Остров Советов
Приветствую Вас, Гость Понедельник, 16.09.2019, 11:57
1

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Redstar  
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Сильфиды и Юноны » Моя книга (Обманчивая красота)
Моя книга
КувшинкаДата: Четверг, 16.02.2012, 16:09 | Сообщение # 31
Участник Советов. Писатель, фотограф
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1183
Сильфида, скорее всего.

 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 16:27 | Сообщение # 32
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Глава 24. Прелестный враг.


– Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на общее собрание племени!
Громкий голос Белой Звезды летел по лагерю, теряясь между деревьями.
Недовольно ворча и ежась от утреннего холода, сонные коты выбрались из палаток.
– Даже позавтракать не дали, – злобно брюзжала Ель, бурая немолодая воительница, вечно всем недовольная. – Зачем мне это собрание, когда я хочу, есть и спать?
– Значит, что-то важное, – выдохнула молодая, красивая и добрая Озеро, погладив ворчливую кошку по спине кончиком светло-каштанового хвоста.
– Интересно, что же хочет сказать нам Белая Звезда? – шепнула Фиалка на ухо Снегопаду.
– Я надеюсь, не что-то страшное, – шепнул белый кот в ответ и незаметно скользнул в сторону.
– Как мне все это надоело! – шипел Острогрив, молодой серый воитель с ужасным характером.
Недовольно бурча, толпа котов подошла к Скале.
Белая Звезда сидела на Скале, скорбно опустив голову. А перед Скалой… лежало безжизненное тело Тонколапа. Его бледно-серая в темных пятнах шерсть была испачкана кровью. Кровь струилась из маленькой раны на груди кота; но рана на вид не выглядела опасной, смерть вызвало явно что-то другое.
Морда Тонколапа выражала один сплошной ужас и безропотное повиновение.
Из глоток котов разом вырвался один оглушительный, полный ужаса вопль.
– Что с ним?! – просипела Ель, разом теряя все свое недовольство.
Озеро тихо завыла от ужаса.
Ученица Малинка качнулась, теряя сознание.
– Вы хотите знать, что с ним случилось? – гневный и громкий голос Белой Звезды добавлял нервозности и без того накаленной обстановке. – Вы видите, что случилось! Кто-то вынудил съесть его ядовитые ягоды тиса! Тонколапа нашел мертвым рассветный патруль около тисового куста. Похоже, кто-то очень запугал его.
Из толпы вышла Метель.
Словно во сне, медленно приблизилась Метель к мертвому и раскрыла его пасть. На зубах Тонколапа краснели зловещие ярко-алые частички тисовых ягод.
– Да, ничего не докажешь, – выдохнула она. – Неизвестно, кто это сделал, но это сделал кто-то очень хитрый и коварный. В принципе, он мог и сам отравиться. Но это не так. У него на лице ужас, значит, его запугивали.
– И Ворону так же убили! – выпучив глаза, заорала Яблоня.
– Да. – Глаза предводительницы сузились, превратившись в две ледяные щелки. – Я пока не знаю, кто это! Но это ему дорого обойдется. Он так не отделается! – Когти кошки поползли из лап и ярко сверкнули в лучах утреннего солнца.
Фиалка почувствовала горечь и пустоту в душе, какую чувствовала всегда, когда кто-нибудь погибал.
Ошеломленное племя молчало, словно не могло осознать всего трагизма произошедшего. Эти несколько минут молчания казались целой вечностью.
И коты заплакали, как маленькие котята.
Племя рыдало, а Белая Звезда мрачно смотрела на мертвого кота и тихо шипела. Глаза ее мрачно сверкали.
Сквозь набегающие волны слез, Фиалка украдкой взглянула на Капель.
Черная кошка сидела, понурив голову, глаза ее блестели, но Фиалка не могла определить, это от слез или нет.

Под деревьями, облепленными пышными и пушистыми комьями снега, бежала серая кошка. Желтые глаза ее метали молнии, засыпанная снегом, серая шерсть стояла дыбом – но такой она была красивее, чем обычно.
Снег еле слышно скрипел под лапами кошки, пушистые белые хлопья сыпались на нее.
Сегодня утром Мирабель (а это была она) встречалась с Серохвостом и мимолетом, как бы, между прочим, осведомилась у него, где находится территория племени Теней.
Серохвост, ничего не подозревая, дал кошке нужные указания.
Теперь одиночка шла по сугробам, приближаясь к территории племени Теней, вся засыпанная снегом – но довольная, уверенная в себе и в своих силах, предвкушающая победу над своей соперницей.

Капель вздрогнула и повела головой, словно почувствовав взгляд своей соперницы.
В глазах черной кошки не было, не боли, не страдания – только обжигающий холод.
Серебристая кошка всхлипнула и опустила голову. Легкая и противная туманная мгла слез заскользила перед ее глазами. Отвратительное бессилие сковало ее тело, и она опустилась на снег.
– Фиалка! – услышала она тихий кроткий голос и подняла голову. Перед ней стояла Озеро. Прозрачные серо-зеленые глаза изящной каштановой кошки выражали глубокую грусть и понимание.
– Может, ты сходишь к Белоножке? – шепнула Озеро. – У нее есть маковые зерна. Они хорошо помогают при тоске и переживаниях.
Серебристая кошка качнула головой.
– Нет. Я лучше прогуляюсь по лесу.
Озеро медленно кивнула.
– Тяжело, конечно, когда твои близкие друзья погибают… Но мы не должны раскисать. Ведь никого этим уже не вернешь. Сейчас наш долг – найти убийцу наших воинов и наказать его.
Фиалка взглянула в глаза коричневой кошки и кивнула. Чем-то Озеро напоминала ей Оливу…
Каштановая кошка отошла.

Белая Звезда внезапно дернулась, резко вскинула голову – в глазах ее не было ни слез, ни боли. Нет! Жажда мести напряженным красным огнем горела в их лазурной глубине.
– Я обязательно найду этого преступника, убивающего наших воинов! – прошипела она. – Я расправлюсь с ним сама, безо всякой жалости!
– Что за злой рок преследует наше племя?! – завыла Ель. – Я боюсь!
– Хватит ныть! – прикрикнула предводительница. – Слезами не поможешь!
Ель замолчала, глотая слезы.
– Но что делать? – пропищала Малинка.
Белая Звезда обожгла ее холодным взглядом.
– Мстить, что же еще? – спокойно сказала она.
– Мстить… – эхом повторила Метель.
– Мстить, – подтвердила предводительница. – И я даже знаю, что нужно сделать. Так как преступник очень хитер и не оставляет клочки своей шерсти в когтях шерсти, придется идти другим путем. Запах преступника мог сохраниться на теле Тонколапа, что я сейчас и проверю.
Голубоглазая кошка обвела тяжелым и испытующим взглядом племя, пытаясь обнаружить злодея. Но видимо, преступник либо владел большим самообладанием и не выдал себя, ни бегающим взглядом, ни нервностью, либо такового в племени вообще не было.
Белая Звезда шумно вздохнула, спрыгнула со Скалы, подошла к мертвому и стала обнюхивать его шерсть.
– Нет! – прошипела она. – Злодей нарочно испачкал шерсть Тонколапа вонючей грязью, чтобы его не смогли найти по запаху!
Предводительница подняла голову, стараясь уловить в воздухе запах, похожий на вонь от меха Тонколапа.
– Потом преступник каким-то образом смыл или счистил с себя грязь, – печально констатировала голубоглазая кошка. – То есть… – Она судорожно выдохнула. – То есть, найти убийцу Тонколапа невозможно.
По толпе прокатился ропот.
– Значит, мы не сможем отомстить?! – гневно крикнула Озеро.
– Нет, – отчеканила Белая Звезда. – Можете идти.
Понуро опустив головы, коты начали расходиться.

Фиалка повертела головой, ища Снегопада. Во время обследования тела Тонколапа он умудрился незаметно ускользнуть.
Серо-голубая кошка поскребла лапой по снегу.
– Нежнолапочка! – тихо позвала она.
Ученица махнула хвостиком и резво поскакала к наставнице.
– Что? – промяукала она.
– Давай потренируемся чуть попозже, – устало сказала Фиалка. – Я немного прогуляюсь. Что-то я не очень хорошо себя чувствую…
Нежнолапочка кивнула.
– Я понимаю, – прошептала она.
– Какая ты хорошая, – вздохнула голубовато-серебристая кошка и побрела вдаль.

Лапы утопали в снегу. Длинные ветки больно хлестали по бокам. Колючие льдинки сыпались на шкуру. Ледяной ветер пронизывал насквозь.
Но Мирабель не сдавалась. Она не может позволить какой-то там финтифлюшке увести ее любимого!
"Он будет мой, мой, только мой, – упрямо повторяла про себя серая кошка. – Я никому его не отдам".
И она упорно шла вперед.

Фиалка брела по лесу, сама не зная куда. Голова гудела. Ей ничего не хотелось делать.
"Интересно, кто же убивает наших воинов? – подумала серебристая кошка. – Кто это?"
Но вслух сказала:
– Кто бы это ни был, я отомщу этому негодяю!
Внезапно Фиалка почувствовала незнакомый запах. Она раскрыла пасть, чтобы лучше чувствовать, и определила, что незнакомый запах принадлежит кошке, явно одиночке.
"Что она делает на нашей территории?! – подумала серо-голубая кошка, и шерсть на ее загривке поднялась от возмущения. – А вдруг…это она убивает наших воинов?!"
Воительница подняла голову и принюхалась.
Запах стал резче, незнакомка явно приближалась к Фиалке.
Серебристая воительница задрожала от гнева и волнения.
– Ну, я тебе покажу, нахалка, как на чужую территорию вторгаться, – шипела она.
Незнакомка между тем была совсем рядом. Серо-голубая кошка услышала, как скрипит снег под лапами этой нахалки… Она приближалась все ближе, ближе… Фиалка напряглась.
Кусты с шумом раздвинулись. Вышла большая крепкая серая кошка с большими прозрачными желтыми глазами. Какая-то оригинальная красота, своеобразная прелесть сквозила в ней.
– Кто ты такая и что делаешь здесь! Это территория племени Теней! – прошипела Фиалка.
Незнакомка выпрямилась и окинула серебристую кошку быстрым взглядом.
– Племя Теней? Значит, я не ошиблась? – пробормотала она себе под нос (это была Мирабель).
– Что это значит?! – оскалилась серебристая воительница.
Мирабель холодно взглянула на нее.
– Тебя уж не Фиалкой ли зовут? – спросила одиночка, не скрывая сарказма.
Серо-голубая кошка оторопела.
– Да… Фиалкой.
– Отлично, – бросила желтоглазая кошка. – Ты-то мне и нужна. Мне нужно с тобой поговорить.
– О чем?! – Фиалка не понимала, откуда эта совершенно незнакомая ей кошка узнала ее имя.
– О Серохвосте, – усмехнулась Мирабель.
– Не понимаю, – выдавила воительница.
– Не притворяйся дурочкой! – Голос одиночки обрел силу. – Все ты понимаешь! Забудь его, иначе пожалеешь!
– Что за намеки? – ощетинилась Фиалка. – Кем приходится тебе Серохвост?
– Не твое дело! По-хорошему говорю, забудь Серохвоста, иначе пожалеешь…
– У меня с Серохвостом ничего нет, – пролепетала серебристая кошка.
Мирабель презрительно усмехнулась. Морда ее стала еще красивее. Своеобразная прелесть еще яснее проскользнула в ее чертах.
– И ты будешь мне сказки рассказывать? – хмыкнула она. – Зачем ты мучаешь бедного кота? Думаешь, если у тебя морда смазливая, тебе все можно? Я тебе его не отдам!
– Мне не нужен Серохвост! – повторила Фиалка.
– Так! – в голосе Мирабели послышалось рычание. – Я тебя предупредила! Только попробуй нажаловаться Серохвосту! И только попробуй отбить его! Тогда тебе не жить…

Серебристая кошка отшатнулась, а одиночка резко развернулась и пошла прочь.
Дрожащая от гнева и страха Фиалка смотрела вслед уходящей прелестной сопернице.

Добавлено (17.02.2012, 16:27)
---------------------------------------------

Глава 25. Мстительница.


Прошла одна луна. Наступил февраль.
Воители племени Теней практически смирились с трагической гибелью своих товарищей. Но среди них была одна воительница, которая не желала примиряться со смертью и горела желанием отомстить.
Это была Озеро.
В каштановой кошке удивительным образом сочетались ласковость и мстительность. Настроение ее менялось в зависимости от душевного состояния.
Весь этот месяц она горела от ярости, ненависти и желания жестоко отомстить убийце ее товарищей. Но как найти преступника?
"От Белой Звезды и Метели толку нет, – рассуждала Озеро. – Всем наплевать на то, что нас убивают по одному! Теперь уже ничего не вычислишь… Но если кого-то убьют в следующий раз…. Следующего раза быть не должно! Я не допущу этого!"
Коричневая кошка была так поглощена своими мыслями и идеей мести, что не замечала постоянно устремленных на нее печальных влюбленных глаз Пестрохвоста. Любовь для нее теперь имела наименьшее значение.
Племя голодало. Охотников не хватало.
Озеро видела котят, жалобно плачущих от голода, воинов, которых не держали лапы от голода и слабости, обессилевших стариков. В душе ее кипела дикая ярость. Тот, кто убил Оливу, Пестролику, Тонколапа и Ворону, должен поплатиться! Почему-то каштановая кошечка не сомневалась, что все убийства совершены одним котом.
"Я должна остановить это! Никто больше не должен умереть!"
Это пасмурное февральское утро началось так же, как всегда.
Озеро вышла из палатки воителей. Ослабшие от голода лапы еле держали ее.
Мимо прошла Белая Звезда. Предводительница выглядела не лучше остальных: сквозь потускневшую шерсть проступали ребра, глаза потухли.
– Здравствуй, Белая Звезда, – поздоровалась каштановая кошка.
– Здравствуй, – измученно выдавила предводительница. И пробормотала, ни к кому не обращаясь: – Что же делать, ума ни приложу… Племя голодает, охотников не хватает…
Белая Звезда пошла куда-то в сторону.
Дикая ненависть поднялась со дна души Озеро. Она должна прекратить убийства! Во что бы то ни стало!
Из воинской палатки вылезла Фиалка. Серебристая кошка грациозно потянулась и подошла к каштановой воительнице.
– Доброе утро, – промяукала она.
– Здравствуй, – Озеро метнула быстрый взгляд на серо-голубую кошку. Фиалка тоже сильно похудела, и это придавало ей жалкий и болезненный вид.
Серебристая кошка шумно вздохнула.
– Сейчас мы с Нежнолапочкой пойдем охотиться. Племени так нужны охотники, так нужна еда… А воителей не хватает. Котов убивают по одному. Я бы порвала на части того, кто убивает воителей племени Теней!
– Я бы убила преступника безо всякой жалости! – подхватила Озеро, гневно сверкая глазами. – А вы… все! Только рассуждать можете, а как до дела дойдет, вас нет! И ты тоже! – зашипела она на Фиалку. – Вам, похоже, плевать, что нас убивают по одному. Неизвестно, кто будет следующим!
Серо-голубая воительница отпрянула.
– Я не могу, – выдавила она. – Я хотела отомстить… но… в общем, я не могу сказать.
– Почему? – ощетинилась каштановая кошка.
– Я не могу сказать.
– Понятно, – вздохнула Озеро. – Прости, что накричала. Нервы сдали. Не могу смотреть, как племя медленно погибает, а все смотрят на это равнодушно.
– Я понимаю. – Фиалка вытянула шею и потерлась головой о подбородок каштановой кошки.
Коричневая кошечка кивнула. На душе у нее потеплело.
– Спасибо тебе, – прошептала она. – Я рада, что ты понимаешь меня. У меня так мало настоящих друзей.
– У меня тоже. Только ты… – Серебристой кошке захотелось расплакаться. Ее лучшей подруги, Оливы, уже давно не было в живых. Кто ее убил? Это до сих пор было неизвестно.
Озеро вздохнула:
– Сейчас мы должны поддерживать друг друга… в такое трудное время.
Фиалка грустно улыбнулась.
– Ты права. Но все равно – страшно, ведь мы не знаем, кто умрет следующим.
Каштановая кошка легонько коснулась ее плеча хвостом. Глаза ее были блестящими от навернувшихся слез.
– Я пойду. – Фиалка тихо вздохнула и побрела к ожидающей ее Нежнолапочке. Маленькая ученица тоже выглядела голодной и изможденной.
В Озеро снова начала подниматься неудержимая волна ненависти к неведомому убийце Оливы, Тонколапа, Пестролики и Вороны. И неизвестно, кто будет следующим.
Каштановая воительница тихо зашипела, выпустив когти.
– Озеро! – вдруг услышала она тихий голос и стремительно обернулась. Перед ней стоял Пестрохвост.
– Из-за чего ты так расстраиваешься? – тихо спросил он.
Жгучая ярость вскипела в коричневой кошке.
– А ты не видишь?! – рявкнула она. – Ты не догадываешься?! Какое у меня должно быть настроение, когда моих друзей убивают по одному?! Тебе-то, может, все равно!
Пестрый зеленоглазый кот отшатнулся.
– Извини, я не хотел обидеть тебя, – пролепетал он. – Я понимаю… Просто ты такая грустная…
– Тогда не задавай глупых вопросов, – бросила Озеро, сердито сверкая серо-зелеными глазами.
– Знаешь, я хочу тебе сказать кое-что, – пробормотал Пестрохвост. – Мне надо поговорить с тобой.
– Говори, – сказала каштановая кошка.
– Я… я… Я люблю тебя, – выдавил пестрый воитель.
Озеро удивленно вскинула на него глаза. Она ждала чего угодно, но не этого. И что ей теперь делать? Как тактично отказать?
– Знаешь, – осторожно начала воительница. – Твое признание было для меня так неожиданно, что я даже не знаю, что сказать. Я не исключаю, что между нами может что-то быть, но я не могу принять столь поспешное решение. Ты мне очень симпатичен. Но пока не торопи меня, я должна разобраться в себе и в своих чувствах.
Пестрохвост облегченно вздохнул.
– Тогда хорошо, – шепнул он. – Я очень боялся, что ты откажешь мне.
Озеро кокетливо улыбнулась и плотнее прижалась к пестрому воителю.
– Не надо бояться. Тебе это не грозит, – хмыкнула она, и в ее мрачных глазах загорелись игривые огоньки. – Ты мне, пожалуй, даже нравишься!
– Ты очень красива, – пискнул пестрый кот.
– Я знаю, – усмехнулась каштановая воительница. – Я пойду охотиться. Вечером встретимся, и будем разговаривать, сколько хотим. А ты все-таки нравишься мне!
Озеро улыбнулась, махнула хвостом и скрылась за заснеженными деревьями.

Взгляд с другой стороны….
Она выжидала очередную жертву, неважно какую. Теперь для нее, не имело значения, кого убивать. Если раньше она убивала только тех, кто мешал ей или раздражал ее, то теперь ей хотелось просто убивать… С какой же целью? Кошка криво усмехнулась. С целью мести? С целью добиться чего-то? С целью кому-то что-то доказать? Может быть, чтобы заглушить дикую, ужасную боль в душе, разрывающую на части, вгрызающуюся в мозг, сводящую с ума? Она не могла понять, она запуталась в самой себе.
Она знала одно: сейчас ей нужно убить очередную жертву. Даже если ей самой это доставит определенные неудобства…

Озеро бодро двигалась по лесу. Свежий морозный воздух придал ей сил. Каштановая кошка запрокинула голову, с наслаждением вдохнула полной грудью.
"А все-таки Пестрохвост мне совсем небезразличен", – призналась самой себе она.
Внезапно она заметила белку. Пушистый зверек сидел на корнях ели и неторопливо разгрызал шишку.
В глазах коричневой кошки загорелся охотничий огонек. Она медленно, стараясь не шуметь, подкралась к белке. Молниеносный прыжок, удар – и мертвая белка уже болталась в пасти Озеро.
"Какая жирная, – удовлетворенно подумала воительница. – Этой белкой можно будет накормить многих".
Каштановая кошка закопала белку в снег, и пошла на поиски новой дичи.
Ее внимание привлекла сорока, прыгающая по тропинке.
"Вот здорово было бы поймать ее!"
Озеро забыла обо всем на свете. Глаза ее вспыхнули ярким блеском. Она рванулась вперед и занесла лапу над сорокой.
И вдруг… тишину прорезал дикий, полный ужаса и мольбы, вопль.
Каштановая кошка вздрогнула.
Испуганная сорока взмахнула крыльями и взлетела в небо.
– Мышиный помет! – сквозь зубы выругалась воительница. – Но кто, же это кричал? Надо помочь ему…
Крик повторился.
Вздрогнув всем телом, Озеро подняла голову, принюхалась и почувствовала слабый запах крови, к которому примешивался дух племени Теней.
"Нет! Значит, это кто-то из наших воителей!"
Обезумев от ужаса, воительница бросилась туда, откуда доносился запах.
Ветки царапали ее тело, больно хлестали по морде. Но кошка не замечала ничего. Она неслась на помощь воителю своего племени.
Запах привел кошку на небольшую полянку.
Озеро оглянулась – и вскрикнула от ужаса.
На поляне, беспомощно раскинув лапы, лежала вся израненная, но еще живая Ель. Кровь капала из раны на ее груди и окрашивала снег в алый цвет.
– Нет! – в страхе пробормотала коричневая кошка, бросаясь к раненой старухе.
– Озеро? – прохрипела Ель.
– Я сейчас отнесу тебя в лагерь, – торопливо заговорила Озеро. – Тебя спасут. Ты не умрешь. Только скажи, кто это сделал? Кто-то из нашего племени? Кто это сделал?
Серая старуха судорожно глотнула и устремила взгляд тусклых безучастных глаз на молодую кошку.
– Это сделала… – произнесла она, дернувшись всем телом.
– Говори, скорее! – испуганно крикнула каштановая воительница. – Скорее, мне нужно отнести тебя в лагерь, чтобы спасти!
– Это сделала… – снова начала Ель.
Озеро насторожилась и прислушалась повнимательнее.
Неожиданно за ее спиной загремел голос:
– Ты никогда не скажешь этого!
Молодая воительница медленно обернулась и поняла, что племя ее больше не увидит.

Фиалка и Нежнолапочка возвращались в лагерь уставшие, но довольные.
Ученица тащила огромного кролика, почти такого же размера, как она.
Наставница несла жирного лесного голубя.
Наступал вечер. На снег легли голубоватые тени. Серое хмурое, покрытое тяжелыми тучами, небо темнело. Густые синие сумерки окутывали вершины деревьев.
Фиалка и Нежнолапочка положили свою добычу в кучу.
В лагере царила мрачная, напряженная атмосфера. У всех было плохое настроение.
Серебристо-голубоватая кошка взяла из кучи мышь и подошла к Снегопаду, евшему белку.
– Давай поедим вместе, – промяукала Фиалка.
– Давай, – бодро согласился белый кот.
Серебристая кошка прижалась боком к его теплой шерсти. На душе у нее потеплело, и она тихо замурлыкала.
– Охотиться очень тяжело, – равнодушно сказал Снегопад, доедая белку.
– Да, – подхватила Фиалка. – Но Нежнолапочка все равно смогла поймать большого кролика. Она очень способна и очень хорошо охотится.
– Естественно, – заметил белый кот. – Ведь у нее самая лучшая наставница.
– Спасибо, – смутилась серо-голубая кошка.
– А ты что поймала? – спросил Снегопад.
– Лесного голубя. Взгляни, вон он там лежит, в куче, – мяукнула воительница.
– Молодец. Ты всегда хорошо охотилась. – Теперь в глазах белого кота сверкнуло уважение.
– Это мой долг, – пробормотала Фиалка.
– Я люблю тебя, – ласково сказал Снегопад.
– Я тоже тебя люблю, – прошептала она, чувствуя, как сердце ее тает о счастья. Что бы ни случилось, они всегда будут вместе…
От приятных размышлений ее отвлек неожиданно появившийся Пестрохвост.

– Снегопад! – задыхаясь, прокричал пестрый кот. – Фиалка! Вы не видели Озеро?
– Озеро? – растерянно пробормотала серебристая кошка. – Я с ней разговаривала до того, как пошла, тренироваться с Нежнолапочкой.
– А после того, как она пошла на охоту, ты ее не видела? – встревожено спросил Пестрохвост.
Фиалка отрицательно покачала головой.
– А ты, Снегопад? – обратился пестрый кот к белому воителю.
– Нет, – ответил белоснежный кот. – Я недавно пришел с охоты. А что случилось?
– Она ушла охотиться и до сих пор не вернулась! – Глаза Пестрохвоста потемнели от тревоги. – Она ушла давно, после тебя, Фиалка. А сейчас уже вечер! Что с ней?! Она не могла так долго охотиться! Она не могла и просто прогуляться по лесу – погода не та!
– Успокойся, – сказала серебристо-голубоватая кошка. – Я думаю, она скоро придет.
– А если не придет?! – взвыл пестрый воитель.
– Не порть себе и другим настроение! – взорвался Снегопад. – Я уверен, что с Озеро все в порядке. Она не беспомощный котенок.
Пестрохвост судорожно вздохнул.
В это время к ним подбежала Метель. Фиалка склонила голову в знак почтения, но глашатая не обратила на нее внимания.
– Вы не видели Ель? – быстро спросила она. – Она ранним утром ушла на охоту и до сих пор не вернулась. Может быть, вы видели ее?
– Нет, – сказал Пестрохвост. Стоявшие рядом Фиалка и Снегопад отрицательно мотнули головами.
– Озеро тоже уже давно ушла и до сих пор не вернулась, – пробормотала Метель себе под нос. – Но Ель ушла еще раньше. Где же они? Погодка не та, чтобы они просто так шатались по лесу. А охота не занимает столько времени. Если они не вернутся до завтра, надо будет назначить патруль на их розыски.
– До завтра?! – завизжал Пестрохвост. – До завтра с Озеро может случиться все, что угодно! Надо пойти на ее поиски прямо сейчас!
– А ты не кричи на меня, – отрезала Метель. – У племени есть масса других дел, помимо поисков твоей драгоценной Озеро.
– Как ты можешь так говорить?! – пестрый кот уже не просто визжал, он вопил. – Тебе плевать на племя! А если… ее и Ель убил тот преступник, который атакует наше племя?!
– Не говори таких ужасов! – поморщилась глашатая, хотя по лицу ее было видно, что она сильно напугана. – Хорошо. На розыски Ели, и Озеро пойдет патруль. Я сама возглавлю его. Со мной пойдут Острогрив, Пушистолап и Астра. Фиалка, Снегопад и Пестрохвост, вы тоже пойдете. Я сейчас пойду, позову остальных патрульных.
Метель круто развернулась и пошла, звать Астру, Пушистолапа и Острогрива.
Фиалка зевнула. Ей совсем не хотелось идти в патруль. Но, в, то, же время ее снедал страх за подруг.
"Лучше мне пойти и увидеть все сразу, чем метаться по лагерю в ужасе и неизвестности", – рассудила она и начала умываться.
– Не беспокойся, – прошептал ей на ухо Снегопад. – Я понимаю, ты переживаешь… Но я думаю, что с ними все в порядке.
Серебристая кошка благодарно замурлыкала и уткнулась носом в теплую шерсть белого кота.
В это время вернулась Метель с Астрой, Пушистолапом и Острогривом.
– Ну что, идем, нет времени рассиживаться, – бросила глашатая. – Готовы? Идем!

В лесу сильно похолодало. Насквозь пронизывал ледяной колючий ветер.
Патрульные поежились от холода. Астра недовольно зашипела.
Метель выглядела спокойной.
– Здесь они проходили, – сказала она, понюхав воздух. – Запах Озеро сильнее. Озеро проходила здесь позже Ели.
– Это и так понятно! – прошипел Пестрохвост.
– Их запах ведет направо. – Глашатая сделала вид, что не замечает реплик пестрого воителя. – Идем.
Коты обогнули небольшой овражек и круто повернули вправо.
– Теперь – прямо, – заявила Метель.
Патрульные спустились с небольшого холмика, занесенного снегом, и пошли вперед.
Стало холоднее. Небо еще сильнее потемнело. Ветер усилился.
Смутные очертания занесенных снегом деревьев приняли жутковатый вид в густой вечерней мгле.
Но глашатая, казалось, не замечала, ни колючего ветра, пронизывающего насквозь, ни ужасного холода. Она упорно шла вперед, вглядываясь в молочно-белую снежную мглу.
– Запах стал резче… Они совсем рядом! Нам туда! – И Метель, несмотря на свою усталость, побежала, почти бросилась, вперед.
– Подожди нас! – закричал Пушистолап.
Глашатая резко остановилась. Ее глаза, горячие, влажные, блестящие от слез, были устремлены вдаль.
– Я чувствую запах крови, – бесцветным голосом прошептала она.
– Что-о-о?! – вскрикнул подбежавший Пестрохвост. – Запах крови?! С моей Озеро что-то случилось, что-то страшное! Не-ет! Пошли скорее, может быть, мы успеем спасти ее и Ель!
Метель медленно покачала головой, тяжело поднялась и пошла вперед. Патрульные бросились за ней.
Коты вышли на небольшую полянку.
Даже в вечернем полумраке можно было разглядеть тела двух кошек, неподвижно лежащие на снегу.
Патрульные бросились к телам… Нет, острый нюх не обманул Метель. В двух мертвых телах можно было узнать Ель и Озеро.
Кровь, обильно льющаяся из перерезанного горла Озеро, окрашивала синий вечерний снег в страшный багряный цвет. Пушистый снежный покров около тела Ели покраснел от крови; жизнь вытекла через страшную рану на груди.
– Не-е-е-ет! – взрезал жуткую тишину отчаянный крик Пестрохвоста. Пестрый кот бросился к мертвому телу своей возлюбленной, зарылся носом в ее холодную шерсть.
Светло-серая глашатая рухнула на снег, потеряв сознание.
Снегопад дрожал, глаза его расширились от ужаса.
Пушистолап без чувств валялся на снегу. Острогрив тихо стонал. Астра кричала диким голосом. Глаза Астры распахнулись на пол-лица, она пошатывалась, готовая упасть в обморок.
Дрожащая Фиалка в ужасе озиралась. Все происходящее напоминало ей кошмарный сон. "Великое Звездное племя, сделай так, чтобы это был сон!" – в отчаянии мысленно взмолилась серебристая кошка.
Она закрыла глаза, потом широко распахнула, полоснула себя по телу когтями. Нет! Это был не страшный сон. Это была ужасная реальность.
"Еще утром они были живы… – Мысли стремительно проносились в голове серо-голубой воительницы. – Я разговаривала с Озеро. И так не могло случиться! Она была моей лучшей подругой… Она мертва, она никогда не вернется… она ушла. Нет! Нет! Нет!"
Фиалка кое-как доковыляла до мертвого тела Ели и коснулась ее лапой. Мертвенный холод передался в самое сердце.
Серо-голубая воительница содрогнулась всем телом… в глазах ее потемнело… голова закружилась… все вокруг поплыло в разные стороны… рыдающий возле мертвой Озеро Пестрохвост, падающая в обморок Астра, чьи перекошенные губы шептали "Я знаю эту убийцу", дрожащий Снегопад… все расплылось, начало кружиться… Она зашаталась, теряя сознание. Фиалке иногда приходилось испытывать боль и страх, но никогда раньше ей не было так плохо. Она смотрела остановившимся взглядом на мертвые тела, слезы туманили ее взгляд.
Из груди серебристой кошки вырвался жуткий истошный вопль – крик отчаяния, ужаса и боли.
– Нет… – пробормотала воительница. – Нет! Этого не может быть, нет!
Ужасная синяя мгла была повсюду, она начала кружиться все быстрее и быстрее… Фиалка без чувств опустилась на снег.

Когда она очнулась, уже стояла ночь. Луна выбралась из-за тяжелых серых туч, и ее холодный свет залил поляну.
Серебристая кошка с трудом приподнялась. Все тело ныло и болело, словно ее долго и жестоко избивали. Рядом сидела и смотрела в одну точку Метель, не в силах пошевелиться. Пестрохвост, Снегопад, Острогрив и Пушистолап походили на каменные изваяния. На лице Астры проступал дикий ужас.
Лужа крови под мертвыми Озеро и Елью заискрилась в бледных лучах луны.
Фиалка медленно, с трудом, повернулась к остальным.
– Метель! – позвала она, и сама поразилась странному звучанию своего голоса.
Глашатая подняла на нее тусклые заплаканные глаза, полные невыносимой муки и боли.
– Что? – голос светло-серой кошки дрожал.
– Наверно, в лагере нас ищут, волнуются, – робко предположила Фиалка. – Может… нам вернуться?
Метель тяжело вздохнула.
– Да… наверно. Так плохо… Душа болит.
Серебристая кошка сочувственно кивнула.
– Очень плохо.
Глашатая скользнула взглядом по оцепеневшим от горя котам.
– Нам нужно вернуться. – Ее голос звучал глухо. – Уже ночь, племя может подумать, что с нами случилось что-то страшное. Как…с Елью и Озеро.
Патрульные тихо вздохнули.
– Нужно забрать тела, – прошептала Астра, тронув лапой мертвую Ель.
– Можно я сам отнесу в лагерь мою Озеро? – попросил Пестрохвост. Глаза его были полны невыносимой муки.
Метель кивнула, глядя на него.
Фиалка поднялась на лапы, и чуть не взвыла от острой боли в мышцах.
Пестрый кот медленно шагнул к Озеро и поднял ее за загривок. Окровавленные лапы мертвой кошки волочились по снегу.
Метель взмахнула хвостом.
– Возьмите тело Ели, – приказала она. – Идем. – Она пошла вперед.
Патрульные поплелись за ней.
Острогрив поднял тело старой кошки и потащился за глашатаей.
Спотыкаясь и хромая, позади всех брела Фиалка. Подвернутая правая задняя лапа сильно болела. Сильнее физической боли ее терзала боль душевная.
Серебристая кошка подняла голову и взглянула на сверкающие россыпи звезд в темном небе.
"Озеро и Ель теперь там…".
Сердце ее сдавила тоска, и она еле удержалась, чтобы не разрыдаться.
"Не волнуйся, – зазвучал в ее ушах тихий голос Озеро. – Мы встретимся, обязательно когда-нибудь встретимся. Не нужно тосковать. У тебя есть любовь, красота. Будь счастлива".
Серо-голубая кошка вздрогнула и подняла голову.
На снегу ясно обрисовались два сияющих, сотканных из звездных блесток, силуэта.
"Озеро и Ель?"
Сверкающие Звездные кошки ласково кивнули Фиалке и медленно растаяли в морозном воздухе.
Последние слова Озеро продолжали звучать в ушах серебристой кошки:
"У тебя есть любовь, красота. Будь счастлива…".


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Пятница, 17.02.2012, 18:07 | Сообщение # 33
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Quote (Сильфида)
Астра кричала диким голосом. Глаза Астры

Повтор.
Капель... жаль. Что она повернула на такой путь.


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 18:33 | Сообщение # 34
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Берёзовка, спасибо. Просто Астра не имеет особых примет...

Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Пятница, 17.02.2012, 18:38 | Сообщение # 35
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Quote (Сильфида)
Берёзовка, спасибо. Просто Астра не имеет особых примет...

Оо
И поэтому убивать?


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 19:19 | Сообщение # 36
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Берёзовка, нет. Астра же жива. Убили Озеро и Ель.
Это я тебе ответила насчёт тавтологии


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Пятница, 17.02.2012, 19:38 | Сообщение # 37
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Quote (Сильфида)
Берёзовка, нет. Астра же жива. Убили Озеро и Ель. Это я тебе ответила насчёт тавтологии

Оу, я перепутала


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 19:47 | Сообщение # 38
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Глава 26. Подслушанный разговор.


Мирабель сидела возле своего жилища, обернув хвостом лапы. Ее желтые глаза бездумно скользили по заснеженному лесу, где жила ненавистная соперница.

При воспоминании о Фиалке Мирабель недовольно фыркнула.
"Похоже, она ничего не сказала Серохвосту, – думала серая кошка. – Раз он часто ко мне заходит и общается со мной, как ни в чем не бывало. Как он красив! Я никогда не видела таких красивых котов, как мой любимый… Меня сразу к нему потянуло… А она… Я ненавижу ее! Я готова сделать все, чтобы причинить ей боль!".
– Тупая мерзавка! – прошипела одиночка, глубоко вонзив когти в землю. – Идиотка смазливая… Как же я ее ненавижу!".
Серая кошка тихо зашипела и погрузила когти в снег.
"Серохвост стал меньше говорить о ней, – размышляла она. – Это хорошо. Он будет мой…".
Вздохнув, Мирабель села и стала вылизывать свою блестящую серую шерсть.
Как тяжела бессильная ненависть… Когда злость кипит в тебе. Когда переполняет желание броситься на врага и перерезать ему горло – и это невозможно.

С трагической гибели Озеро и Ели прошло несколько дней.
В лагере царила мрачная атмосфера.
Как ни странно, Пестрохвост плакал и переживал меньше всех. Он просто ходил мрачный и грустный.
Уже не жажда мести и гнев, а тяжелая тоска и ужас перед неведомым и неумолимым роком, преследующим племя, сковывали сердца котов.
Снег тускло блестел под бледными лучами солнца. Ветви под тяжестью снега тяжело клонились к земле.
Фиалка лежала около воинской палатки, положив голову на лапы, смотря в одну точку. Она еще не оправилась от шока. Стоило ей закрыть глаза – и перед ее внутренним взором вставали мертвые окровавленные тела Ели и Озеро.
Серебристая кошка пережила нервный тяжелейший срыв.
Она не могла ни о чем думать. Голова трещала от боли.
Сил совершенно не было. Все тело ныло и болело. Правая задняя лапа дико болела.
Фиалка с трудом поднялась и побрела в сторону. Ей хотелось побыть одной.
Вдруг она услышала голоса, доносящиеся из-за куста.
Серо-голубая кошка осторожно заглянула за куст.

Капель, Лаванда, Яблоня, Зеленолапка, Малинка, и еще несколько кошек, которые сидели спиной к Фиалке, сидели за кустом, около большой сосны – и разговаривали.
Фиалка облегченно вздохнула и хотела пойти дальше, как вдруг услышала свое имя.
– А ты видела, какая у нее самодовольная морда? – лился приглушенный голос Лаванды.
– Видела, – ответила Капель. – Она считает себя красавицей, хоть это и не так. Возомнила, что ей все можно. Держит себя, как предводительница. Считает себя выше Белой Звезды… по меньшей мере.
– Мы все должны подчиняться нашей дорогой предводительнице Фиалке! – подхватила Яблоня. – Мы должны низенько ей кланяться и выполнять все ее приказы! Нашей дорогой глупенькой предводительнице!
Раздался оглушительный взрыв хохота.
– А ты видела, видела, как она властно разговаривает со всеми? – давясь смехом, прошептала Зеленолапка. – Когда ее назначают в патрули, она с такой мордой это принимает, как будто делает одолжение!
Малинка, смеясь, бросила:
– Тупая нахалка! Она таким повелительным тоном говорила вчера с Белой Звездой… я была в шоке! Вот ду-у-ура!
– Вот-вот! – обрадовалась Капель. – Мозгов нет совершенно. Думает, что смазливой внешностью можно скрасить отсутствие ума! Глупая идиотка!
– И зачем от нее Снегопад млеет? – презрительно прошипела какая-то кошка. – В ней же ничего, кроме фиолетовых глаз, нет! Мозгов, как не было, так и не будет!
– Млеет?! – усмехнулась Яблоня. – Ну, насколько я вижу, от нее никто не млеет. Да неужели вы не заметили, что Снегопад все время старается сбежать от нее? Он никогда ее не поддерживает… Она ему не нужна. Разве вы не видели, что когда она ревет взахлеб, ему наплевать на нее! Я-то прекрасно вижу, что он с трудом выносит ее общество. И правильно: в ней ничего особенного нет. А эта тупая Фиалка думает, что он ее обожает. Дура полная.
– Есть кошки в тысячу раз красивее ее, – заявила Лаванда. – И то они не так заносчивы, как она. Думает, что все ей можно. И что все ее любят. А Снегопад ее не любит, это ясно, как день!
Снова раздался смех.

Фиалка стояла, опершись о куст. В душе бушевало бешенство, все внутри горело от гнева, стыда и позора. От Капели и Лаванды, своих давних врагов, она ждала всего, что угодно. Но… она считала Яблоню и Малинку своими подругами… А они бессовестно смеются у нее за спиной.
Однако самым страшным было даже не это.
Фиалка могла бы подумать, что сплетницы просто ей завидуют – если бы не знала, что все сказанное ими правда. Она действительно мечтала о власти – и о любви. Снегопад на самом деле исчезал сразу, как только что-нибудь случалось. Получается, она ему не нужна…
Злые слезы кипели в глазах Фиалки. А она-то, дура, думала, что все ее любят, всем она нравится! Она тогда любовалась своим отражением в луже и считала себя красавицей. А племя смеется у нее за спиной… Ужас! Позор! Стыд!
Слезы текли из глаз, капали с подбородка и падали на снег.
– Фиалка! – услышала кошка голос Снегопада, но не обернулась. Все внутри кипело от злости и стыда.
– Что с тобой? – спросил Снегопад, подбегая к ней. На этот раз его голос не был фальшивым, в нем сквозила искренняя тревога.
– Ничего! – крикнула воительница, оборачиваясь. – Ничего! – Голос ее зазвенел от слез.
– Я же вижу, что что-то случилось, – мягко сказал белый кот. – Скажи мне. Я помогу тебе и поддержу тебя. Ведь я люблю тебя…
Это было последней каплей. Фиалка не выдержала и расплакалась. Не зарыдала, не завыла – просто по щекам потекли слезы.
– Что с тобой? – испугался Снегопад.
– Ничего… – выдавила кошка. – Ничего… Я просто глупая идиотка.
Она повернулась и побрела в сторону.
– Фиалка, в чем дело?! – крикнул белый кот.
– Ничего, – прошептала серебристая кошка, шагнула в сторону – и упала, споткнувшись о скользкий камень, задние лапы у нее при этом очень некрасиво вывернулись. Правую заднюю лапу пронзила острая лапа.
– Ой, – прохрипела Фиалка.
– В чем дело?! – закричал Снегопад, бросаясь к ней.
– Лапа, – простонала кошка. – Она и до этого болела. Подвернула, наверно.
Она попыталась встать, но не смогла, и, охнув от боли, опустилась на снег.
– Давай я помогу тебе, – сказал белый кот, подставляя ей свое плечо. – Попробуй опереться об меня. Нужно пойти к Белоножке.
– Спасибо, – прохныкала Фиалка, пытаясь опереться о плечо Снегопада.
– Вот так, – ласково сказал воитель. – Так ведь легче? Попробуем добраться до Белоножки. Не наступай на больную лапу.
Фиалка еле-еле ковыляла, вися на плече Снегопада. Лапы ее едва волочились по земле.
"Значит, он все-таки любит меня, – думала кошка. – Если он бросился ко мне на помощь, значит, я ему небезразлична".
Снегопад притащил кошку к пещере целительницы.
Из пещеры выскочила Сосновка.
– Что случилось? – быстро спросила она.

– Лапа болит, вроде, подвернула, – сказала Фиалка. – Из-за нее не могу ходить. Могу только тащиться, вися на ком-нибудь… Спасибо, Снегопад.
– Да ладно, – смутился кот.
От внимания Фиалки не укрылось, что Сосновка напряглась, а ее глаза сверкнули завистью. "Думает о своем Острохвостике", – поняла воительница.
– Пойду, позову Белоножку, – произнесла ученица целительницы и скрылась в темноте пещеры.
Белоножка тут же выбежала из палатки целителей.
– Сосновка сказала мне, что у тебя болит лапа, – взволнованно проговорила она. – Давай я попробую помочь тебе пролезть в пещеру. Мы с Сосновкой осмотрим твою лапу.
– Мне уйти? – спросил Снегопад.
– Да, – сказала целительница. – Ты ведь будешь только путаться под лапами! – В ее глазах сверкнули озорные искорки.
Белый кот кивнул и пошел куда-то в сторону.
– Пойдем. – Белоножка помогла Фиалке опереться о свое плечо, и потащила в пещеру целителей. Здесь она отпустила серебристую кошку, и та повалилась на моховую подстилку.
– Какая лапа болит? – деловито спросила целительница.
– Правая задняя, – прохрипела Фиалка.
– Сейчас посмотрим. О, да ты не просто подвернула лапу, ты ее вывихнула! Сначала ты просто растянула ее. Падение усугубило травму. Фиалка, ну почему ты так неосторожна? Будем выправлять. Будет больно. Потерпи. Поешь маковых зерен. Ты заснешь, и будет не так болезненно. Сосновка, пожалуйста, принеси маковых зерен. Они завернуты в сухой лист, лежат в углу.
Бурая кошечка взяла скрученный сухой лист березы, развернула и положила перед Фиалкой.
Серебристая кошка вытянула шею, слизнула несколько черных семян.
Через несколько минут ей сильно захотелось спать.
– Засыпаешь? – отметила Белоножка. – Спи.
Фиалка слабо кивнула, опустила голову на подстилку, и непреодолимый сон смежил ей глаза.
Очнулась она от острой боли, пронзившей все ее тело.
– Ай!! – завизжала серая кошка.
– Ничего страшного, – улыбнулась целительница. – Я вправила тебе лапу. Теперь все будет хорошо. Ты только отоспись.
Фиалка кивнула и снова улеглась на подстилку. "Значит, все сказанное сплетницами – бред, – сонно подумала она. – Кажется, все-таки Снегопад любит меня, он ведь испугался за меня… И я буду счастлива! Вопреки всем…".


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Пятница, 17.02.2012, 19:54 | Сообщение # 39
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Quote (Сильфида)
Когда переполняет желание броситься на врага и перерезать ему горло – и это невозможно.

Почему невозможно? Что ей мешало?


Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 20:15 | Сообщение # 40
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Берёзовка, вторично идти к загадочным и опасным лесным котам она опасается.

Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Пятница, 17.02.2012, 20:23 | Сообщение # 41
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Сильфида, ясно...

Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 20:25 | Сообщение # 42
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Глава 27. Любимым верить нельзя.


Прошел один месяц. Наступила весна.
По снегу текли сверкающие под солнцем серебристые ручейки, наполняя воздух радостным журчаньем. Птицы радостно и звонко пели, радуясь наступающему марту. Солнце сияло на небе, ласково пригревая все живое. Звонко капали сосульки, вписываясь в пение птиц. Звучала особая мелодия – мелодия весны, мелодия солнца. На реках треснул лед. Воздух был чистым и свежим. Все было наполнено радостью, жизнью.
Мирабель сидела у своего жилища и молча, любовалась неповторимой весенней прелестью. Ручьи, птицы и сосульки радостно звенели.
Мысли же серой кошки были отнюдь не радостными. Бессильная ярость, любовь, ревность и дикая боль наполняли ее душу.
"Мой Серохвост постоянно говорит о ней, – размышляла одиночка. – Он очень любит ее, а во мне видит лишь союзницу. Я не могу так больше. Я не могу слушать, как он предлагает мне влюбить в него эту Фиалку. Надо что-то делать резко и кардинально… Может, мне отказаться участвовать в его планах и признаться ему в любви? Рано или поздно это придется сделать… Да, я так и сделаю".
В глазах серой кошки сверкнули слезы. Что бы ни было, она должна признаться в своей любви Серохвосту, иначе неизвестно, как далеко тот зайдет в своих планах. Одиночка понимала, что надо сказать Серохвосту все сразу, по-другому не получится.
Мирабель обернула хвостом лапы и стала ждать Серохвоста.
И он вскоре пришел.
– Привет! – весело поздоровался он. – Как дела? Погода-то чудесная, а?
– Да, – напряженно пробормотала серая кошка. – Погода действительно… чудесная.
– Как хорошо! – продолжал трещать Серохвост.
Мирабель слабо кивнула.
– А еще я хочу поговорить с тобой, – щебетал кот. – О моих решающих планах! Нам надо поговорить!
– Да, – шепнула одиночка. – Нам… действительно надо поговорить.
– А вдруг нас кто-нибудь услышит? – забеспокоился Серохвост. – Я только вчера ходил в патрулирование. Мы подошли довольно близко к твоему жилищу. Нет, твоя территория лежит за пределами нашей территории. Но в такую чудную погоду многие могут захотеть прогуляться. Ты не знаешь укромного места, где бы я мог поведать тебе свои планы?
– Знаю, – сказала серая кошка. – Иди за мной. Правда, я туда почти не захожу. Никто, кроме меня, не знает об этом месте.
И Мирабель повела серого кота в самую непривлекательную часть пустоши, неподалеку от болота, к обрыву.
Река на дне оврага уже освободилась ото льда и теперь несла к морю крошащиеся льдины.
Одиночка и Серохвост сели около края обрыва.
– Нам надо поговорить! – бодро начал серый кот. – О моих планах!
Мирабель, молча, кивнула.
– Так вот, – начал Серохвост. – Фиалка со мной не хочет общаться. Она меня не любит… Но, поскольку я ее люблю, я не буду сдаваться… Я придумал кое-что… Поможешь мне влюбить ее в меня?
Серая кошка вздрогнула и горящими глазами впилась в Серохвоста. Все поплыло перед глазами. Ненависть черным облаком поднялась со дна ее души, сковала ее тело.
– Поможешь? – повторил кот.
– Нет! – резко крикнула Мирабель, чувствуя, как все внутри разрывается от душевной боли. – Нет! Я отказываюсь участвовать в твоих планах!
– Почему? – удивился Серохвост. – Мы же зимой разговаривали, ты вроде сказала, что хочешь участвовать в моих планах. Тебе захотелось влюбить в меня Фиалку и…
Его слова прервал дикий визг Мирабели.
– Да заткнешься ты или нет?! – задыхаясь от ярости, крикнула одиночка. – Фиалка, Фиалка, Фиалка! Сколько можно! Ты никогда не перестанешь говорить о ней?!
– Тебе-то что? – попятился кот.
– Тебе плевать на все, кроме этой Фиалки! – взвизгнула серая кошка. – Тебе плевать на чужие чувства! Тебе плевать на мою любовь к тебе!
– Что-о-о? – испугался Серохвост.
– Что слышал! – огрызнулась Мирабель. – Я тебя люблю! А ты не замечаешь моей любви!
Серый кот медленно сел и с ужасом уставился на кошку.
– Значит… ты меня любишь… Так ты не поможешь мне?
– Нет, – сказала серая кошка. Теперь ее голос чуть смягчился. – Мне очень больно, когда ты при мне говоришь о Фиалке. Я не знаю, как это получилось, что я полюбила тебя. Словно мгновенная вспышка молнии пронзила меня… Пойми мое состояние. Я, конечно, не могу заставить тебя полюбить меня. Но ты все-таки пойми меня.
Серохвост прищурил зеленоватые глаза.
– Конечно, – вкрадчиво начал он. – Я понимаю тебя. Тебе не нравится слушать про Фиалку. Ты действительно не можешь заставить меня полюбить тебя. Ты любишь меня… но я тебя не люблю и никогда не полюблю!
– Но может быть, все-таки ты когда-нибудь меня полюбишь? – В голосе серой кошки зазвучала мольба.
– И не надейся, – презрительно бросил кот.
Одиночка дернулась. Дикая боль пронзила ее тело. По щекам потекли слезы.
– Почему ты так жесток? – прошептала она.
– Я не жестокий, это ты витаешь в облаках и не видишь реальности!
– Значит… ты все-таки бросишь меня, – вздохнула серая кошка.
– А ты чего хотела? – резко спросил Серохвост. – Чтобы я отказался от своих планов ради тебя?
– Любимым верить нельзя, – всхлипнула Мирабель.
– Хватит болтать! – грубо прервал ее серый кот. – В последний раз спрашиваю: примешь участие в моих планах?
– Нет! – крикнула кошка. – Никогда!
– Отлично, – прошипел Серохвост. Глаза его полыхнули огнем. И вдруг он бросился к одиночке и с силой толкнул ее.
Мирабель беспомощно забарахталась на краю обрыва, пытаясь удержаться.
– Ненавижу тебя, – прохрипела она.
Серый кот оскалил зубы в едкой ухмылке, прыгнул на Мирабель и вонзил когти в ее тело.
Одиночка коротко вскрикнула. Лапы ее скользнули по краю обрыва и сползли в пустоту.
Переворачиваясь в воздухе, Мирабель полетела вниз – и вода сомкнулась над её головой.
До Серохвоста донесся тяжелый плеск волн.
– Ну что же, дорогая Мирабель, – хищно оскалился серый кот. – Думаю, ты не сердишься, что я утопил тебя. Ты мне мешала. Теперь я буду делать все сам.
Он повернулся и гордо ушел от реки, на дне которой покоилась мертвая Мирабель, всем сердцем любящая его.


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Пятница, 17.02.2012, 20:28 | Сообщение # 43
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
Жаль Мирабель.

Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
СильфидаДата: Пятница, 17.02.2012, 21:05 | Сообщение # 44
Нежность солнечного света
Группа: Модераторы
Сообщений: 5559
Берёзовка, мне тоже жаль... Противный Серохвост убил её...
Глава 28. Выжившая среди кошмара.


Стоял сияющий ясный день. В лужах отражалось лазурное небо. Веяло особым, чудесным запахом – запахом весны. Солнце сверкало в лужах. Звонкое журчанье ручьев, звук падающих капель вливался в трели синиц. Казалось, звенит и радуется весь оживший лес.
Фиалка вышла из палатки воителей, потянулась, широко зевнула.
Кошка вздохнула и стала приводить в порядок свою длинную серебристую с голубоватым отливом шерсть.
"Как плохо, что погибли Озеро и Ель, – грустно думала воительница. – Если бы они была живы, мы бы сейчас болтали обо всем. Они были мне так дороги… Особенно Озеро".
Тоска сдавила сердце серо-голубой кошки. Ей хотелось бежать куда угодно и делать, что угодно – только бы не чувствовать боли в душе.
"А ведь я довольно давно не навещала маму, – подумала Фиалка. – Надо к ней зайти".
Месяц назад Вода переселилась в детскую; она снова ждала котят от своего нового друга Синецвета. С Фиалкой она разговаривала редко и сухо. Обида глодала серебристую кошку. Хоть она и радовалась за мать, у радости был горький привкус.
Серо-голубая кошка пошла в детскую.
Вода дремала в моховом гнездышке. Рядом с ней молоденькая королева Широколиста кормила своих котят – Дятлика и Травушку.
Увидев Фиалку, Широколиста, кивнула в знак приветствия и крепче обвила хвостом Дятлика и Травушку.
Вода приподняла голову, открыла глаза, зевнула.
– А, это ты, – разочарованно протянула она.
– Я пришла проведать тебя, – пролепетала дочь. – Как ты?
– Прекрасно, – улыбнулась Вода. – Очень скоро у меня будут котятки, – Она поднялась, и Фиалка увидела, как сильно округлился ее живот. – Жду не дождусь, когда они появятся на свет. – Мать снова улыбнулась, на этот раз ее улыбка была искренней. – А ты-то как?
– У меня все хорошо, – ответила дочь.
Вода широко раскрыла янтарные глаза, так не похожие на глаза дочери.
– А как Снегопад? – лукаво спросила она. – У вас в порядке?
– Да, – улыбнулась Фиалка. – Я люблю его, и он любит меня.
– Прекрасно, – сказала старшая кошка. – Я рада за вас… Ведь он самый красивый кот в племени, если не считать… твоего отца, Острокрыла. – Ее глаза влажно сверкнули.
Острокрыл действительно был очень красивым котом. Глаза его были того же цвета, что и у Фиалки. Его шерсть была ярко-рыжей и пушистой.
За последние месяцы Острокрыл уже три раза менял подругу. На данный момент его пассией была молодая и глупая Береста.
Вода до сих пор тайно любила Острокрыла и страдала от его черствости.
– Извини, мама! – испугалась Фиалка. – Не расстраивайся. Снегопад милый, добрый, он любит меня. Я думаю, он не поведет себя, как… Острокрыл. – Она при всем желании не могла назвать его "папа".
– Буду надеяться, что у тебя все будет лучше, чем у меня, – грустно сказала Вода. – Я рада только одному: у меня очень хорошая дочь… Только этому…
Фиалка невольно бросила быстрый взгляд на ее тяжелый живот.
– Неужели ты не рада больше ничему? – хитро усмехнулась она.
– Нет… рада, – смутилась Вода. – Доченька, мне нужно поспать. Приходи попозже, ладно? Не обижайся.
– Конечно, – улыбнулась дочь и пошла к выходу.

Капель сидела в кустах, все внутри ее бушевало от ненависти. В душе бурлила ярость. В глазах кипели злые слезы.
Сейчас она должна идти к ненавистному Синелапу и очаровывать его, признаваться ему в любви – чтобы добиться своего. Он ей омерзителен – но она обязана осуществить свой план, потому что не может спокойно смотреть, как ее возлюбленного уводит соперница.
Черная кошка свирепо взглянула на выходившую из детской Фиалку.
"Она разрушила мое счастье, – зло подумала она. – Ненавижу ее. Она увела моего любимого кота. Ничего, ничего, дорогая красавица. Скоро ты пожалеешь о часе своего рождения на свет! Скоро ты будешь умолять меня убить тебя! Осталось совсем немного…".
Изумрудные глаза Капели сузились, в них полыхнул огонь. В душе кипело пламя.

Круто развернувшись, черная кошка направилась к Синелапу. Слезы жгли ей глаза.
Серый кот очень обрадовался ее приходу.
– Капель, здравствуй! – радостно закричал он, увидев ее. – Я так ждал тебя! Почему ты не приходила? Мне было так плохо без тебя!
– Здравствуй, – вежливо и холодно сказала зеленоглазая кошка. – У меня не было времени, поэтому я и не приходила.
– Я очень скучал по тебе, – прошептал Синелап. – Я люблю тебя, Капель.
Я очень надеюсь, что ты ответишь мне взаимностью…
Воительница вздрогнула и отвернулась. Гнев вспыхнул в ее душе.
"Да если бы ты не был бы мне нужен для корыстных целей, разве я стала бы к тебе ходить?! Неужели ты надеешься на настоящую любовь с моей стороны?!" – мысленно взорвалась она.
Синие глаза серого кота были полны любви и печали.
– Может быть, ты сможешь полюбить меня, – умоляюще произнес он.
– Может быть, – игриво улыбнулась Капель, обвивая его своим черным хвостом. – Очень даже может быть!
Очарованный Синелап молча, глядел в ее бездонные зеленые глаза.

Растаявший снег грязной струей стекал в лужи, стирая зеркальное отражение.
Лаванда, сгорбившись, сидела у лужи. Бледно-голубые глаза горели яростной неукротимостью. Когти полосовали землю.
Бешенство бушевало в душе. Она сама не понимала, из-за чего так злится, и это разъяряло ее еще больше.
"Ненавижу все, ненавижу всех, – прыгало в голове серой кошки. – А больше всего ненавижу Фиалку! Ненавижу эту дрянь! Строит из себя не знаю кого… Уводит Снегопада… Ой!.. Мне-то какое дело до Снегопада? Неужели я влюбилась? Нет, только не это! Только этого не хватало!"
Лаванда в ужасе распахнула бледно-голубые глаза. Что с ней? Влюбилась, влюбилась, влюбилась… – упорно стучало у нее в висках.
Сердце болезненно сжалось.
Но какой смысл в том, чтобы себя обманывать? При виде Снегопада она всегда смущалась и ощущала непонятную и сладкую дрожь в груди. Хотелось постоянно видеть его, разговаривать с ним… и в то же было страшно даже подойти к нему…
– Только этого не хватало. Ненавижу себя, – прошипела голубоглазая кошка сквозь зубы.
"Но я не могу отдать его этой гадкой Фиалке! – пролетело у Лаванды в голове. – Я отобью его! И я знаю, как… Внешность у меня есть… Я очарую его… А она пусть плачет и умоляет меня вернуть его!"
Лаванда криво усмехнулась, показав длинные острые клыки.
"Буду действовать напролом, – решила она. – Никто меня не остановит!"
Ясные голубые глаза серой кошки вспыхнули ярким огнем решимости.

Фиалка охотилась в чаще леса.
Глаза кошки сверкали возбужденным огнем, шерсть прилипла к спине от быстрого бега.
Серебристая кошка уже поймала двух мышей; сейчас она преследовала белку.
Свежий, по-весеннему чистый воздух придавал серебристой кошке сил.
Она чувствовала, что может пробежать без устали весь лес.
Рыжевато-серая белка мчалась по земле, ловко перепрыгивая через черные упавшие ветки и маленькие лужицы.
Фиалка бежала за ней.
Внезапно белка бросилась к ближайшему дереву, вспрыгнула на самую низкую ветку, и, проворно перебирая лапками, полезла вверх, цепляясь за кору.
Серо-голубая кошка резко остановилась и разочарованно вздохнула, глядя вслед улепетывающей белке.
Однако в такой прекрасный день не стоило расстраиваться из-за пустяков.
Фиалка взглянула в сияющее лазурное небо и улыбнулась.
"Я обязательно поймаю еще что-нибудь", – подумала она. Душа кошки пела от радости – безмятежной, беспечной радости.
Черная влажная земля под ее лапами словно просыпалась от долгого сна, словно стряхивала с себя остатки зимнего оцепенения – чтобы жить с новыми силами. Теплый ароматный пар восходил от грунта.
Грачи ковыряли носами почву, вытаскивали личинок и червей и тут же проглатывали их. Скворцы ловили первых оживших насекомых.
Один из скворцов нахально уселся прямо перед Фиалкой и стал расклевывать какую-то букашку. Серебристая кошка вытянула лапу, желая схватить наглого скворца – но он взлетел и мгновенно упорхнул.
Фиалка смотрела на тонкие голубые тени на снегу, на сияющее солнце, переливающееся и искрящееся в каждой капельке. Счастье наполняло душу серебристой кошки.
Воительница блаженно улыбнулась, вдыхая свежий весенний воздух.
"Как все-таки хорошо жить на свете!"
Казалось, что сияющее солнышко никогда не скроется за тучами, что всегда будет такая чудесная погода и ощущение счастья.
Легкий ветерок взъерошил шерсть Фиалки. Она стояла и молча, наслаждалась весной, ветром, солнцем…
"Но охотиться все равно нужно", – напомнила себе серебристая кошка.
Вздохнув, она уселась на снег.
Вдруг Фиалка заметила толстую мышь, разгрызающую зернышко, и явно ничего не подозревавшую.
Кошка подползла к жертве. Быстрый прыжок, молниеносный укус в шею – и безжизненная мышь уже болталась в пасти серебристой кошки.
"Хватит", – решила воительница. Взяв в зубы мышь, она пошла к тому месту, где была закопана остальная добыча.
Взрыхлив тонкий голубоватый слой снега лапой, она вытащила двух мышей.
Еще раз, метнув быстрый взгляд на широкую прозрачную лужу, Фиалка взяла мышей в зубы и пошла в лагерь.

В лагере была паника. Серебристая кошка поняла это, едва зайдя в лагерь.
– Ох, слава Звездному племени, ты вернулась! – подбежала к ней Ракита. Глаза ее были полны ужаса. – А ты не видела Астру?
– Астру? Нет, не видела, – растерянно проговорила Фиалка, роняя мышей на землю.
– Она ушла сразу после тебя и не вернулась! На ее поиски пошел патруль! Неужели… опять? – прохрипела Белоножка.
Ужасное предчувствие сжало сердце серо-голубой воительницы, но, тем не менее, она нашла в себе силы спокойно возразить:
– Думаю, не стоит паниковать. Погода прекрасная, может, Астра просто решила прогуляться. Думаю, все будет хорошо.
– Если бы не Олива с Пестроликой, Тонколап, Ворона, и Ель с Озеро – мы бы могли думать, что все будет хорошо, – простонала Ракита.
Фиалка болезненно дёрнулась и выдавила:
– Будем надеяться…
Ракита кивнула.
"А если что-то случилось? – Эта мысль, словно когтями, впилась в сердце Фиалки. – Великое Звездное племя, помоги нам!"
Она бессильно опустилась на землю.
Кошка не знала, сколько времени пролежала так, ожидая патруль. Она очнулась лишь, почувствовав запах патрульных и вскочила.
Метель, возглавлявшая патруль, первой протиснулась в узкий лаз. За ней пролезли остальные коты – Снегопад, Яблоня и Малинка.
Белоножка в ужасе уставилась на них.
– Не бойся, – поймала ее взгляд Метель. – Мне кажется, Астра жива… но это очень странно. Дайте мне пройти.
Глашатая уселась посреди поляны и начала:
– Мы сразу же почувствовали запах Астры, к нему примешивался дух страха, но запаха крови не было. Мы пошли туда, откуда доносился запах. Он вел очень далеко, за пределы нашей территории, за границы леса. Мы пошли туда… но потеряли ее след. Он вел очень, очень далеко. Запах крови не было. Она… она жива, просто она убежала. Но зачем? – Метель обвела всех растерянным взглядом.
– Жива… но убежала? Как странно, – пробормотал Острогрив. – Ей же вроде было хорошо жить в племени…
– Может быть, она спасалась от чего-то? – предположила Белоножка. – Может, у нее был враг в племени, и она спасала свою жизнь? Кто знает? Возможно, ей надо было сбежать, чтобы не погибнуть, как многие воины нашего племени? Быть может, она знала что-то о преступлениях и бежала от злодея?
– Возможно, – согласилась Метель. – Я думаю, она выжила… Она выжила среди кошмара. Правильно сделала Астра, что сбежала…
"Хорошо было бы, если бы она осталась жива! – подумала Фиалка. – Думаю, она спаслась".
– Астра – выжившая среди кошмара, – сказала Белая Звезда. – Но это значит… преступник в нашем племени!
– Не обязательно, – возразила глашатая. – Астра ведь убежала за пределы леса, значит, преступник может быть в любой части леса.
"Выжившая среди кошмара, – мерно выстукивало в голове Фиалки. – Выжившая среди кошмара… Надеюсь, что она действительно выжила".


Я - бывшая Киса.
Авик by Каплик. Огромное спасибо ей!

Моя пещера
История живописи/История театра
Помощь в регистрации
 
БелышкаДата: Суббота, 18.02.2012, 13:04 | Сообщение # 45
Авантюрист, худ-ник, писатель, великий критик
Группа: Участники Советов
Сообщений: 1363
продолжение :3

Марка от Бришк, и ведёт в мою пещерку :3
аватарка от Кисточки)
 
Остров Советов » Персональные пещеры » Пещера Сильфиды и Юноны » Моя книга (Обманчивая красота)
  • Страница 3 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Все смайлы
Смайлики: дизайн ©Капля Росы
Только для Острова Советов©
Копирование на другие форумы запрещено
{?BBPANEL?}
Опции сообщения:
Код безопасности:

Яндекс.Метрика

Коты-Воители, Знамение Звезд, Эрин Хантер, Остров Советов, Красная Звезда, Перламутровая, форум, творчество, общение, КВ ЗЗ
Шапка © Прометей
Copyright Красная Звезда© 2009-2019
Вверх Вниз
Конструктор сайтов - uCoz