серой кошке стало не по себе. Что-то зловещее проскальзывало в выражении глаз Серохвостика, в его движениях. Чем-то он неуловимо напоминал Каплю.
– Меня зовут Фиалколапка, я ученица племени Теней. – Кошке стало совсем неуютно, непонятно почему.

– Ты красивая кошка. – Серохвостик продолжал пристально смотреть на нее. Голос его был не по-хорошему нежный. – Давай поболтаем о чем-нибудь… Я никогда не встречал таких красивых кошек с такими красивыми сияющими переливающимися фиолетовыми глазами…
Фиалколапка отшатнулась, беспомощно оглянулась по сторонам.
Лимонка взглянула на свою новую подругу, быстро оценила ситуацию.
– Я – Лимонка, ученица Речного племени, – протараторила она. – Серохвостик, нам с Фиалколапкой надо поговорить, подожди нас… Пойдем! – прошипела она на ухо серой кошке.
Фиалколапка кивнула. Кошки побежали в гущу толпы.
– Спасибо! – пробормотала серо-голубая ученица.
– По-моему, ты ему понравилась, – заметила Лимонка. – Но я увидела, как тебе неуютно. Мне самой он тоже не понравился. Мой тебе совет – держись от него подальше. У него злые глаза. Конечно, ты можешь поступать как хочешь…
– Мне он не нравится! Впрочем, он из другого племени, я и не буду с ним сталкиваться! – заявила Фиалколапка. В этот момент в ее памяти всплыл Снеголап, его вчерашние признания в любви… Разве
она сможет променять своего любимого на какого-то злого ученика племени Ветра?
В это время подошло Грозовое племя. Предводительница Грозового племени, Прозрачная Звезда, вспрыгнула на Скалу.
Громким криком предводители возвестили о начале Совета. Коты четырех племен сразу смолкли.
Первой вперед выступила Белая Звезда. Она величественно оглядела священную Поляну и заговорила:
– Племя Теней привело на Совет пятерых своих оруженосцев: Каплю, Астрочку, Фиалколапку, Серолапку и Снеголапа. Также мы посвятили в воители ученицу Яблоньку. Теперь ее имя – Яблоня. Ученицу целительницы Белянку посвятили в целительницы, теперь ее зовут Белоножка.
Белоножка смущенно склонила точеную головку.
Предводительница племени Теней подождала, пока стихнут одобрительные возгласы и отошла. Вперед выступила Прозрачная Звезда, светло-палевая кошка с белыми пятнами.
– Мы посвятили в воины ученицу Липку. Теперь ее имя Липа. В целом все хорошо. Добычи вдоволь. Недавно у Рыжей родились котята.
Фиалколапка нервно дергалась. Знакомство с этим учеником племени Ветра, которому она, по словам Лимонки, понравилась, подпортило ей настроение. Кошка почти не слушала речей предводителей племен.
Она настолько погрузилась в свои мысли, что пропустила все и вздрогнула, услышав громкий голос Темной Звезды, объявляющей, что Совет окончен.


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
СолнцелапкаДата: Вторник, 14.02.2012, 14:11 | Сообщение # 4
Писатель. Жан-Батист Гренуй.
Группа: Участники Советов
Сообщений: 2616
Сильфида, ухх, как я рада. Ведь читала взахлеб.. *лужа* все-все, читаю.. выкладывай, пожааалуйста.3

На земле я любил лишь тебя...
~
ария.


av © Иван
 
СильфидаДата: Вторник, 14.02.2012, 14:42 | Сообщение # 5
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Солнцелапка, спасибо!
Глава 8. Признание.


Прошла неделя.
Фиалколапка растворилась в своем чувстве к Снеголапу. Порой она приходила в себя и корила себя за то, что так легко поверила Снеголапу.
Правда все эти мысли и сомнения быстро рассеивались, и Фиалколапка снова погружалась в свои чувства.
Серая кошка лежала под кустом и мечтала. День как раз подходил под ее настроение, серый, неясный, не дождливый. Птицы громко щебетали. Темная зелень листьев четко вырисовывалась на бледном небе. Холодный ветер свидетельствовал о том, что близится пора Листопада.
Светлое, почти белое, небо навевало романтическую, светлую грусть.
Фиалколапке ни о чем не хотелось думать, ничего не хотелось делать… хотелось просто лежать, устремив взгляд в небо. Она словно плыла в невесомости… в голове ее не было никаких мыслей, никаких образов… Ей казалось, как будто у нее в голове тихо шуршит песок или снег…пересыпается с тихим, еле слышным шуршанием.
– Фиалколапка! – раздался громкий голос Пестролики.
– Что? – словно пробудилась от грез ученица. – В чем дело? – В ее голосе зазвучали раздраженные нотки.
– Пошли на тренировку. О чем ты тут мечтала? – Глаза пестрой кошки смеялись, и в то же время пронизывали насквозь. Фиалколапке тут же вспомнился Серохвостик.
– Так, ни о чем. Погода очень приятная. Я отдыхала. – На этот раз серо-голубая кошка говорила правду.
Пестролика сощурила глаза, недоверчиво сверкнувшие.
– Что ж, пойдем, – сказала она, наконец.

Капля сегодня тренировалась особенно хорошо. Метель не переставала восхищаться ее стремительными, точными, проворными движениями.
Сама Капля думала совсем о другом. О жизни. О своей любви к Снеголапу. О противной Фиалколапке.
"Сегодня же признаюсь Снеголапу в любви, – решила черная кошка. – Это придется сделать… А потом… я же знаю, что делать. Я очарую его. Даже если на это уйдет не одна луна. Я не отступлюсь! – Глаза Капли полыхнули решительностью. – Я не сдамся! Я обдумаю, как все сделать Я должна начать сегодня же… Я не должна бездействовать, не должна откладывать".
– Что с тобой, Капля? – окликнула черную кошку наставница.
– Ничего, – принимая покорно-кроткий вид, ответила Капля.
"Никто не должен знать, что у меня на уме. Надо притвориться нежной и ласковой", – мелькало у черной ученицы в голове.
– Хорошо, – медленно проговорила Метель, склонив голову.
…В этот день Капля не могла дождаться, когда закончится тренировка. Но она как назло, тянулась и тянулась.
– Я устала! – Глаза Капли вспыхнули ледяным зеленым огнем.
– Все устают, я тоже устала. – Метель спокойно выдержала взгляд черной кошки. – Настоящий воин должен уметь преодолевать усталость. Ты же, как я понимаю, хочешь стать лучшей воительницей? Или все-таки нет?
– Конечно, хочу! – возмутилась Капля.
– Значит, ты не должна капризничать, – отрезала Метель. – Ты не маленький котенок. Через три луны ты станешь воительницей. Ты хорошо охотишься, хорошо сражаешься. Зачем же капризничать? Другим приходится тяжелее, чем тебе. Но они не капризничают. Вот Фиалколапка…
– Хватит! – нервы Капли окончательно сдали. Она, как не старалась, не рассвирепеть не смогла. – Хватит! Фиалколапка, Фиалколапка, Фиалколапка! Когда я перестану слышать это имя?! Почему все так и норовят упомянуть про нее? Как мне все надоело! Почему все хотят показать, какая я плохая, и какая она хорошая!
Метель отшатнулась от зеленоглазой кошки, продолжавшей вопить:
– И обязательно было упоминать о моей вражде с этой…этой вонючей крысой, с этой блохастой гадиной?! Как считаете, Метель?
Глашатая озадаченно смотрела на визжащую кошку.
– Я не знала, что ты так отреагируешь, – наконец сказала она. – Я же не думала, что у вас с Фиалколапкой такая вражда. – Метель чувствовала правоту черной ученицы. – Извини. Я больше не буду называть этого имени при тебе.
Капля вскочила с песка, благосклонно кивнула, хотя глаза ее все еще гневно сверкали.
Метель облегченно вздохнула.
– Еще немного потренируемся…

Фиалколапка только что вернулась с тренировки. Теперь она лежала на песке у куста, устремив мечтательный взгляд в небо.
–Фиалколапка, привет! – к серо-голубой кошке подошел Снеголап.
Кошка подняла голову, ее глаза сверкнули радостью.
– Привет! Я сегодня всю тренировку думала о тебе.
– Да? – глаза Снеголапа блеснули фальшивым блеском. – Это хорошо… И я о тебе думал. Знаешь, тут неподалеку есть полянка, заросшая травой и цветами. Давай прогуляемся туда. Там очень красиво. Там изумрудная трава. На этом фоне белые цветы, как крупинки снега, как роса, сверкающая на траве, как звезды! Пойдем туда, прогуляемся. Воздух такой свежий, приятно наполняет грудь… Ну так пойдем?
Фиалколапка слушала своего любимого и зачарованно моргала глазами. Как он красиво умеет выражать свои мысли! Он самый красивый, умный, чудесный!
– Пойдем, конечно! – воскликнула кошка.
Снеголап и Фиалколапка вышли из лагеря.
Серая кошка влюблено смотрела на Снеголапа, пытаясь найти то же чувство в выражении его глаз. Но лицо Снеголапа было непроницаемо.
Наконец белый кот и серо-голубая кошка вышли на небольшую полянку, заросшую белыми, красными и желтыми цветами.
– Как красиво… – прошептала Фиалколапка.
– Да… – Глаза Снеголапа были задумчивыми и влажными.
– Давай тут встречаться… – промяукала Фиалколапка.
– Давай, – ответил Снеголап.
Они нежно прижались друг к другу и молча, любовались цветочной поляной.
Нежно-белое небо гармонировало с темно-зеленой травой, изумрудными листьями и яркими цветами. Старые деревья росли вокруг полянки, защищая ее от ветра. Серебристый ручеек тек под кустом, посверкивая прозрачной водой.
– Я люблю тебя, Фиалколапка! – прошептал Снеголап.
Серо-голубая кошка счастливыми глазами взглянула на него.
– Я тоже тебя люблю, Снеголап, – просто ответила она.
Все и так было понятно, без слов. Белое небо, романтика, любовь, тишина. И цветы, пышно цветущие на поляне…

Капля вернулась с тренировки. Она очень устала. Но решительность не покинула ее, и она решила сегодня, же признаться в своих чувствах Снеголапу.
Но Снеголапа в лагере не оказалось.
Капля подошла к Темноглазке, темно-бурой кошке с глазами цвета лесного ореха, сторожившей лагерь.
– Где Снеголап? – спросила Капля.
Темноглазка вскинула на нее глаза и ответила:
– Он вместе с Фиалколапкой вышел из лагеря, куда – не знаю.
– Что-о-о?! – У черной кошки язык присох к гортани от ярости. – Врешь!
– Не вру, не кипятись, – спокойно ответила Темноглазка. – Они вышли из лагеря, и, кажется, пошли вон туда, за деревья.
Капля отошла от Темноглазки и легла под куста. Все внутри нее клокотало от бешенства. Надежды рушились. Но Капля не собиралась сдаваться, ни при каких обстоятельствах, никогда!
Полная мрачного ожидания, лежала она под кустом, строила планы мести.
Наконец она услышала быстрые легкие шаги, и учуяла запах Снеголапа и Фиалколапки. Шерсть на загривке ученицы поднялась.
Снеголап и Фиалколапка шли, прижавшись, друг к другу, обмениваясь нежными взглядами.
Капля выпустила когти и полоснула землю. Зеленые глаза злобно вспыхнули.
Фиалколапка, нежно улыбнувшись Снеголапу, ушла в палатку оруженосцев. Снеголап хотел последовать за ней, но выпрыгнувшая из кустов Капля преградила ему дорогу.
– Что с тобой? – спросил белый кот.
Черная кошка не говорила пока ничего. Рот ее раскрылся, острые клыки ярко сверкнули.
– А-а-а, ты ревнуешь меня к Фиалколапке! – понял Снеголап. – Ты и раньше странно смотрела на меня… Влюбилась, что ли?
Капля тихо зашипела и поняла, что не может больше сдерживаться. Гнев, ревность, кипучая ненависть, любовь – все разом вырвалось наружу.
– Да, я люблю тебя! – крикнула она. – Но это не значит, что ты можешь что-то воображать о себе! Мне ничего от тебя не нужно, понял? А теперь… уходи! Убирайся к своей… серой мыши!
Капля резко повернулась и бросилась в кусты.
Белый кот оторопело смотрел ей вслед. Какое странное признание в любви! Снеголап зевнул и пошел в палатку оруженосцев.

Глава 9. Новые воители.


Прошло три луны. Новым оруженосцам пора было становиться воителями.
Наступил сезон Листопада. Желтые и красные листья, кружась, ложились на грязную, мокрую землю.
Молодые коты волновались.
– Все будет хорошо, – успокоительно шептал Снеголап на ухо Фиалколапке.
Мать Фиалколапки, Вода, тоже успокаивала свою дочь.
Молодые коты робко приблизились к Скале.
Астрочка провожала их завистливыми взглядами.
Белая Звезда созвала племя на общее собрание, быстро вспрыгнула на Скалу и провозгласила:
– Я, Белая Звезда, предводительница племени Теней, призываю своих предков-воителей взглянуть на этих четырех оруженосцев. Они упорно трудились, постигая завещанный вами Воинский закон, и теперь я с радостью представляю вам новых воителей. Фиалколапка, Капля, Снеголап, Серолапка! Обещаете ли вы свято чтить Воинский закон и, не щадя жизни, защищать и оберегать свое племя?
– Обещаю, – прошептала Фиалколапка.
– Обещаю, – сказала Капля.
– Обещаю, – вздохнула Серолапка.
– Обещаю! – уверенно крикнул Снеголап.
– Тогда, властью Звездного племени, я даю вам новые имена, – торжественно сказала предводительница. – Фиалколапка! Отныне ты будешь зваться Фиалка! Звездное племя гордится твоей отвагой и твоим умом!
Белая Звезда соскочила со Скалы и положила подбородок на голову Фиалки. Серо-голубая кошка лизнула ее в плечо и отошла.
– Капля! – продолжала Белая Звезда. – Отныне твое имя будет Капель! Звездное племя гордится твоим упорством и твоей храбростью! – Она положила подбородок на голову Капели. Та лизнула ее в плечо и отошла.
– Серолапка! – воскликнула предводительница. – Отныне ты будешь зваться Лаванда! Звездное племя гордится твоей самоотверженностью и смелостью! Снеголап! Отныне твое имя будет Снегопад! Звездное племя гордится твоей рассудительностью и сообразительностью! – Она положила подбородок сначала на голову Лаванды, а потом Снегопада.
Молодые коты поочередно лизнули ее в плечо и отошли.
Племя радостно закричало:
– Фиалка!
– Капель!
– Лаванда!
– Снегопад!
Молодые коты смутились.
– Фиалка, Капель, Лаванда и Снеголап обязуются охранять лагерь до утра в полном молчании, – напомнила предводительница.
Все бросились поздравлять новых воителей.
В глазах Капели зажглась гордость.
К ней подошла ее мать, Ягода.
– Я очень рада за тебя, – сказала она, пристально взглянув на дочь яркими зелеными глазами.
– Спасибо, мама, – ответила Капель, беспокойно оглядываясь по сторонам.
К Фиалке подошла ее мать, Вода.
– Мама, я так рада, так рада! – воскликнула Фиалка.
– Я тоже рада за тебя, – промурлыкала Вода, лукаво глядя на дочь. – А, по-моему, ты рада еще и по другой причине… У тебя появился кот, не так ли? Это Снегопад?
Фиалка смущенно опустила сине-фиолетовые глаза, вспыхнувшие огнем.
– Да, – призналась она. – Это Снегопад. Но как ты догадалась?
Вода рассмеялась.
– Я же твоя мама, – сказала она ласково. – Я ведь наблюдаю за твоей жизнью, и готова в случае чего помочь тебе советом… Я очень рада, что ты влюбилась…
Вода не успела договорить. К кошкам подбежали запыхавшиеся Олива и Белоножка.
– Поздравляю тебя! – выпалила Белоножка, от нетерпения быстро махая хвостом.
– Я поздравляю тебя, Фиалка, – мягко проговорила Олива, со свойственной ей спокойной мудростью, и тихой радостью.
– Спасибо! – весело откликнулась молодая воительница. – И еще… я влюбилась!
Олива широко распахнула огромные зеленовато-желтые глаза, и они вспыхнули, как две звезды. Потом она глубоко вздохнула, пробормотала что-то, вроде "Это должно было случиться" и громко, в полный голос, сказала:
– Что же, я рада за тебя, Фиалка, – медленно, тщательно подбирая слова, сказала она, махнула пышным палевым хвостом и отошла. Белоножка отошла вслед за ней.
"Какая странная кошка Олива!" – подумала Фиалка.
– Скоро тебе нужно идти сторожить лагерь, – сказала Вода. – Иди, доченька… И знай, что я всегда готова помочь тебе…
Фиалка склонила изящную точеную головку.
– Спасибо, – нежно прошептала она. – Спасибо, мама. Я так счастлива… Любовь – это счастье… – Серебристая кошка взмахнула хвостом и ушла.
Вода, молча, смотрела ей вслед.
– Маленькая глупая кошечка, – пробормотала она. – Верит всему и всем… Но как ей объяснишь это? Видно, что она влюблена по уши…


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
ЛютикДата: Вторник, 14.02.2012, 16:05 | Сообщение # 6
Столько не живут
Группа: Учaстники Совета
Сообщений: 7028
Молодец что вернулась и опять выставляешь свой фанфик. smile-40

Фикбук Мои фанфы(архив)
Музыка в жизни меняется, но надо продолжать танцевать©
На аватарке кот Хитклифф из одноимённого мультсериала.

Обладатель приза зрительских симпатий 3 этапа ЯнКо. Ну ещё победитель первого ЯнКо и судья второго.
 
БелышкаДата: Вторник, 14.02.2012, 16:40 | Сообщение # 7
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Не нравится мне Фиалолапка l:(
А Капель - няш :3
Продолжай, интересно :)
А другие книги не выложишь?


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:03 | Сообщение # 8
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Лютик, выставляю. Помнишь, эта книга ещё нравилась очень тебе

Белышка, Фиалка меня саму немного раздражает. Не зря же я акцентировала внимание на её глупости и трусливости
А Капель тоже мне нравится.
Спасибо. Сейчас еще главы выложу
У меня есть еще фанфики, некоторые из них даже висят на сайте. Если хочешь, я и их выставлю

Добавлено (14.02.2012, 17:03)
---------------------------------------------

Глава 10. Ослепительные мечты.


Утренний воздух веял свежей усталостью. Небо затягивали тяжелые серые облака. Иногда облака рассеивались, и редкие блеклые лучи солнца заливали полянку, выхватывая из сплошной серой мглы фигуры Капели, Фиалки, Снегопада и Лаванды, сторожащих лагерь в полном молчании.
Капли росы тускло блестели на чашечках цветов, на широких, поблекших листьях, слегка покачивающихся под ветром.
Блеклые лучи поздней осени слабо золотили серебряную с голубым отливом шерсть Фиалки, черную, как смоль, шерсть Капели.
Молодые воители нетерпеливо переминались с лапы на лапу, зябко поеживаясь от холода, свойственного сезону Листопада.
К молодым котам медленно подошла Белая Звезда.
– Идите, отдыхайте, – промурлыкала она. – Можете разговаривать.
Воители радостно встрепенулись и побежали в палатку воителей.
Белая Звезда посмотрела им вслед, насмешливо качнула головой и отошла.

Фиалка нарвала мох, сделала себе уютное гнездышко и тут же заснула.
Снегопад лег рядом с ней. Капель, недовольно и злобно фыркнув, сделала себе гнездышко и тоже легла.

Через несколько часов Фиалка проснулась. Потянулась, сгоняя сон. Стала тщательно вылизывать серовато-голубую шерсть. Вставать ужасно не хотелось.
"Я теперь воительница! – напомнила себе кошка. – Я не должна много спать! Лучше всего мне пойти поохотиться. Жалко, что Снегопад еще спит. Неудобно будить его. Ладно, схожу одна".
Кошка вышла из палатки и пошла охотиться.
Внезапно она заметила мышь. Воительница медленно подкралась к добыче, не касаясь животом земли, опустив хвост. Когда мышь заволновалась, кошка быстро рассчитала прыжок, прыгнула на мышь и прикончила молниеносным укусом в шею.
– Удачно! – сказала Фиалка самой себе, и вполне, довольная собой, закопав мышь под кустом, отправилась на поиски другой добычи.
Потом она поймала еще одну мышь, голубя, ящерицу и белку.
"Как чудесно, что я теперь воительница! – думала кошка. – Я стану самой знаменитой кошкой в лесу! Я стану великой предводительницей, самой лучшей охотницей! Я буду сражаться лучше всех! Эта дрянная Капель не посмеет меня обижать! Я стану самой великой, непременно стану. Все коты будут у моих лап! Все будут мне подчиняться! Все будут меня любить! Я постараюсь стать самой лучшей кошкой в лесу! И… самой красивой! Я буду нравиться всем котам, не только моему любимому Снегопаду!".

Фиалка подошла к небольшому серебристому озеру и внимательно вгляделась в свое отражение. Как она красива! Ей не нужно даже стараться, чтобы заслужить внимание котов, – она и так прекрасна. Наверно, прекраснее всех кошек в лесу.
Фиалка никогда не обращала на свою внешность особого внимания. И вот теперь стояла пораженная, в первый раз осознав свою красоту. "Какая я красивая!"
Фиалка любовалась собой, глядя в зеркальную воду маленького озера. Как же она раньше не замечала своей красоты? У нее огромные сине-фиолетовые сияющие глаза, серебристо-голубоватая роскошная шерсть и стройная изящная легкая фигура. Вдобавок к этому быстрые, легкие, изящные, грациозные движения.
Серебристая кошка вспомнила Серохвостика. Воспоминания о нем не вызвали у нее неприязни. Похоже, он влюбился в нее… Кошка усмехнулась. Только взаимности он не дождется, потому что она любит Снегопада.
"Но у меня есть серьезная соперница, – напомнила себе Фиалка. – Это Капель. Она тоже красива и честолюбива, она тоже любит Снегопада, – это плохо. Она тоже целеустремленна, решительна и смела. Она может пойти на все ради достижения своей цели. И еще – она очень красива. Правда, ее красота скорее внушает страх и почтение, чем симпатию – все равно она красива. У нее глубокие зеленые глаза и черная шерсть… Да, она красива, но не красивее меня! – Фиалка горделиво подняла голову. – Не ей со мной тягаться! Я красива, умна, решительна! Я на все пойду ради осуществления своей мечты!".
И погруженная в ослепительные мечты кошка легла на грязный песок возле маленького озерца. Ее глаза горели ярко, как два солнца, губы возбужденно что-то шептали, когти быстро и рассеянно перебирали редкую чахлую траву. Она приняла окончательное решение. Она не отступит от своего. Все будут любить только ее. Она станет самой величайшей и прекраснейшей кошкой всего леса… Мечты переливались в голове…

Капель забрела в самую чащу леса. Деревья кидали на нее сумрачные тени. Таким же, мрачным и подавленным, было настроение Капели.
Впереди ей виднелась лишь черная беспросветность. Снегопад ее не любит, а любит гадкую Фиалку.
"Есть ли вообще смысл в жизни? Стоит ли мне жить?" – мелькнуло в голове Капели. Она вздрогнула от этой страшной мысли. Нет, нет, она сильная, решительная, твердая кошка, она не должна сдаваться, не должна отчаиваться. Она должна жить.
Капель уныло опустила голову. Одно дело успокаивать себя, и совсем – другое – действовать. Действовать нужно. Это Капель знала точно. Невыносимо смотреть, как у тебя из-под носа какая-то выскочка уводит любимого кота.
"Я сильная, – убеждала себя черная кошка. – Я буду действовать. Снегопад будет моим. Все будет моим. Я очень красива, я красивее Фиалки. У меня сияющие загадочные зеленые глаза и черная блестящая шерсть. Я всего добьюсь сама. Мне не нужна ничья помощь".
Настроив себя, таким образом, Капель заметно повеселела и успокоилась.
– Все будут у моих лап! - взволнованно шептала она. – Все будут меня любить! Все! Все! Все!
Кошка поймала лягушку, мышь и змею, закопала и снова утонула в ослепительных мечтах. Перед внутренним взором Капели проносились картины, одна прекраснее другой – картины ее будущей жизни. Романтические грезы заволокли ей сознание.
– Всё будет моё! Я обязательно реализую свои мечты! Я уберу с моей дороги Фиалку! Я стану предводительницей! Снегопад будет любить меня! – шептала она. Она приняла твердое, непоколебимое решение.
Словно в подтверждение ее слов, из-за туч выглянуло солнце и окрасило жухлую траву в золотой цвет.
Все теперь виделось ей в сияющем, радостном, лучащемся свете.

Глава 11. Условие Серохвоста.


Все новые воители вернулись с полными пастями добычи. Белая Звезда и Метель остались, очень довольны их охотой и объявили, что сегодня их возьмут на Совет.
Фиалка и Капель совершенно преобразились, от былого уныния соперниц не осталось и следа. Уверенность и гордость мерцала в сине- фиолетовых глазах Фиалки. Решительность и твердость холодным пламенем горела в глубине зеленых прозрачных глаз Капели. Кошки решили действовать, разумеется, не сговариваясь, каждая своим способом.
Серые жемчужные капли росы неярко сверкали в редких лучах заходящего солнца.
Метель вскинула голову, взглянула в розовато-серое жемчужное небо.
– Скоро выйдем, – сказала она. – Подкрепитесь перед Советом.
Фиалка подошла к куче с добычей, взяла мышь, откусила кусок и начала медленно жевать. В голове, как мелкие круглые камушки, перекатывались мысли.
Сейчас она пойдет на Совет. Там встретит свою подругу Лимонку из Речного племени и Серохвостика, которого встречать ей очень не хотелось бы.
К кошке медленно, вальяжно подошел Снегопад. Большие желто-зеленые глаза его на этот раз искренне блестели радостью.
– Здорово, а? – шумно радовался он. – Сейчас на Совет пойдем, нас представят, как новых воителей. Что ты такая задумчивая? Ты не рада?
Серебристая кошка усмехнулась, глаза гордо сверкнули.
– Нет, почему же, я очень рада, – протянула она, глядя на своего любимого.
Снегопад пристально взглянул на нее, небрежно кивнул.
Фиалка закончила, есть, стала умываться.

Капель сидела невдалеке, доедала ящерицу. Сейчас она почти спокойно смотрела на милующуюся пару.
"Скоро он будет мой, непременно будет. Надо только подождать и приложить к этому все усилия".
Капель потянулась и стала вылизывать черную блестящую шерстку.
"Я должна быть самой красивой, – думала она. – Тогда все коты потеряют от меня голову. И Снегопад, конечно, забудет об этой выскочке. Нужна только выдержка и усердие".
Племя Теней отправилось на Совет.
Когда племя дошло, все опять рассеялись по огромной толпе котов. Фиалка с гордо поднятой головой вошла в толпу.
– Привет, Фиалколапка!
Фиалка повернула голову и увидела Лимонку.
– Привет, Лимонка, – сказала она. – Только меня теперь зовут Фиалка. Я воительница.
– Да? – в глазах золотистой кошки зажглись хитрые огоньки. – А я теперь тоже не Лимонка, а Лимонница.
– Здорово! – хмыкнула Фиалка.
– Я так рада тому, что я стала воительницей! – Огромные желтые глаза Лимонницы лучились счастьем.
– Ты не знаешь, как я рада, – засмеялась серебристая кошка.
Лимонница пристально взглянула на подругу.
– Ты как будто изменилась, Фиалка, – сказала она. – Ты стала стройнее, изящнее и увереннее. У тебя гордый и уверенный взгляд. В твоей походке чувствуется твердость. В прошлый раз ты была нерешительна и робка.
– Это естественно, – ответила Фиалка. – Тогда я была маленькой ученицей. Теперь я воительница. А насчет стройности и изящности. Что ж, я очень рада. Я как-то не обращала на это внимания…
Глаза Фиалки зажглись гордым, решительным огнем. Она величественно взмахнула хвостом, взглянула в темное небо, усеянное серебристыми точками звезд.
– Фиалколапка!
Серебристая кошка обернулась и скривилась. Перед ней стоял Серохвостик.
– Теперь уже не Фиалколапка, а Фиалка, – процедила она. – Здравствуй, Серохвостик.
– Меня теперь зовут Серохвост, – заявил темно-серый кот. – Фиалка? Красивое имя. Звучит красиво.
– Да, я знаю, – сухо ответила Фиалка. – Поздравляю тебя. Лимонку, – она махнула хвостом в сторону подруги, – тоже посвятили в воительницы. Теперь ее имя – Лимонница. Ты забыл ее поздравить.
Лимонница смущенно потупилась и стала рыть лапкой землю.
– А, да, забыл, – невежливо пробормотал Серохвост. – Впрочем, это не имеет для меня значения.
Лимонница ощетинилась и тихо зашипела.
Фиалка бросилась на защиту подруги.
– Что значит – "не имеет значения"? – грозно спросила она, сердито глядя на темно-серого кота. – Лимонница очень хорошая кошка!
Серохвост скептически взглянул на золотистую Лимонницу.
– Извини, – неохотно выдавил он. – Фиалка, ты стала еще красивее.
– Я знаю, – выдохнула серая воительница.
– Все-таки, какие у тебя красивые глаза! Такого красивого сине-фиолетового цвета с сиреневым отливом… И шерсть тоже красивая, пышная, нежно-серебряная с голубым отливом…
В это время со священной Скалы закричали, возвещая о начале Совета.
Коты притихли.
Фиалка сердито взглянула на Серохвоста, но не сказала ничего, только отвернулась, презрительно дернув хвостом.
Вперед выступила Белая Звезда.
– Племя Теней привело на Совет четырех своих новых воителей: Фиалку, Лаванду, Капель и Снегопада! – гордо сообщила она.
Отовсюду раздались одобрительные крики. Молодые воители смутились.
Потом вперед выступила Темная Звезда и начала рассказывать:
– Рыбы в реке вдоволь… Мы посвятили в воители нашу ученицу Лимонку. Теперь ее имя – Лимонница!
Лимонница слегка сконфузилась, слушая одобрительные возгласы.
Дальше Фиалка не слушала… Она напряженно искала глазами Снегопада. Почему на Советах он всегда оставляет ее и уходит – этого серебристая кошка не понимала.
Наконец она увидела его, – он сидел рядом с двумя котами из Грозового племени, и о чем-то оживленно с ними шептался.
Фиалка пошла к Снегопаду, но услышала тихий шепот Серохвоста.
– Что тебе нужно? – сердито прошипела она, оборачиваясь.
– Нам нужно поговорить, – шепнул воитель племени Ветра.
– О чем мне с тобой разговаривать? – На губах Фиалки мелькнула пренебрежительная усмешка.
– Это серьёзно! – Глаза Серохвоста жалобно сверкнули.
– Хорошо. Говори, – сдалась серо-голубая кошка.
– Пойдем вон под тот куст. Здесь могут услышать, – вздохнул Серохвост.
– Пойдем, – с неохотой согласилась серебристая кошка.
Серохвост и Фиалка пошли под куст.
– Говори! – приказала кошка.
– Знаешь… – Серохвост замялся, потом нерешительно взглянул на Фиалку. – Я люблю тебя!
– Что-о-о?! – Огромные глаза воительницы широко распахнулись.
– Что слышала! – отозвался серый кот. – Ты мне понравилась с самого первого раза. Такие сияющие красивые глаза сиреневого отлива… Серебряная шерсть… И я понял, что ты та самая кошка, которую мне суждено полюбить. А почему вы тогда сбежали? Я все думал о тебе… Ты снилась мне по ночам…
Фиалка немного оправилась от шока.
– Серохвост, – сказала она покровительственным тоном. – Ты, случайно, не забыл, что мы из разных племен? Это, во-первых. Во-вторых, ты должен это знать. Ты мне не нравишься. – Глаза кошки сверкнули коварным огнем. – Я люблю другого кота. Можешь представить себе это? – Голос ее был ласковым, но каждое слово было пропитано ядом. – У нас нет будущего и быть не может. Я тебя не люблю. Понимаешь?
Серохвост дернулся.
– Но если мы захотим, мы сможем быть вместе! – отчаянно воскликнул он.
– Ты не слышишь, что ли? – разозлилась Фиалка. – Я тебе сказала, что я тебя не люблю! Я тебя не люблю! Слышишь?! Я не хочу тебя обнадеживать. Я скажу тебе все сразу. Я люблю другого кота, – добавила он чуть мягче. – Нам лучше сразу выяснить наши отношения. Я не хочу вводить тебя в заблуждение. Лучше сразу объясниться, чтобы ты не питал иллюзий и ложных надежд. Потом будет еще больнее. Лучше тебе забыть обо мне. Думаю, в вашем племени живет много красивых кошек. Да, я знаю, что ты думаешь, что со временем я одумаюсь и полюблю тебя. Нет. Как бы это жестоко не звучало, мне придется сказать тебе,
что я никогда, никогда не полюблю тебя! Я тебя очень плохо знаю, но могу с уверенностью сказать, что между нами ничего быть не может.
– Почему не может?! – взвыл воитель племени Ветра. Видно было, что он до последнего надеется, что она передумает.
– Не может, – отрезала Фиалка. – Да, и потом, ты видишь меня всего второй раз в жизни. Я не уверена, что ты уже по уши влюбился. Ты ведь меня совсем не знаешь. И я тебя не знаю. Я люблю другого кота – кота из своего племени. Мы расстанемся по-хорошему, – жестко закончила она.
Серохвост опустил голову. Потом снова вскинул. В глазах его полыхал решительный огонь.
– Ты должна подумать! – крикнул он.
– Нет! – рявкнула Фиалка. – Отстань от меня! Ясно тебе?!
Кошка круто развернулась и пошла прочь.
– Даю тебе сроку одну луну, – прошипел Серохвост ей вслед. – На следующем Совете ты дашь мне свой окончательный ответ.

Глава 12. Свидание под дождем.


Дождь… Бесконечный дождь. Ливень. Проливной дождь лил с утра до вечера. Сезон Листопада заканчивался.
Прошло несколько дней. Фиалка злилась на глупого и злобного Серохвоста, никак не желающего поверить, что она его не любит. И еще смеет ставить ей условия! Гад! При одной этой мысли Фиалка начинала дрожать от гнева.
Фиалка лежала на мягкой моховой подстилке. Ей ничего не хотелось делать. В голове, как тяжелые круглые камушки, медленно и однообразно перекатывались мысли.
Рядом лежали Капель, Лаванда и Снегопад.
В палатку вбежала Метель. Глаза ее сердито сверкали.
– Вы что себе позволяете? – гневно вскричала она. – Неужели вы считаете, что воины должны отдыхать в палатке. Дождь – ну и что? Быстро идите охотиться, слышите?
Недовольно бурча, воители выбрались из палатки под дождь.
– Давай поохотимся вместе? – предложил Снегопад.
– Давай, – тихо ответила Фиалка, уткнувшись носом в его шерсть.
Капель взглянула на влюбленную парочку и не удержалась от шипения.
Фиалка и Снегопад пошли на полянку с ручьем. Цветы завяли, остались лишь немногие, деревья осыпались с печальным шелестом. Снегопад и Фиалка нежно прижались друг к другу. Дождь полил сильнее. Но они этого не замечали. Сине-фиолетовые глаза смотрели в желто-зеленые. Они растворились друг в друге.
Наконец серебристая кошка тихо и нежно прошептала:
– Давай все-таки пойдем, поохотимся…а то Метель рассердится на нас.
Белый кот кивнул. Влюбленные пошли охотиться.
Темные стволы деревьев, мокрые от дождя, выглядели мрачно и непривлекательно. Но дождь кончился.
Фиалка дрожала от холода. Шерсть промокла насквозь и прилипла к телу. Снегопад выглядел не лучше. Но они все равно стали охотиться.
Фиалка заметила ящерицу. Забыв обо всем, она пригнулась к земле и неслышно подползла к добыче, полностью сосредоточилась. Вот она улучила удобный момент, – ящерица подползла ближе к охотнице, – прыгнула на добычу и прикончила укусом в шею.
– Отлично! – одобрил белый кот.
Серебристая кошка смутилась.
– Не за что, – ответила она, потупив взгляд.
Потом ей удалось поймать мышь.
Снегопад поймал лягушку и двух полевок.
– Какой ты молодец! – нежно промурлыкала Фиалка.
– Я люблю тебя, – прошептал он.
– И я люблю тебя, – ответила она.
Тут были бы неуместны пышные комплименты и лесть. Тут все было понятно и так, просто.
Слова тонули во влажном после дождя воздухе, летели в пространство, летели в бесконечность, летели навстречу счастью.

Капель охотилась неподалеку. Она поймала двух мышей и змею. Все внутри ее кипело от злобы. Дождь кончился, но она не замечала этого, – глаза ее пылали.
– Нет, так продолжаться не может! – прошипела черная кошка. – Я не могу смотреть, как эта выскочка уводит у меня из-под носа Снегопада! Я должна действовать!
Капель пошла в лагерь, положила в кучу свою добычу. Потом взяла из кучи и съела жирного лесного голубя.
– Молодец, – сказала ей Метель. – А теперь можешь отдохнуть.
– Нет, нет, я еще поохочусь, – поспешно ответила Капель и убежала, оставив глашатаю в недоумении.
– Но… что с тобой?! – крикнула Метель ей вслед, но Капель ее уже не слышала.
Задыхаясь, мчалась черная кошка по лесу. Куда? Она не знала. Но она должна была что-то сделать. В голове прыгали мысли, стучали в виски. Лапы несли ее вперед, вперед…
Капель сама не заметила, как выбежала из леса. Перед ней расстилалась широкая дорога. По ту сторону дороги росли высокие деревья. Темные холмы на горизонте придавали местности мрачный вид. Тут Капель опомнилась.
– Куда мне идти? – тихо прошептала она.
Впрочем, полная ревности и ненависти Капель недолго колебалась. Она решительно бросилась через широкую дорогу, пошла по маленькой, узкой тропке, поросшей редкой травкой. Зачем? Кошка не знала. Она повиновалась своей интуиции, своему внутреннему голосу. Внутренним чутьем она чувствовала, что именно здесь найдет ответ на свои вопросы, именно здесь найдет решение своих проблем.
Добежав до конца узкой тропки, Капель остановилась и нерешительно огляделась, пытаясь сосредоточиться. Где то, что должно было ей помочь убрать с дороги Фиалку? Капель чувствовала, что это, то, что ей надо, находится здесь. Капель потопталась на месте, задумчиво взмахнула хвостом. И вздрогнула, услышав за спиной крик:
– Кто ты такая?!


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:05 | Сообщение # 9
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Интригует.
Quote (Сильфида)
Если хочешь, я и их выставлю

Ога :3


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:11 | Сообщение # 10
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Белышка, спасибо.
Глава 13. Синелап


Капель резко обернулась. Шерсть на ее загривке поднялась, когти показались из подушечек лап, ясные зеленые глаза сверкнули. Кошка приготовилась к атаке.
Перед ней стоял большой светло-серый кот с синими глазами.
– Что ты делаешь на моей территории? – грозно начал он.
– На твоей? – гневно спросила Капель. – С какой стати она стала твоей? Ты хочешь запугать меня, да?
Кот вскинул глаза на Капель, взглянул в ее огромные изумрудные глаза, мечущие молнии, и осекся.
– Как тебя зовут?
– Капель, – резко ответила кошка. – А тебя?
– Какое красивое имя! – промямлил кот. – Мое имя Синелап.
– Синелап? – недоверчиво переспросила черная кошка. – Это имя очень похоже на наши, лесные, имена. А ты, насколько я поняла, не принадлежишь ни к одному из племен?
– Да, – вздохнул Синелап. – Я одиночка, но я слышал о лесных племенах. А ты, из какого племени, Капель?
– Я воительница из племени Теней, – сказала черная кошка.
– Мне было так одиноко, – пробормотал серый кот. – Когда-то я был домашним. Но потом я понял, что жизнь домашней киски не для меня. Я убежал от своих хозяев, и поселился здесь, неподалеку от этого места. Я был один, совсем один. Я боялся встречи с лесными племенами и прятался, едва увидев какого-нибудь постороннего кота. Ты первая, с кем я общаюсь. Правда, ко мне приставала одна бродяга Колибри, но она не в счет! Она уступает тебе и красотой, и обаятельностью! Она – просто палевая синеглазая дура, и все! А ты!.. Ты очень, очень красивая кошка. Прости меня, что я накричал на тебя. Просто это было так неожиданно – встретить там, где никто не ходит, красивую кошку. Ты выбежала из леса через тайный ход.
Капель недовольно закатила глаза.
– Ты был домашней киской? – презрительно бросила она.
– Это было давно, – прошептал Синелап, умоляюще взглянув на нее.
Воительница фыркнула, но в голове ее неожиданно прозвучало: "Может быть, он может пригодиться для осуществления моих планов. Кажется, он глуповат. В моей ситуации все может пригодиться".
– Хорошо, – мягко проговорила Капель, подняв глаза на Синелапа. Глаза ее нежно засияли. – Хочешь, я буду тебя часто навещать?
– Капель! – восторженно прошептал серый кот. – О, Капель! Я был бы счастлив, если бы ты так сделала. Мне кажется, что я тебя уже давно знаю, хотя мы знакомы всего полчаса. Мне вообще не хотелось бы расставаться с тобой. Я никогда не видел таких независимых, храбрых и прекрасных кошек. Я всегда буду рад, если ты сюда придешь.
Капель очаровательно улыбнулась, хотя внутри ее все кипело от злобы.
Синелап, совершенно очарованный красотой и обаянием прелестной черной кошки, подошел к ней поближе. Капель устремила взгляд на свои лапы.
"Поделиться с ним моими планами?! – кипело в голове зеленоглазой кошки. – Нет, нет, я должна подождать, выждать удобного момента. Я его плохо знаю. Он мне совершенно не нравится, хотя, я, ему, похоже, нравлюсь. Но чем он может помочь мне в моих планах? Неизвестно. Нельзя терять надежду. Думаю, он пригодится мне. По нему видно, что он глупый и озлобленный. Злоба не проявилась у него только потому, что я ему понравилась. И еще: мне нельзя спешить с этим делом, нельзя сгоряча все делать. Надо спокойно, на холодную голову все продумать. Так будет лучше. И тогда Снегопад будет моим, а Фиалка умрет или станет ничтожеством, полностью подчиненным мне".
Капель шумно вздохнула и отошла.
– Синелап, я, наверно пойду, – пробормотала она.
– Не уходи, побудь со мной еще немного, – прошептал Синелап. – Мне будет без тебя тоскливо.
Капель окатила его матерински ласковым взглядом.
– Ты знаешь меня всего ничего, мы только что познакомились. А уже что-то говоришь, – хмыкнула она.
– Но ты мне действительно понравилась. Сразу понравилась, с первого взгляда. – Глаза Синелапа горестно сверкнули. – А я тебе, похоже…не нравлюсь. – Последние слова он выговорил с трудом. Глаза его наполнились слезами.
– Нет, почему же, – возразила Капель. – Ты красивый, – она запнулась, – и приятный кот. Но я тебя плохо знаю. Не нужно ничего торопить.
– Не нужно, – со вздохом согласился Синелап. – До свидания, Капель. Я буду с нетерпением ждать тебя. Я буду скучать по тебе.
– До свидания, Синелап, – холодно попрощалась Капель, побежала через дорогу и стремительно бросилась в лес.
"Я должна сделать Фиалке больно! – думала она. – Но надо убить пока не ее, а… пока не знаю".
В голове ее созревали новые планы.

Глава 14. Убийство


Следующее тихое, спокойное утро начиналось так же, как всегда.
Розовое солнце роняло лучи на траву, на жухлые листья.
Фиалка не спеша вышла из палатки воинов, задумчиво взглянула на солнце, легкая усмешка тронула ее губы.
Кошка потянулась и начала медленно вылизывать свою шерсть. На душе была смутная тревога. Фиалка не могла найти причину этой тревоги. Все у нее было хорошо: Снегопад ее любит, она полноправная воительница… Из-за чего же она переживает? Из-за Серохвоста? Нет… Она решила ему твердо отказать. Из-за Капели? Пожалуй… но что она может ей сделать?
Фиалка не понимала причину своей тревоги и из-за этого переживала еще больше.
Мимо проходила Олива.
– Доброе утро, Фиалка, – негромко поздоровалась целительница, стараясь выглядеть спокойной, но глаза ее потемнели от неведомого страха.
– Доброе утро, Олива, – промурлыкала Фиалка.
Олива взглянула на нее, широко распахнула желто-зеленые глаза, темные от тревоги. В них застыл ужас. Такой Фиалка ее еще никогда не видела. Что случилось с мудрой и спокойной целительницей, ее вечной подругой, всегда рассудительной и сообразительной?
– Олива, что с тобой? – испуганно вскрикнула серая кошка. – Ты получаешь пророчество, послание от Звездного племени?
Олива молчала. Глаза ее все больше темнели и расширялись. Хвост нервно подрагивал. Казалось, она видит что-то, неведомое Фиалке.
– Ничего, – пробормотала Олива, наконец. Взгляд её темных и полных ужаса глаз устремился на Фиалку. – Я не получаю никакого пророчества. Иди. Я боюсь, я тревожусь… Что-то страшное должно случиться… Иди, не забивай себе голову!
Целительница резко развернулась и бросилась в кусты.
Так ничего и, не поняв, Фиалка пошла охотиться. Смутная тревога тяжелым камнем лежала на ее сердце.
– Кто мне может что сделать? – тихо шептала она. – Почему я переживаю?
Фиалка начала охотиться, и очень скоро забыла о своей непонятной тревоге. Охотилась она с упоением, забыв обо всем на свете.
Увидев мышь, Фиалка пригнулась к земле, бесшумно подползла к добыче, прыгнула на нее и прикончила.
За час Фиалка поймала еще одну мышь и лягушку. Ощущение тревожности почти исчезло.
Фиалка села и устремила взгляд в серое мрачное небо, пытаясь разобраться в себе, поднять все тайное со дна своей души, понять, чего же она хочет и из-за чего переживает.
"Я хочу любви, – внезапно поняла она. – Я хочу уважения, славы, почестей… Хочу стать самой великой, самой красивой. И я буду такой. Меня все будут любить".
Немного успокоившись, Фиалка взяла свою добычу и пошла в лагерь. Что-то было не так. Еще не дойдя до лагеря, Фиалка услышала громкие пронзительные крики.
"Случилось какое-то несчастье! – поняла она. – Надо быстрей бежать!".
Фиалка вошла в лагерь…
Белоножка громко выла возле неподвижного окровавленного тела палевой кошки. Белая Звезда сидела тут же, ее глаза затуманились горем. Серо-голубая воительница подбежала к мертвой кошке и, холодея от ужаса, узнала в ней Оливу.

Нет! Этого не может быть! Фиалке казалось, что она видит какой-то страшный сон. Оливу, подругу ее детства, мудрую советчицу, убили!
Серебристая кошка расширенными, полными ужаса глазами смотрела на погибшую целительницу. Она погибла в битве с кем-то. Но с кем? Кто убил мудрую и добрую целительницу? И за что? Фиалке вспомнился утренний разговор с целительницей… И рана на горле Оливы, аккуратная рана, которую могли нанести только кошачьи зубы…
В глазах Фиалки все потемнело и закачалось. Из груди вырвался пронзительный вопль:
– Нет… Нет! НЕ-Е-ЕТ! – Голос ее оборвался, лапы подогнулись, она повалилась на бок и провалилась во тьму…

…. – Все нормально.
Серебристая кошка с трудом открыла глаза и взглянула на Снегопада. Как она оказалась в пещере целителей?.. В голове у нее все гудело. Но страшнее физической была психологическая боль. Олива, ее мудрая подруга, мертва…
– Увидев мертвое тело нашей бывшей целительницы. – Снегопад говорил о погибшей без уважения, – ты потеряла сознание. Белоножка и Метель перенесли тебя сюда. Они ушли прощаться с Оливой. А я пришел сюда, к тебе.
– Что нормально тогда? – истерично крикнула Фиалка. – Что нормально? Похоже, тебе наплевать, что Олива умерла? Что ее убили? Тебе все равно, да? Значит, тебе и на меня наплевать?
– Нет, – спокойно возразил Снегопад. – Ты говоришь глупости. Просто я не был привязан к Оливе. А тебя я люблю.
Фиалка села.
– Пойду, попрощаюсь с Оливой, – прошептала она. Глаза ее потухли от горя. – Теперь она в Звездном племени… Но кто, и за что, убил ее? Она была такая добрая, умная, никогда никого не обижала…
Кошка тяжело вздохнула и пошла к телу бывшей целительницы. Подойдя к мертвой целительнице, она заметила, что почти все племя сидит возле ее тела. Не было только Капели.
Фиалка взглянула в черное небо, усеянное звездами. "Олива теперь там", – подумала она и зарылась носом в шерсть погибшей.


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:14 | Сообщение # 11
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
*держит над головой плакат с надписью: "Хочется продолжения!"*
Хорошо пишешь, тааа :)


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:18 | Сообщение # 12
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Белышка, спасибо


Глава 15. Планы.


Весь следующий день Фиалка проплакала, уткнувшись носом в моховую подстилку. Потеря старшей мудрой подруги была для нее очень тяжела. Снегопад сидел рядом и утешал серебристую кошку.
– Она была мне почти, как мать, – плакала Фиалка. – Я любила ее дочерней любовью. Она мне помогала, давала советы. Но кому, кому понадобилось убивать ее?! Если бы я нашла этого кота, я бы сама убила его!
– Это загадка, – задумчиво проговорил Снегопад. – При тщательном осмотре тела погибшей не были найдены клочки шерсти кота, совершившего злодеяние. Должно быть, этот кот так хитер, что вытащил свою шерсть из ее когтей. Впрочем, какая разница, кто и за что убил Оливу? Все равно ничего не изменишь…
– А возмездие?! – истерично крикнула серо-голубая кошка. – А месть?! Я обязана отомстить тому, кто убил Оливу!
– Ты не можешь ничего изменить, – перебил ее белый кот. – Ты не знаешь, кто это сделал. Может, это пограничный патруль? И доказательств у тебя нет.
Фиалка мрачно взглянула на него. В глазах ее отразилась боль.
– Скоро ты забудешь, – попробовал ее утешить Снегопад.
– Этого я никогда не забуду! – заявила серебристая кошка.
Снегопад уткнулся носом в ее шерсть.
– Конечно, не забудешь, – шепнул он. – Но со временем боль притупится.
Фиалка вздохнула.
– Я знаю, – ответила она.

Капель уверенно шла через лес к Синелапу. Она решила поделиться с ним некоторыми из своих планов и использовать его для достижения своих целей. Правда, она решила не говорить ему о своей любви к Синелапу. И о том, что она убила Оливу, тоже.
Подняв голову, она взглянула на серое жемчужное небо.
Капель пришла на территорию Синелапа и огляделась.
Серый кот словно ждал ее. Он моментально выскользнул из-под кустов и с криком "Капель!!" бросился к кошке.
– Здравствуй, – сказала Капель, обдав Синелапа холодом зеленых глаз.
– Здравствуй, Капель! – быстро заговорил кот. – А я так скучал по тебе! Вчера я смотрел на звезды, рылся в своей душе, и понял, что люблю тебя. А эта дура Колибри снова приставала ко мне… Она влюблена в меня, но я люблю тебя!
– Гм, ну, хорошо, – отозвалась черная кошка. – Но сейчас не время для сентиментальных размышлений, – я должна сказать тебе кое-что важное для меня.
– Ты хочешь признаться мне в любви?.. – восторженно воскликнул Синелап.
– Нет, – холодно ответила Капель. – Синелап, не надо заниматься ерундой. Я не люблю слезливых сцен. То, что я скажу тебе, не будет иметь к любви никакого отношения.
Серый кот грустно вздохнул, сел и впился в Капель влюбленными глазами.
– Слушаю тебя.
– Ты готов? – грозно спросила зеленоглазая кошка. – Имей в виду, что я не переношу расширенных от ужаса глаз и слез.
– Я готов, Капель.
– Слушай, – начала воительница. – В моем племени есть одна противная кошка… Я ее ненавижу…
– За что? – перебил ее Синелап.
– Не мешай, – строго сказала Капель. – Так вот. Она ведет себя вызывающе, она очень плохая, дерзкая и наглая. Она считает себя самой красивой…
– Никто не может быть красивее тебя! – снова перебил синеглазый кот.
– Спасибо, – произнесла Капель. – Я тебе сказала об этой наглой кошке, чтобы ты мог посоветовать мне, что делать.
– Ну… Я даже не знаю, – вздохнул Синелап. – Я готов ради тебя на все… Я подумаю, хорошо?
Черная кошка кивнула и пристально взглянула на него зелеными ясными глазами.
– Скажи мне, Капель, – тихо сказал Синелап. – О чем ты мечтаешь? Чего ты хочешь? Мне просто интересно. Ты такая загадочная, я не могу понять твою душу.
Капель перевела взгляд на него, и вдруг глаза ее засверкали.
– Чего я хочу? Я хочу славы! Я хочу уважения! Я хочу власти – не ничтожной власти предводительницы или глашатаи, – это мелко, скучно, неинтересно. Я хочу власти абсолютной, власти безграничной, власти безмерной! А больше всего… – Тут она осеклась, испугавшись выдать себя.
Серый кот с восхищением смотрел на кошку.
Капель глубоко вонзила изящные переливающиеся острые коготки в землю и прерывисто, тяжело вздохнула. Она поняла, что надо делать. Не надо орать на Фиалку, не надо злобно смотреть на нее! Надо действовать, пусть медленно и незаметно, но зато верно. Надо делать подлости Фиалке исподтишка. Надо убрать ее со своей дороги незаметно.
Глаза кошки полыхали решительным огнем.
– Я помогу тебе, чем смогу, – нежно шепнул Синелап.
– Спасибо, – сухо ответила Капель. – Если что, я обращусь к тебе. – Она широко зевнула, показав длинные сверкающие клыки.
– Я люблю тебя, – выдавил серый кот.
– Пожалуйста, не надо слезливых сцен, – бросила черная кошка. – Об этом мы поговорим чуть позже. У меня пока что нет ни настроения, ни желания признаваться в любви. Романтика – это сказка для глупых. В жизни так не получится. В жизни надо действовать.
– Любовь – это тоже очень важно, – не согласился Синелап.
Капель шагнула к нему и пронзительно, прямо посмотрела ему в глаза.
– Что же ты готов сделать ради любви? – медленно спросила она.
– Все, что угодно! – объявил синеглазый кот. Глаза его сверкнули. – Я вообще всех ненавижу! Кроме тебя! Я готов пойти на какое угодно злодеяние ради любви!
– Да? – оживилась воительница. – Да неужели?
Синелап подошел к ней и взглянул в ее глаза.
– Ты сомневаешься? – обиделся он. – Ты еще сомневаешься в моей любви к тебе?
Капель усмехнулась. Наконец-то она нашла такого глупого кота, который мог бы пригодиться ей.
– Я не сомневаюсь, – промурлыкала она, обняв Синелапа хвостом. – Ты очень милый кот. – Глаза ее чарующе засияли.
Серый кот нежно посмотрел на нее и улыбнулся.
– Я очень хочу помочь тебе в твоих планах, – шепнул он.
Внутри Капели все кипело от злобы. Этот кот вызывал у нее отвращение, – но она вынуждена была разыгрывать роль влюбленной, чтобы уничтожить Фиалку. Ах, если бы вместо этого гадкого кота здесь был Снегопад!
Не выдержав общества противного ей кота, Капель оттолкнула его.
– Что… с тобой? – всхлипнул Синелап.
– Ничего! – взвизгнула зеленоглазая кошка. – Ничего! Отстаньте от меня все! Как мне все надоели!
– Капель, Капель, – жалобно повторял синеглазый кот. – Что с тобой? Я тебе неприятен? Ну, дай мне еще один шанс… Я докажу тебе свою любовь… Я помогу тебе в твоих планах… чем смогу…
Капель все еще дрожала от ярости. Когти ее полосовали жухлую траву.
– Да ничего! – крикнула она, окончательно взорвавшись. – Ничего! Отвали ты со своей любовью! Без тебя обойдусь!
Резко развернувшись, кошка бросилась в лес.
– Капель! – слышала она крики Синелапа, но не обернулась. В душе ее бушевало пламя. Глаза горели диким огнем.

Глава 16. Можно ли погибнуть от любви?


Прошло несколько недель. Пришло время Совета.
Фиалка очень надеялась, что ее не возьмут на Совет. Ей не хотелось встречаться с Серохвостом. Но Метель объявила ее в числе тех котов, которые пойдут на Совет, и велела ей собираться.
С тяжелым сердцем шла серебристая кошка. Всю дорогу она была словно в каком-то оцепенении. Ничего не могло утешить ее. Раздавленная смертью советчицы и старшей подруги, веселая, живая кошка изменилась до неузнаваемости.
Белая Звезда взлетела на Скалу. Фиалка вошла в толпу котов.
– Ты подумала?! – услышала она зловещее шипение и обернулась. Перед ней стоял Серохвост. Его глаза пронзительно впились в нее и поблескивали зелеными колючими огоньками.
– Нет, – жестко сказала Фиалка. – Нет. Я не люблю тебя. И не буду с тобой нежничать, щадить твои чувства. Раз ты по-другому не понимаешь, что ж, придется по-плохому. Я тебе еще луну назад ясно и четко объяснила, что я тебя не люблю. И отстань от меня. Забудь. Между нами ничего нет, не было, и быть не может.
Серохвост нервно дернулся. Глаза его наполнились слезами. Он подбежал к кошке и закричал:
– Но я люблю тебя! Люблю тебя! Я не могу жить без тебя! Ты понимаешь это? У тебя нет сердца!
– Хватит! – прорычала Фиалка, выпуская когти. – Ты надоел мне! Отстань!
– Ты никого не любишь! – выл воитель племени Ветра.
– Люблю, – отрезала кошка. – Люблю одного кота из моего племени.
– Кто это? – глухо спросил Серохвост.
– Я не обязана перед тобой отчитываться. Ты мне никто, – бросила Фиалка.
Глаза Серохвоста влажно сверкнули от слез.
– У меня нет ни одного шанса? – горько сказал он, обращаясь скорее к себе, чем к Фиалке.
Серебристая кошка тяжко вздохнула:
– Тебе надо понять и принять это. Даже если бы я любила тебя, мы не могли бы быть вместе.
– Нет? – едва шевельнув губами, прошептал серый кот.
– Нет, – произнесла воительница.
– Тогда мне лучше вообще не жить! – истерично крикнул Серохвост. – Либо быть с тобой, либо вообще не жить! Я погибну без тебя… – Слезы покатились из его глаз и закапали на траву. – Я не могу без тебя жить. Я не хочу терпеть эти страдания. А если я погибну от любви, во всем будешь виновата ты!
– Не говори глупостей, – поморщилась кошка. – От любви невозможно умереть естественным путем. Любовь – это эмоция, иногда ненужная. У вас в племени есть кошки красивее меня.
– Мне не нужны они! – заорал зеленоглазый кот. – НЕ НУЖНЫ! И еще, я не видел кошки, которая бы была красивее тебя. И я погибну от любви…
– Это пустой разговор, – устало объявила Фиалка. – Прощай. От любви погибнуть нельзя. Не пугай меня.
Она отвернулась и отошла, не слушая истеричных воплей Серохвоста.
В это время к ней подбежала Лимонница.
– Привет, Фиалка! – весело поздоровалась она.
– Привет, Лимонница, – мрачно отозвалась серебристая кошка.
– Ты грустная? Почему? – живо спросила Речная кошка.
Фиалка открыла рот для ответа, но ей пришлось тут, же его закрыть. Предводители закричали со Скалы, возвещая о начале Совета.
– Погибла наша целительница Олива, – скорбно проговорила Белая Звезда, выступая вперед.
– Вот почему ты грустная, – прошептала Лимонница, сочувственно глядя на подругу.
Фиалка кивнула. Ей не хотелось говорить о своем горе. Глаза кошки заволокло туманом, голова поникла… Слезы закапали из ярких сине-фиолетовых глаз.
– Это я тебя огорчила? – расстроилась золотистая воительница.
– Нет, – всхлипнула золотистая кошка. – Нет, Лимонница. Ты тут не виновата…
– Я понимаю, – шепнула желтоглазая кошка. – Погибшая целительница, должно быть, была тебе дорога.
Фиалка закивала, не поднимая головы.
Лимонница тяжело вздохнула:
– Фиалка, я понимаю, тяжело терять близкого друга, но не тяжелее, чем любовь… Любовь терять очень тяжело… Особенно невзаимная любовь… Она так тяжела…
Серебристая кошка подняла заплаканные глаза и гневно взглянула на Речную кошку:
– К чему ты это говоришь?
– Ни к чему, – испуганно съежилась золотистая кошка. – Просто в нашем племени есть один кот, я его люблю, а он меня нет. По-моему, от любви можно даже погибнуть…
Фиалка не удержалась и яростно зашипела:
– Нет! От любви нельзя погибнуть! Что именно ко мне все пристали?
Лимонница широко раскрыла глаза.
– Серохвост? – выдохнула она.
– Да, – буркнула серо-голубая кошка. – Он мне надоел. Ходит и хнычет, что помрет от любви.
Лимонница хихикнула:
– Как интересно!
– Тебе интересно, – проворчала Фиалка. – А мне нет. Мне противно.
Потому что я люблю другого кота. И он любит меня. А этот гад мне не нужен. Сначала мне было жалко его. Но эта сумасшедшая настойчивость меня раздражает.
Золотистая воительница покачала головой с видом умудренной годами кошки, но глаза ее смеялись.
Серебристая кошка строго посмотрела на подругу:
– Тебе весело? Правильно, тебе-то что. Тебе же не надоедают.
– Извини, – промурлыкала Лимонница.
Фиалка печально вздохнула:
– Я не сержусь. Я сама люблю. Одного кота. Это такое удивительное чувство, я не могу описать его словами…
Золотистая кошка лукаво прищурилась:
– Ну… да, это именно такое чувство. А что ты ответила Серохвосту?
Серебристая кошка хмыкнула.
– Я ему отказала. И хватит об этом, – отрезала она.
В это время со Скалы закричали, что Совет окончен.
Фиалка нежно попрощалась с Лимонницей и отошла.
В спину ей понеслось зловещее шипение:
– Если ты бросишь меня, то я погибну, так и знай!
Серо-голубой кошке не надо было оборачиваться, чтобы понять, кому принадлежат эти слова. Проигнорировав это замечание, она развернулась и ушла.


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:26 | Сообщение # 13
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Все поголовно влюбляются....

Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:27 | Сообщение # 14
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Белышка, но только у единиц настоящая любовь. У половины героев любовь не настоящая

Глава 17. "Я все равно должна буду ее найти!".


Раннее ноябрьское утро купалось в бледных солнечных лучах. Грязная жухлая трава, затянутая паутиной, тускло блестела. Тусклым золотом сверкали лужи под солнцем.
Капель, злая и взъерошенная, выбралась из палатки воинов.
"Придется сходить к Синелапу, – решила она. – Этот помойный кот будет мне впоследствии нужен, хоть он и противен. План уже сложился в моей голове".
Черной кошке нелегко далось это решение. Но она решилась. С тяжелым сердцем она пошла к Синелапу, сказав Метели, что идет охотиться.
На душе ее лежал огромный тяжеленный камень. Зеленые прозрачные глаза сверкали мрачной решимостью.
Синелап встретил ее радостно.
– Капель! А я так боялся…я думал, что ты больше не придешь.
– Заткнись, пожалуйста, – сухо и холодно процедила Капель, сверкая изумрудными глазами. – Я поделюсь с тобой частью своих планов, но пока буду делать все сама…

Фиалка чувствовала что-то нехорошее, как тогда, перед смертью Оливы. Что-то очень неприятное лежало на ее душе.
– Что с тобой? – спросил Снегопад, подойдя к мрачной кошке.
Серебристая кошка вздрогнула и пробормотала:
– Ничего.
– Пойдем, поохотимся? – предложил белый кот.
Серо-голубая кошка благодарно кивнула.
Снегопад и Фиалка пошли в лес. Тут все нервное напряжение Фиалки как лапой сняло.
– Я люблю тебя, Снегопад, – нежно шептала серебристая кошка.
– Я тоже тебя люблю, – ответил белый кот.
– Кто знает, – вслух размышляла Фиалка. – Может, у нас когда-нибудь будут котята…
– Конечно, – неопределенно пробормотал воитель.
Она поймала змею, двух ящериц и мышь. Снегопад поймал лягушку и трех полевок. Они пошли в лагерь.
Фиалку опять охватило смутное беспокойство.
Тут к ней подбежала Белая Звезда.
Серебристая кошка почтительно склонила голову:
– Здравствуй.
– Снегопад, Фиалка, вы не видели Пестролику? – озабоченно спросила предводительница.
Снегопад и Фиалка мотнули головами.
– А в чем дело? – удивился белый кот.
– Она неожиданно ушла из лагеря и до сих пор не вернулась, – сказала
Белая Звезда. – Предчувствие у меня нехорошее.
Серебристая кошка склонила точеную головку и взглянула в глаза испуганной предводительницы:
– Она не котенок. Думаю, ничего с ней не случится.
Предводительница кивнула и побрела прочь. Видно было, что слова Фиалки не утешили ее.
Серо-голубая кошка грациозно потянулась, томно запрокинула голову и устремила взгляд в бледно-голубое небо. Она любила мечтать, любила смотреть на небо. В такие минуты она отдыхала душой.
Уединение Фиалки было прервано диким визгом Зари, бывшей наставницы Лаванды и Метели. Здесь же стояла Белая Звезда, ее голубые глаза были полны ужаса и гнева.
– Что случилось? – недовольно спросила серебристая кошка, поднявшись.
Заря полными ужаса глазами взглянула на нее и махнула хвостом в сторону. Фиалка взглянула туда, – и отчаянный вопль страха и горя взрезал тишину.
На желтой сухой траве лежала мертвая Пестролика. На горле ее, так же, как тогда на горле Оливы, была аккуратная рана, которую могли нанести лишь кошачьи клыки – острые, длинные, тонкие. Пестрая шерсть бывшей наставницы Фиалки во многих местах была испачкана кровью и взлохмачена. На плече виднелась маленькая царапина. На прекрасном лице Пестролики не было, не боли, не страха, на нем застыло лишь глубокое удивление. Было, похоже, что ее убили мгновенно и внезапно.
Серебристая кошка взглянула на безжизненные когти мертвой воительницы. Там не было никаких клочков шерсти.
Из глаз Фиалки потекли крупные слезы, защипало в носу.
– Как жаль… – прошептала она, всхлипывая. – Бедная Пестролика… За что?
Кошка опустилась на землю и зарылась носом в окровавленную шерсть бывшей наставницы. Слезы медленно катились из фиалковых глаз, обжигали подбородок и падали на шерсть мертвой.
– Фиалка, – услышала она тихий шепот Белоножки. – Съешь вот это.
Серебристая кошка нехотя подняла голову.
Белая целительница быстро положила перед ней какие-то черные зернышки.
– Съешь это скорее. Это маковые зерна. Они снимают нервное потрясение, они успокаивают нервную систему. Нет. Здесь не надо есть. Идем в пещеру целителей.
Белоножка завернула черные семена в сухой лист и повела плачущую Фиалку и пещеру целителей.
Серо-голубая кошка легла на моховую подстилку в пещере целителей, и безучастно наблюдала за Белоножкой.
– Теперь ешь! – приказала белая кошка, развертывая сухой лист, и аккуратно положив маковые семена перед серебристой кошкой.
Фиалка опустила голову, слизнула маковые зерна.
– Кто это делает? – тихо шепнула она. – Кто ни за что убивает хороших и добрых кошек?
Белоножка склонила голову, глаза ее затуманились.
– Олива… – вздохнула она. – Кто мог убить Оливу, мою наставницу, самую добрую и кроткую кошку в племени?
Фиалка посмотрела на Белоножку и слабо прошептала:
– Не знаю…
Глаза ее сонно заблестели и, она, устало вздохнув, легла на подстилку.

Проснулась она через несколько часов. Голова гудела. Слабость сковывала тело.
Фиалка, пошатываясь, вышла из пещеры, пытаясь разобраться в себе, в своих мыслях.
К ней подбежал Снегопад и бережно подставил ей свое плечо, чтобы она могла опереться об него.
Серебристая кошка взглянула на него матовыми, полными боли и усталости глазами и благодарно кивнула.
Мертвое тело бывшей наставницы Фиалки лежало теперь посреди поляны. Почти все собрались возле Пестролики. Многие кошки плакали, многие котята испуганно пищали и хныкали.
У Ракиты, молодой королевы, темно-серой кошки, началась истерика.
– Как я могу быть уверена в безопасности своих котят?! – визжала королева. – Олива неожиданно погибла в битве с кем-то, Пестролика тоже! Кто-то специально убивает наших котов! А что… А что, если они доберутся и до моих котят!
Ракита вздрогнула от этой мысли. Ее котята, Сосенка, Зеленянка, Камышовушка и Нежненькая, кубарем скатились на землю и недовольно запищали.
– Успокойся, – сказала Раките Белая Звезда. – Мы приложим все усилия, чтобы поймать этого преступника. Можешь не волноваться.
Ракита подавила тихое шипение и стала, молча вылизывать Сосенку, Камышовушку, Зеленянку и Нежненькую.
Белоножка подошла, взглянула на котят, что-то пробормотала и отошла.
Снегопад взглянул на Фиалку и отпрянул. Глаза кошки метали молнии гнева.
– Я обязательно должна буду найти того, кто убивает ни в чем не повинных кошек! – крикнула она. – Мне кажется, это кошка; аккуратная, но глубокая рана говорит о том, что она нанесена тонкими острыми клыками, такие клыки обычно бывают у кошек. Я все равно должна буду ее найти! Я найду ту, которая убила Пестролику и Оливу.
Ярость сверкала в глазах Фиалки. В гневе она была еще красивее, чем обычно.
– Фиалка, – ласково шепнул Снегопад. – Успокойся.
Серебристая кошка не слушала его. Она бешено кричала:
– Я не отступлюсь! Я найду ту, которая заслуживает наказания! И Я ВСЁ РАВНО ДОЛЖНА БУДУ ЕЕ НАЙТИ!


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Вторник, 14.02.2012, 17:30 | Сообщение # 15
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
А за что Пестролику убили? Оо

Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Сильфиды и Юноны » Моя книга (Обманчивая красота)
  • Страница 1 из 8
  • 1
  • 2
  • 3
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2019
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz